понедельник, 6 сентября 2010 г.

Усадьба Ляхово. Этим летом и полтора года назад

Альбом: Ляхово


Как говорится, почувствуйте разницу. За такой короткий отрезок времени практически полностью уничтожены оконные рамы в мезонине, рисунок которых напоминал апельсин в разрезе. Впрочем, если учесть, что ещё в сер.80-х в этом доме снимали "Формулу любви", то рамы покажутся детской шалостью. За годы перестройки усадьба пережила огромные разрушения: утрачена конюшня, каменный флигель превратился в глубокую руину, сгорели вторые дом и флигель. Но главный дом Васильчиковых, хоть и обезображен вандалами, всё ещё держится и вполне может быть восстановлен. Не государством, конечно. Оно уже успело о нём “позаботиться”. С недавних пор усадьба может быть продана частному владельцу. Разве не заманчиво - приобрести усадебку в живописных местах недалеко от Москвы? Всего-то и надо - заделать брешь в западной стене, настелить полы, застеклить рамы, пусть даже без “апельсинов в разрезе”, восстановить печи, отделать изнутри и снаружи... Дорого? Надо думать, многие усадебные новостройки обходятся своим владельцам ещё дороже. Так что дело, наверно, даже не в деньгах. А в том, что жилищные стандарты начала 19-го века плохо соотносятся с современными. О палладианских окнах Васильчиковы позаботились, а вот о том, куда ставить джакузи - не подумали. Зато когда Я думаю, как бы здесь можно было разместиться, результат оказывается не слишком радужным. Допустим, в той комнате, где щас стена пробита, можно устроить санузел, а в соседней - кухню. Центральный зал очевидно напрашивается на роль гостиной. На первом этаже остаётся единственная комната, плюс одна комната в мезонине. Если в семье есть дети или старики, то обе эти комнаты придётся использовать как спальни. Но спальня рядом с гостиной - вариант, скорее характерный для тесных хрущоб, чем для аристократических дворцов... Как ни крути, ничего дельного не получается. Видимо, именно поэтому последний дореволюционный владелец этой усадьбы построил себе второй дом, и, если Ляховскому дворцу суждено обрести в будущем спасителя, он (спаситель) вынужден будет пойти по тому же пути. Сам поселится в новостройке, а во дворце будет устраивать ужины при свечах, рассказывая гостям: “а вот здесь Броневой с Пельтцер...”. Только вот найдётся ли “спаситель”?

Вот ведь парадокс: возрождению многих усадеб, построенных когда-то богатейшими людьми своего времени, мешают огромные размеры строений и гигантские средства, которых требует реставрация. Восстановлению же Ляхова может, видимо, помешать как раз то, что его устроители Васильчиковы были небогаты и жили весьма скромно. Впрочем, именно эта скромность является главным источником очарования усадьбы. В чём - в чём, а в очаровании у Ляхова в Московской области найдётся, имхо, не много соперников.

P.S. Как уточнил лж-юзер dinya_ss, запустение усадьбы началось только после 2002-го года, когда дом покинул последний житель.
Вот здесь - краткое обсуждкение сабжа. А вот этот свой перл я всё-же не удержусь и процитирую здесь:

на самом деле, там самое ценное фотоаппаратом не зафиксируешь - слишком тесно. Когда поднимаешься из маленькой прихожей по крохотной лесенке и видишь в палладианских окошках мезонина поле и лес, а потом проходишь к изящной лоджии с видом на тот же лес... Сплошной восторг. Уходить не хочется.
Помню, фотография дома меня заинтересовала, но и только. Зато при личном посещении я был просто очарован. Вот два раза уже был там за полтора года - и ещё хочется. Надо сказать, что очарования дому, конечно, добавляет руинированность. Дома проходят как бы три стадии: когда они функционируют, они как бы "находятся в тени" своих хозяев. Потом, когда хозяева их покидают, они начинают жить самостоятельной жизнью, напоминая зрителю о былом и невозвратном. И, наконец, дома умирают, превращаются в кучу мусора, в надгробный памятник эпохе. Ляхово пока во второй, самой волнующей стадии.

Комментариев нет:

Отправка комментария