вторник, 3 ноября 2020 г.

Трамп. Итоги 4х-летки

Итоги обычно подводят перечисляя некие “пункты”: сделал то-то, отменил то-то… Но итоги правления Трампа так подвести не получится. Потому что все его деяния в области экономики и политики меркнут  в сравнении с самими фактом, что такой человек как он оказался у власти. 

Какой человек? Ну, во-первых, не карьерный политик. Впервые как минимум за последние полвека. По идее, это должно было насторожить избирателей. Не насторожило, наоборот было воспринято как достоинство. Моя мама любит вспоминать песенку времен своей юности: “Чертям на небе станет жарко коль государством правит кухарка”.  Правда, тогда кухарки правили государством только в песнях. Кто бы мог подумать, что на практике эта мечта будет реализована в 21-м веке в США. То, что Трамп - не кухарка, а бизнэсмен, мало что меняет. Во-первых, бизнэс и политика - очень разные специальности, а во-вторых Трамп - это “кон-бизнесмен”: человек, который создал себе имидж бизнэсмена в то самое время, когда его бизнэс на всех парах летел к катастрофе. Деловые качества “кухарки” во всей красе проявились во время президентства Трампа. Достаточно вспомнить просочившуюся в прессу депешу английского посла, в которой тот характеризовал администрацию Трампа как абсолютно неработоспособную. Чертям на небе стало жарко...

Но дело даже не в Трампе, а в избирателе, который захотел “поджарить чертей”. Мне припоминается случай примерно десятилетней давности, когда некий кандидат от движения чаепития на пост (отнюдь не президентский) в своей предвыборной программе обещал в случае своего избрания  явиться на рабочее место с бейсбольной битой.  Такие вот радикальные устремления электората и вынесли на поверхность Трампа. Тот есть практически революционные. Парадокс в том, что возникли они внутри партии, которая не то что не была революционной, а напротив славилась своим консерватизмом. 

Исторически призывы разрушить, снести, уничтожить происходили из левой части политического спектра. Правые выражали интересы богатых и  держали в руках рычаги власти, а левые стояли  за бедных и пытались перевернуть систему вверх дном. Карл Маркс в 19м веке определил это как классовую борьбу. В центре противостояния он поставил класс капиталистов и класс пролетариев. Но не все группы населения хорошо укладывались в марксову теорию. Речь прежде всего о классе мелких собственников: крестьяне, ремесленники и т.п. были сочтены Марксом пережитком  феодализма, обреченным на постепенное исчезновение. История сыграла с Марксом злую шутку: в постиндустриальном обществе исчезать стал как раз пролетариат, а мелких собственников, наоборот, прибавилось. И не только их: служащие, специалисты, рантье… Ни у одной из этих групп нет антагонистических отношений с работодателями. Зато у них есть непростые отношения с экономикой (которая позволяет им получать доходы) и с государством (которое взимает с них налоги). Они заинтересованы вовсе не в том, чтобы раскулачить Билла Гейтса, а в том, чтобы экономика росла и налоги были минимальны. Но, к сожалению, экономика не может расти постоянно, и даже когда в целом она растёт, некоторые её части обязательно приходят в упадок. А посему третье, в чём заинтересованы низшие слои общество (и не только они) - быть застрахованными от экономических катастроф. Для того чтобы оплатить страховку нужны налоги. А высокие налоги - тормоз для экономики. Сплошные противоречия. Но, кажется, это всё же не те противоречия, которые ведут на баррикады. Ну, повысили налоги, через 4 года выборы, и налоги снова снизили. Вообще, условием социальных потрясений традиционно считалось не просто недовольство, а отчаяние. Когда значительная часть населения испытывает настоящее бедствие. 

Так было в начале 30-х годов в Европе, когда экономический кризис способствовал подъему левых настроений. Социалисты получали  так много мест в парламенте, что даже возглавляли правительства. Но чем сильнее были левые, тем ожесточеннее им противостояли правые. Раскол подрывал дееспособность парламента, и по мере нарастания проблем происходила радикализация политических сил. На смену умеренных социалистов и степенных капиталистов пришли коммунисты и фашисты.


Но в США начала 21-го века ничего подобного не наблюдалось. Ни жестокого экономического кризиса, ни катастрофического всплеска безработицы… И тем не менее: нарастание недовольства, ти парти, бейсбольная бита… Объяснить это до конца, кажется, не может никто. Здесь сказываются и факторы, не связанные с экономикой: отношение к абортам, геям и т.п. Но экономика всё же имеет определяющее значение. И тут важно даже не “на каком ты фронте”, а “где ты видишь фронт”. Сталкиваются не богатые с бедными (как было раньше), а  те, кто считает, что конфликт состоит в столкновении бедности и богатства (“1-й фронт”) с теми, кому кажется, что всё дело в противостоянии раздувшегося государства (биг стэйт) с его собственными гражданами (“2-й фронт”). Последнее укладывается в парадигму мелких собственников (как отмечалось выше). Видимо поэтому за республиканскую партию голосует большинство бедных штатов, а большинство богатых - за демократов. Это на первый взгляд кажется парадоксом: богатые вроде бы  должны опасаться “раскулачивания” бедными. Но в условиях высоких технологий, высоких доходов и высокого образовательного уровня, как оказывается, превалирует точка зрения, что “надо делиться” - чтобы избежать нарастания социальной напряженности. Другое дело - мелкое “кустарное” производство, где делиться, по большому счёту, некому и не с кем. И если приходится делиться - то в основном с государством. 

