суббота, 20 декабря 2014 г.

Нот мач фан ин Сталинград

Из президентского интервью 14 декабря.


Вопрос украинского журналиста:


Первый вопрос относительно карательной операции, которую вы устроили на востоке нашей страны, причем в основном против русскоязычного населения. Не секрет, что там воюют российские военнослужащие и российские боевики, которые все это устраивают.


Вопрос: сколько Вы туда отправили российских военных? Сколько Вы отправили туда техники? Сколько из них погибло на территории Украины? Вы как Верховный Главнокомандующий что бы сказали семьям погибших российских офицеров и солдат?


Ответ президента:


...Теперь первая (часть вопроса) –
по поводу того, кто и за что несет ответственность. У нас в России, собственно говоря, так же как почти в любой другой президентской республике, за все отвечает Президент. Что касается военнослужащих – за их судьбу отвечает Верховный Главнокомандующий. Обращаю ваше внимание, что у нас это одно и то же лицо.


Все люди, которые по зову сердца исполняют свой долг, либо добровольно принимают участие в каких-то боевых действиях, в том числе и на юго-востоке Украины, не являются наемниками, потому что за это денег не получают.


Комментарий.


Можно подумать, что президент отвечал не на тот вопрос, который ему задали. Журналист ни о какой ответственности не спрашивал и наёмниками никого не называл. Первое, что приходит в голову: пока президент отвечал на вторую часть вопроса (про военнопленную Савченко - кстати, совершенно дикий случай. Военнослужащих, выполняющих приказ командования, т.е. исполняющих свой воинский долг, да к тому же на территории собственного государства, террористами  кажется ещё никто не называл), он забыл суть первого вопроса. Однако, скорее всего,  первый вопрос был отложен специально - как раз чтобы “забыть” суть. Попробуем представить себе, какие у президента были варианты ответа. Признать, что послано столько-то десантников… Ну, такое мы проходили. В Абхазии, к примеру, никто вроде не скрывал численности “миротворцев”. Но в том-то и дело, что конфликт в Донечине отечественным пропагандистам удалось представить внутренним межнациональным конфликтом только на российском тв. На международном уровне подобное не прошло. Мир воспринял донецкую кампанию как продолжение крымских событий, не более. Все передвижения российских частей к украинской границе и от неё скрупулёзно отслеживались, появление наших военных на территории Украины было немедленно зафиксировано и вызвало не только сильнейшее возмущение, но и санкции. В этих условиях открытое признание посылки российских войск на Украину было равносильно заявлению об оккупации Донецкой области. Объявление их миротворцами отдавало бы откровенным сарказмом. Пойти на это не решились и тем поставили себя в  глупое положение. Именно это положение вопрос украинского журналиста, в общем-то,  и продемонстрировал. Сказать, что войска есть, нельзя. И что нет - нельзя. После “неафишируемых” (т.е. журналистов избивают) похорон десантников это выглядело бы циничной попыткой президента уйти от ответственности. Был ещё, конечно, активно развиваемый телевидением сверх-креативный вариант с “отпускниками”, но президенту всё-таки не место в шоу “Монти Пайтон”.
Итак, от ответственности президент уходить не стал и фактически признал, что наши войска на территории Украины есть, причём отправил их туда именно он. Но сделано это было так, что если кто-то попытается указать пальцем, то есть возможность послать куда подальше: типа, неправильно поняли. Российская доктрина давно уже излагается языком Эзопа: чтобы свои догадались, но чужие не поймали. Но самое страшное наступит, если маска будет сброшена.Такое впечатление, что президент подошёл к этой черте вплотную.

P.S. Очень странно, что ни один из комментаторов интервью (по крайней мере из тех, что попались мне на глаза), признания президента не заметил.