понедельник, 6 апреля 2015 г.

Алексино

Сёл с двумя церквями в России множество. Обычно обе церкви относятся к одному приходу,  просто та что повыше и пошире - для лета, а та что поскромнее - для зимы. В Алексине каждая церковь имела собственный приход. Случай нетипичный, но уникакальным его назвать нельзя. А вот что действительно уникально, так это взаимное расположение алексинских церквей. Алексино - единственный на моей памяти случай, когда оба храма расположены на одной линии, вытянувшись друг за другом с Запада на Восток.




Вряд ли бы такое было возможно, если бы не необычное устроение самого села. Его единственную улицу улицей назвать трудно: это скорее огромное поле,  разделяющее две линии домов. Именно на этом поле ближе к южному его краю и выстроились “линкорами” оба храма.




 Ширина поля такова, что храмы можно было бы расположить на нем и поперек,  то есть так как это обычно и делается. Однако при параллельном расположении визуальное взаимодействие оказывается очень сильным. В случае когда объекты относятся к разным стилям это обычно не приводит  ни к чему  хорошему. Именно такой случай как раз и имеет место быть в Алексине. Правда, взаимное расположение храмов возникло, скорее всего, ещё до того, как они были возведены в камне.  Изначально в Алексине было целых 3 деревянных церкви (и три прихода). После того как в 1802 две из них сгорели, в 1806 началось возведение объединённого Рождественского храма, длившееся до 1813 года. А совсем скоро, в 1808 году, начала “переодеваться в камень” и вторая, Якиманская церковь.  
Расположение на одной линии оказалось очень выгодным: из большинства точек обзора храмы Алексина воспринимаются в перспективе, так что дальний кажется гораздо меньше ближнего, нюансы архитектуры теряются из вида и не вступают в конфликт с соседом. Остается только игра объемов и вертикалей, составляющая,  пожалуй, главную ценность алексинского ансамбля.




Впрочем не единственную. Сами по себе храмы тоже небезинтересны. Тут буквально энциклопедия стилей и направлений.
Возглавляет кавалькаду колокольня Рождественской церкви.




Образец зрелого классицизма. Вызреть-то он вызрел, но удался не вполне. Построена колокольня была в 1823 году с целью приютить огромный 545-пудовый колокол и ещё 4 колокола поменьше.  Монументальность конструкции бросается в глаза. Нижний ярус производит впечатление сплошной кирпичной массы, в которой сделан арочный проход к трапезной (изначально колокольня стояла отдельно от храма).




Видимо, архитектор был настолько озабочен проблемой удержания колоссального веса, что мелочи вроде изящества пропорций и проработки деталей отошли на задний план. Впрочем, очень уж ругать архитектуру колокольни вряд ли стоит: если бы в начале 21 века мастерили хотя бы такие, это было бы счастье.
Далее следует собственно Рождественская церковь.




По сравнению с колокольней она кажется выходцем из другого века, хотя её и попытались приблизить к классицизму, "нарисовав" над вторым рядом окон подобие фронтона и сымитировав палладианское окно.




Ухищрения прошли даром. Рождественский храм остался представителем традиционного стиля. Пышное пятиглавие на вытянутом вверх четверике. Хороший образец, довольно изящные пропорции. Впрочем, изначально Рождественский храм выглядел, судя по всему, несколько иначе. Сохранившиеся на обоих фасадах металлические тяги  позволяют предположить, что некогда к стенам храма  примыкали кирпичные колонные портики.




Пара тяг слева от южного входа фиксирует металлический прут, обычно такие служили стержнями кирпичных колонн. Впрочем как выглядели утраченные портики понять трудно. Поскольку трапезная довольно существенно заходит за западный угол храма, для крайней  из колонн  просто не остается места. Тем не менее в верхней части западной пилястры имеется скоба для крепления металлической тяги , а сбоку от западного окна виден выдолб для деревянной балки.
Рискну предположить, что на самом деле к фасадам Рождественской церкви были пристроены притворы с кирпичными колоннами. Пространство между колоннами было зашито деревом, а фронтона как такового не было. Иначе зачем было выкладывать на стенах четверика имитацию фронтона -  накладной фронтон её полностью бы закрыл. Пристройка явно не входила в первоначальный замысел храма , из-за чего после её разрушения храм не потерял товарного вида, что редко случается после утраты полноценных портиков.
В чем был смысл подобных притворов понять довольно сложно. Они вряд ли украшали фасад и наверняка отнимали много света. В холодное время года вполне  можно было бы зайти в храм и через колокольню, пусть даже этот вход и не лишком импозантен.