Ключевым событием в обострении противостояния стала, видимо, принятая при Обаме программа медицинского страхования, т.н. обамакэр. Снаружи она выглядит как дополнительный налог, что почти всегда вызывает недовольство населения, а для представителей 2-го фронта это вообще как красная тряпка. Но в результате миллионы американцев, которые не имели мед.страховки, таковую получили. И, кроме того, страховщики лишились возможности отказывать тем клиентам, которые уже были больны на момент заключения страхового договора (пре-эгзистинг кондишн). Начало обамакэр было отнюдь не триумфальным, но уже ко времени избрания Трампа ситуация начала поворачиваться в её сторону. Переломным моментом стала попытка отмены - когда судьба детища Обамы висела на волоске, но сенат, в котором доминировали республиканцы, так и не смог повернуть стрелки назад. Дальше симпатии избирателей к обамакэр только укреплялись, и непрекращающиеся нападки на неё республиканцев стали одной из причин потерь республиканской партии на следующих промежуточных выборах.


Это была не просто неудача 2-го фронта, а чувствительный удар по его идейным основам: “биг стэйт” эффективно решил проблему миллионов американцев и заслужил их одобрение.  Но республиканский электорат, по большей части, не относится к тем, кто легко признаёт свои поражения. Реакция совсем другая: рост озлобления. Таким образом, случилась радикализация правого электората. В отличие от 30-х годов прошлого века - без масштабного кризиса и не в ответ на радикализацию слева. Обамакэр - мера отнюдь не радикальная. Так же как и Берни Сандэрс, которым правые пугают детей, - это отнюдь не В.И.Ленин. Его идеи - весьма умеренный социализм, которым в Европе никого не удивишь.  Тем не менее, далее события пошли по сценарию, весьма напоминающему Европу 30-х.  Тогда произошла смена правого истэблишмента. Точнее, лидерства - потому что новые лидеры не относились к истэблишменту. Более того, старый правый истэблишмент на дух их не переносил. Но дело было не только и не столько в плохих манерах. Новые лидеры “играли без правил”. Они были абсолютно аморальны и предельно агрессивны. Они вели войну на уничтожение, а посему демократия с её бесконечными компромиссами была им глубоко противна. Но радикализованному правому электорату именно такие люди подходили больше всего. Стоило им прийти к власти, как произошло чудо: старый чопорный эстэблишмент стремительно переметнулся на их сторону, дамы из общества стали украшать свастикой рукава своих шикарных платьев. 

Кажется, это что-то напоминает? Ну да. Праймериз 4-летней давности, где “системные” правые кандидаты, многие из которых тоже не страдали излишней галантностью, дружно обрушились на выскочку-Трампа. Трамп вёл себя предельно агрессивно, осквернил все какие только можно святыни, нарушил десятилетиями установленные правила. И чем возмутительнее он себя вёл, тем больше очков у воинственного республиканского избирателя набирал. А когда ему улыбнулась удача на выборах, начался процесс массового перехода бывших врагов-однопартийцев под его знамёна. И через 4 года после  избрания Трампа оказалось, что в республиканской партии отсутствует сколь-нибудь осязаемая оппозиция бесноватому кон-артисту. Потому что республиканская партия сделала свой выбор: война на уничтожение.  Для подтверждения приведу цифры. Обама за 8 лет своего правления провёл в Верховный суд США 2-х судей. Соня Сотомайор была утверждена Сенатом 68 голосами против 31, Елена Каган - 63 против 37. 

А вот цифры судей, проведённых Трампом:

Нил Горсач: 54/45

Брэтт Кавано: 50/48

Эми Кони Баррэтт: 52/48. Баррэтт - первая с 1870-го года судья Верховного Суда, не получившая ни одного голоса от партии, находящейся в меньшинстве.


Вот это и есть, имхо, главный итог 4-х лет правления Трампа.


Если всё же коснуться экономики, то здесь основное нововведение - снижение налогов на корпорации. Впрочем, это детище не Трампа, а старого республиканского истэблишмента. В результате увеличилась дыра в бюджете, а прорыва в экономике не произошло. Даже в лучшие времена она росла примерно такими же тэмпами, как и при Обаме, а коронавирус возвестил времена не лучшие. Что касается роста акций, то он отражает скорее не состояние экономики, а спекулятивные интересы, подогреваемые регулярными снижениями (под бесцеремонным давлением Трампа) процентных ставок. Торговая война с Китаем закончилась ничем (наружу просочилась информация, что Трамп умолял китайцев сделать вид, будто важные договорённости достигнуты),  ну а про такие глупости как Великая американская стена даже и говорить не стоит. Внешнюю политику в актив Трампу тоже записать нельзя. С Кореей - фиаско, договорённость на Ближнем Востоке ещё неизвестно какие плоды принесёт, зато подрыв отношений с традиционными союзниками налицо. Ходят слухи, что НАТО - на грани распада. Это ж при каком президенте такое было мыслимо?


Когда Трамп победил на выборах 2016-го года, российские тролли, по слухам, обмывали победу тостом: “Мы сделали Америку great again!”  Думаю, за 4 года его правления их заказчикам  не пришлось пожалеть о содеянном (хотя, надо думать, они рассчитывали на большее). Сегодня Америка гораздо более расколота и озлоблена, чем 4 года назад. Принято считать, что американская демократия надёжно защищена от гражданских войн и диктатур. Но история умеет преподносить сюрпризы. 


Комментариев нет:

Отправить комментарий