пятница, 31 декабря 2010 г.

Имя твоё, трижды блаженное

Под конец года всё то, что тут творится, обрело, наконец, своё достойное наименование. Слово не новое. Пылилось бы оно в словарях ещё бог знает сколько лет, если бы какой-то вражий дипломат не вставил его в своё письмо. Письмо, как записка в бутылке, блуждало в океане американских спецслужб, пока вдруг не всплыло в самый неожиданный момент, вобрав в себя и станицу Кущёвскую, и "басманный суд" с Ходорковским в качестве подсудимого. К-Л-Е-П-Т-О-К-Р-А-Т-И-Я. Слово года.
В нём нет ничего нового. Давно уже никого здесь не удивляют случаи вроде того, когда разоблачённая кража сотовых телефонов у г-на Чичваркина заканчивается вынужденным бегством г-на Чичваркина. Такое тут каждый день - тоннами и кубометрами. А вот слова - не было. "Власть криминала" - не то. То есть по смыслу то, но как-то слабо, не так как-то в мозг ложится. А "клептократия" - самое оно. Не потому что в этом слове что-то есть такое особенное, а потому что в этом слове нашлось свободное место для вмещения этого особенного. Оно как еврей, сотни лет скитавшийся по пустыне. Очищено от затёртых смысловых связей, мелких будничных ассоциаций. Именно поэтому оно оказалось способным вместить в себя всех этих кущёвских качков, избивающих ментов и с ними же вымогающих деньги с проезжих автомобилистов, безнаказанно насилующих всё, что движется, избирающихся депутатами и приглашаемых на инаугурацию президента. Вместить в себя столько чудовищного смысла и с оглушительным грохотом взорвать информационное пространство полумёртвой страны.

среда, 29 декабря 2010 г.

Он вам не Спиноза какой-нибудь (собрание сентенций Козьмы Никиты Михалкова).

В квадратных скобках - мои дополнения.

Если закон превыше всего, то что делать, когда милосердие превыше закона? [под псевдонимом «Тосья»]

Основанный на страхе политический режим сопровождался массовым энтузиазмом и личной жертвенностью.

Просвещенный консерватизм как идеология позволяет последовательно и эффективно проводить в жизнь динамичностабильную внутреннюю и внешнюю политику…

Современный российский консерватизм — это новационный учет … традиций …, сложившихся в течение нашей тысячелетней истории.

Просвещенный консерватизм … возражает против односторонней абсолютизации, которую получили … общечеловеческие начала…

Просвещенный консерватизм… это … культура нашего мышления, воспитанная на универсальных этических и эстетических основах человеческой деятельности: мере, ритме и такте.

Идеология и мировоззрение просвещенного консерватизма базируются на определенных принципах и ценностных установках.
[В том числе:]
…следование справедливому закону и божественному порядку, заповеданному в ПРАВДЕ
… симфония духовного и материального производства в жизни нации
… укрепление вертикали власти и расширение горизонтали культуры…
…развитая культура правосознания, воспитанная на привычке соблюдения … особенных правовых обычаев народов
…лояльность к власти, умение достойно подчиняться авторитетной силе
..признание греховности человеческой природы и неразрывной связи человека с окружающим его материальным миром
…соблюдение чести, признание долга, почитание ранга

В просвещенном консерватизме преимущество отдается: естественному перед искусственным, единству перед единообразием, конкретному перед абстрактным, … вечности перед временностью.

Культ определяет культуру, а культура воспитывает нацию.

Культура обнимает собой весь мир окружающих нас вещей, свойств и отношений.

Главными заботами для просвещенного консерватора является как сохранение жизни каждого человека, так и продолжение жизни всего рода человеческого.

Физически уничтожить человека легко, а сохранить его духовно — трудно.

Продолжает культурное преемство тот, кто… предание рассматривает как задание.

…стабильность — сестра традиции.

Человек с устойчивой психикой и здравым рассудком, как правило, консервативен.

