вторник, 23 октября 2018 г.

О хорошем принце-реформаторе и неправильной газете "Вашингтон Пост"

Опять меня занесло на "Код заступа". На сей раз Юля взялась за журналиста Джамаля Хашогги, с которым случились "ужасные вещи": убили и расчленили. Но...

Вот ведь забавно. Юлю не так давно буквально "выкурили" из собственной страны. К счастью, не убили. И всё же можно было бы ожидать возмущения, осуждения и т.п. И Юля формально осуждает, но на самом деле... У неё так всегда. Если ей приходится писать про людей, находящихся, скажем так, по ту сторону всякой морали, но которые ей в тайне милы, вроде Трампа или саудовского Принца ("который худо-бедно проводит реформы хоть какие-то"), она первым делом говорит: ах, фу, фу! На этом останавливается и дальше  берётся уже по-настоящему - но за противоположную сторону.

Вот так и с Хашогги. Он, как считает Юля, журналистом вовсе не был:

если почитать колонки Джамаля Хашогги в «The Washington Post», то это, знаете, не имеет отношения к журналистике, это такие политические… Даже не публицистика. Это просто, вот, статьи, как Владимир Ильич Ленин опубликует там, что делать и с чего начать.

Ну, допустим, не был Хашогги журналистом. Это позволяет Юле выдавать лицензию на его  расчленение в консульстве? Если нет, то к чему тогда все эти ссылки на Владимира Ильича? Латынина, по сути, открытым текстом упрекает WP в том, что она не позволила убрать Хашогги "по-тихому":

стоило ли «The Washington Post» давать этому человеку ... статус журналиста?

Осталось только потребовать от американской газеты, чтобы она сама прикончила саудовского диссидента ледорубом. Ну, это, наверное, будет в следующих выпусках Юлиного "Кода"...

     Самое забавное, что собственные Юлины выступления на "Эхе Москвы" - это именно "такие политические..." И если Юля не говорит напрямую "что делать и с чего начать", то только потому что она вообще не любит "напрямую" - предпочитает заходить с чёрного хода. И в нынешнем её опусе легко можно уловить рекомендации "что делать": ввести избирательный ценз:

Вот, в свое время Фридрих Энгельс писал, что люди, которые понижают избирательный ценз и пытаются ввести всеобщее избирательное право, дают нам, коммунистам, в руки могучее оружие, потому что мы в результате придем к власти, в результате выборов без всяких вооруженных восстаний.

, и возродить политику колонизации:

И это очень печальное, конечно, следствие, глобальное следствие отказа Западного мира от политики колонизации, отказа Западного мира от принципа насилия в международной политике


Замечательные рецепты. Непонятно, почему "Вашингтон Пост" они не заинтересовали и Юле до сих пор не предложили стать там колумнистом.

P.S.
Сегодня прочёл одну из статей Хашогги в ВП. Там он рассказывает о том, как устроена коррупция в Саудовской Аравии. Одобряет намерение Принца расправиться с ней. Но подозревает, что Принц, на самом деле пошёл по пути нашего ВВП, и борьба с коррупцией носит избирательный характер (вот, оказывается, где мы стали золотым стандартом!), а настоящая её цель - расправиться с неугодными. Хашогги указывает на роскошный образ жизни принца и советует ему начать борьбу с коррупцией с самого себя... Совершенно обычная статья. Намного мягче чем многое из того, что публикуется на "Эхе". И уж, конечно, никаких планов захвата почт и телеграфа и прочих Апрельских тезисов...

Сегодня ещё и Альбац заявила, вслед за Юлей, что Хашогги был не журналист, а колумнист. Почему-то в России это многих заботит. В западной прессе никто, кажется, этим не заморачивается. Видимо потому, что разница между означенными понятиями давно размыта. Исторически, насколько я понимаю, журналистами считали тех, кто сидел в штате на зарплате и работал по заданию редакции: сегодня послали освещать пожар, завтра - наводнение. А колумнистами   называли регулярных совместителей, освещавших определённую тему в зарезервированном месте (колонке). Главные признаки колумниста: независимость от редакции и уровень эксперта. Со времением, однако, значение экспертизы в серьёзных сми сильно выросло: про пожары и новоднения с появлением интэрнэта стало возможно прочитать и на порталах новостных агентств. А в журнал читатель заходит как раз чтобы получить разъяснения от эксперта. Поэтому, если заглянуть, к примеру, на сайт Нью-Ёркера, то окажется, что большая часть "контрибуторов" (писателей) не имеет пометки "staff writer" (штатный сотрудник). А в рубрике "наши колумнисты" обнаружится статья Джона Кэссиди, который как раз в штате, причём с прошлого века, а колонку получил только в веке нынешнем. То есть, надо понимать, сначала он был просто журналистом, а потом его повысили до колумниста. Так что зря Альбац с Латынной пытаются лишить Хашогги звания журналиста. Колумнист - это тоже журналист, причём даже больше чем просто журналист.