вторник, 6 декабря 2011 г.

Тысяча биноклей на оси

Сегодня ехал к зубному, и натолкнулся в метро на “наших” или ещё каких-то “ихних”. Мальчики и девочки, с виду старшеклассники или студенты, все в форменных белых курточках, у девочек - меховая оторочка не капюшонах. Вроде дети как дети, ничего инфернального. Вышли на Охотном ряду, и тут я увидал “ихнего” взрослого “сотника” - мужчина средних лет направлял поток наёмников в нужном направлении. Всё схвачено, всё обшито. Это вам не митинги на Триумфальной площади. Подумалось: если бы тех кто обшил, его ателье всем составом наверняка бы отправили по стопам г-на Ходорковского.

Я смотрел на тех ребятишек и вспоминал друзей своей юности, рвавшихся ради карьеры в ряды КПСС. Этот путь был не для меня. При том, что я считал коммунизм светлой прекрасной мечтой, всё-таки чувствовал, что сама организация - грязная мрачная реальность. Правда, в "факультетском бюро" мне ради аспирантства всё же пришлось позаседать, но что было тогда делать... Одна моя знакомая при советской власти подрабатывала у адвентистов. Редактировала документы. У них с этим были проблемы: вера не позволяла работать по субботам. А поскольку работа по субботам в СССР была явлением обычным и неотвратимым, то адвентистам приходилось работать на самых непрестижных местах, откуда не выгоняли: дворниками, грузчиками и т.п. И высшего образования получить они не могли, поэтому  документы редактировать было некому. Я на подобный героизм был неспособен, и шёл на компромисс.
Вообще, в тоталитарных государствах сотрудничество с властью в той или иной форме становится нормой. Слишком неуютно чувствовать себя диссидентом в собственной стране, сознательно отказываться от карьеры и обрекать себя к погружению на социальное дно. Даже те, кого тошнит от перспективы стать прутиком в пучке фасций, чаще всего предпочитают утешать себя мыслью: "да, я вступил в гитлерюгенд, но зато увернулся от НСДАП".
Так что, уже опять пора?