Консервативную традицию от радикальной новации любого толка отличает то, что она не рационалистична, а мистична.

Традиция — это волна…

Мы отрицаем ее [революцию] не только в прямой форме … но и в скрытом виде — как ползучее государственное разложение … и духовное обнищание человека.

Просвещенный консерватизм — не слепое сохранение отжившего …. Наша цель — … передача смысла через преемственность поколений.

Мы не враги прогресса, и мы не против развития человеческого общества «вперед и вверх». Просто при этом мы хотели бы отдавать себе отчет: где находится «верх» и что означает «вперед»?

Мы служим Богу и Отечеству, а не идолам Теории и Истории, которым наши современники, лишенные веры, надежды и любви, вынуждены приносить кровавые жертвы.

Нашему историческому ощущению свойственно уважение к авторитету и силе государственной власти…

…при всей любви к простому русскому народу мы искренне благодарны все же не Емельяну Пугачеву, а подавившему его бунт Александру Васильевичу Суворову.

По Божьей Воле сложившийся в России тысячелетний союз многочисленных народов и племен представляет собой уникальную русскую нацию. Нам свойственно особое сверхнациональное, имперское сознание…

Ритм нашего развития и территория нашей ответственности измеряются континентальными масштабами.

Россия-Евразия — это не Европа и не Азия …Это … геополитический и сакральный центр мира.

Всякий нормальный человек любит Родину и почитает Отечество.

Здоровый просвещенный национализм … это свободный, творческий, в настоящем смысле слова созидательный национализм.

Для нас человеческая личность — органическое единство Я, ТЫ и МЫ. Она рассматривается нами в свете Промысла Божьего и через призму общественных отношений.

Главной гарантией личной свободы и публичной независимости является братская человеческая солидарность.

Нарушение внутренней и внешней свобод человека недопустимо и должно охраняться Церковью и Государством.

Вера, любовь, дружба, семья, воспитание детей, частная собственность образуют «магическое кольцо свободы»

Наша личная свобода не должна … служить … государственной измене.

Государство — это культура в форме служения Отечеству.

Совершая насилие, которое воспринимается и оценивается личностью и нацией как справедливое действие по пресечению всяческой неправды, государство … раскрывает свой внутренний, правдивый смысл.

…государственное и гражданское соучастие должно быть полноценным, а не вырождаться в произвол бюрократии или в диссидентский протест, подрывающие авторитет, силу и мощь государственной власти.

иде[я] симфонии государства и гражданского общества

иде[я] гармонии труда, земли и капитала

иде[я] равномощности «прав и свобод народов» и «прав и свобод человека»

Принципиальное отличие новой Конституции России от ныне действующей состоит в том, что она должна быть основана не только на Декларации прав человека, но и на Декларации прав народов.

Государство, гражданское общество и личность несут … в гарантийном государстве субсидиарную ответственность.

Гарантийное государство обязано … возродить единое политическое, экономическое, правовое и культурное пространство исторической России и сохранить русский язык как язык межнационального общения на евразийском континенте.

Гарантийное государство обязано при определении формы правления … исходить из традиционного для России культурноисторического типа цивилизации.

Гарантийное государство обязано разработать и принять такую систему ПРАВА, которая, … исходит из того, что российское право … принимается российским правосознанием как строгая, но справедливая ПРАВДА.

Гарантийное государство обязано … обеспечить глобальное лидерство России в четырех сферах: земле, воде, воздухе и космосе.

Гарантийное государство обязано разработать … такую национальную политику, которая воплощала бы в себе идею возрождения личного и гражданского достоинства русского человека и народа …, но в то же время не ущемляла прав и свобод других народов Российской Федерации.

Гарантийное государство — это государство Общего дела и Общего делания.

Политика — это воля к власти.

Просвещенный консерватизм опровергает расхожее мнение о том, что политика — грязное дело плутов и казнокрадов.

Предатель и вор должен сидеть в тюрьме, кем бы он ни был!

Законность и Порядок должны стать в России не только возможностью, но и действительностью.