Возможно какую-то роль здесь сыграло наличие к западу от колокольни огромной торговой площади (в Алексине несколько раз в год проходили крупные ярмарки).
Интэрьер Рождественской церкви кажется зажатым и чрезмерно вытянутым в верх .




Это ощущение усиливают вертикальные лопатки между окнами . Пожалуй, единственное достоинство интэрьера - обилие света, льющегося через три ряда окон и центральную главу.




За Рождественской церковью следует колокольня Якиманcкого храма - видимо, единственное, что осталось от первоначальной строительной сессии 1808 года.




Это самое миниатюрное сооружение ансамбля. Стрельчатая арка и вытянутый ярус звона отсылают к образцам раннего классицизма. Декор, пожалуй, несколько бедноват, но проработка ордера выполнена на уровне.



И, наконец, собственно Якиманская церковь.




Судя по всему, она была полностью перестроена в 1860-х годах. Архитектор явно ориентировался на эклектику тоновского разлива, где над каждой гранью восьмерика полагалось по кокошничку. Нj то, что у него получилось, скорее напоминает переработку в классическом духе московской церкви Параскевы Пятницы. Нетрудно ошибиться и принять Якиманскую церковь за перестроенный памятник 18 века.




Внутрь храма мне попасть не удалось. Он закрыт и вроде бы как реставрируется. Реставрация впрочем довольно странная. Соорудили новую главу, но растительность со стен и купола удалять не стали. Какой смысл усердствовать, если служба в храме совершается один раз в год 4 июля, в день памяти местночтимого святого князя Стародубского.
С князем связана особая страница в судьбе Алексина . В начале 14 века князь правил небольшим  Стародубским княжеством (город Стародуб располагался недалеко от нынешнего Коврова) и был убит в Орде. Это на самом деле всё, что о нём документально известно. Легенда гласит, что причиной гибели стал отказ перейти в  магометанство.  Довольно сомнительная версия, если учесть, что хан Узбек (убийца) некогда согласился даже на переход своей собственной сестры в православие. Вообще, Узбек лишил жизни  немало русских князей, но не из-за религиозных разногласий, а исключительно из соображений политических и материальных (типичной причиной был донос одного русского князя на другого по поводу “ухода от налогов”). Вероятно, что-то подобное постигло и князя Стародубского. Но легенда есть легенда. Князя похоронили не в столичном Стародубе, а в вотчинном селе Алексине, якобы с целью избежать татарского гнева. Гробница князя была размещена в Рождественской церкви и стала предметом паломничества. С годами культ князя как святого постоянно укреплялся, у мощей преподобного фиксировались многочисленные чудеса. Всё резко изменилось в середине 18 века, когда было назначено расследование святости князя. Каким образом оно происходило понять трудно: в летописях о князе только констатация факта смерти, а свидетелей  событий 400-летней давности следственной комиссии вряд ли удалось обнаружить. Тем не менее князь был деканонизирован, а его захоронение уничтожено (хан Узбек нервно курит в сторонке). И только в конце 20 века князь был повторно обласкан церковью, на сей раз в составе "собора владимирских святых".




Что касается самого Алексина, то им еще долго владели потомки князя Стародубского. Правда они сменили фамилию . От Стародубских произошли роды князей Пожарских и Ряполовских. Князья Ряполовские владели Алексиным вплоть до того момента, когда последний представитель рода был казнён Иваном III. Далее село перешло князьям Мезецким и от них, по завещанию последней владелицы, Троице-Сергиевой лавре. В собственности лавры Алексино находилось вплоть до самой секуляризации земель, и как раз примерно в это время Алексино стало центром своеобразного экономического явления - офенства.
Офени - бродячие торговцы всякой мелочью. Хоть она и мелочь, а доходы приносила немалые. Косвенным подтверждением тому являются алексинские храмы, закладка которых пришлась как раз на время наивысшего расцвета офенства. Расцвету  немало способствовало выгодное расположение Алексина на пересечении крупных дорог: на Шую, на Ковров, на Нижний Новгород. Столицей офень считал Алексино Владимир Даль, целых два месяца живший в селе ради изучения созданного офенями слэнга - "фени". В Алексине даже вроде бы сохранился дом, где Даль останавливался, и несколько других старинных сооружений: школа, училище, богадельня. Я ничего подобного не заметил. Честно говоря, и не очень искал.



В качестве резюмэ. Вот  ведь вроде бы ничего сногсшибательного. Обычные церкви, обычные колокольни. Отнюдь не шедэвры. А вместе - один из интереснейших архитектурных ансамблей средней России.

В галерее ещё много снимков, расположенных в основном в порядке обхода З-Ю-С-З.