Российским государственным деятелям и дипломатам пора начать мыслить не масштабами района, города, области или страны, а материками и континентами.

Геополитика в России должна получить приоритет над политикой, геоэкономика над экономикой, а геокультура над культурой.

Армия — это культура в форме службы Отечеству.

Власть есть свободно принимаемая и добровольно поддерживаемая народом сила, основанная на нравственном авторитете и представленная в избранной личности.

Слабая власть — не власть, а самообман и обман.

Многое было достигнуто и освоено, но мало удержано и сохранено. А в итоге… все что-то не получалось. И не получится!

У России другой масштаб, другая мера, другой темп и ритм бытия. Нам нельзя торопиться.

Мы убеждены — тот, кто ратовал и ратует в России за скорые реформы, тот … подрывает корневое бытие нации, личности и государства.

Российская государственная власть должна быть мудрой сильной и терпеливой или ее не будет вовсе.

А чтобы быть мудрой сильной и терпеливой, власть в России должна стать единой властью государства, гражданского общества и личности.

Мы считаем, что верховную власть в России следует мыслить как единую и единственную, правовую и правдивую власть. Прототип такой власти исторически нам близок и понятен. В настоящее время он конституционно закреплен и представлен в должности Президента России. .

Наряду с верховной президентской властью, в России существует власть высшая, управляющая. Она конституционно разделена на три ветви: законодательную, судебную и исполнительную.

Говоря о верховной и высшей власти, мы должны различать три понятия: сила, власть, авторитет. Но одного различения недостаточно. Не менее важным для нас является их объединение, выраженное в словосочетании: «авторитетная сила власти»

Мы убеждены, что авторитетной и сильной государственной властью в современной России может быть только «родная и близкая для нас власть».

… внутреннее свободное соединение личности с нацией, гражданина с обществом, подданного с государством в конечном счете нелогично. Оно идет не от ума, а от сердца. И достигается не административным принуждением, а гражданским и церковным послушанием, следованием правилам поведения, содержащимся в нормах ПРАВА и заповедях ПРАВДЫ.

Ограничение свободы человека властью возможно. Но возможно тогда и только тогда, когда это ограничение принимается им добровольно, свободно и доверительно. Русский человек подчиняется другому человеку, миру и государству не самим по себе, а из чувства любви к Богу, Родине и Отечеству.

Важно понять: власть — это проблема не только для того, кто подчиняется, но и для того, кто подчиняет. Именно для последних она — тяжкая ноша и громадная ответственность.

Государственная власть — это личная жертва, приносимая на алтарь Отечества! .

... начало ... сердечного законопослушания есть крепчайший цемент всякого государства…

Россия гибла и … распадалась от «кривизны и воровства», а спасалась свободной и жертвенной аккумуляцией прямых душ.

Информация и коммуникация — это капилляры власти.

Создание атмосферы власти, ее режиссура … обеспечивают идентичность нации, личности и государства.

Мы считаем, что … на первом, региональном, уровне общение должно носить поликультурный характер и быть многоязычным; на втором, глобальном, уровне, оставаясь многополярным, общение в ИНТЕРНЕТЕ должны вестись на русском и английском языках.

Нам необходим новый креативный класс-лидер.

Мы не нация торгашей, мы нация героев!

Собственность порождает власть, а власть гарантирует собственность.

Частная собственность … единит семью.

Частная собственность должна не только увеличивать доходы физических и юридических лиц, но и улучшать благосостояние российского народа.

… сегодня более прогрессивной формой является не приватизация или национализация, а аренда государственной, общественной и частной собственности на тот или иной срок

Мы принципиально против однобокой оценки собственности в монетаристском свете, в свете всевластия денег и плутократии.

Частная собственность рассматривается нами не как срочный индивидуальный произвол, а как связанная долголетним преемством родовая семейная традиция.

А в духовном смысле ЗЕМЛЯ всегда была, есть и будет для нас «матерью, которой не торгуют». Поэтому земельный рынок … должен четко и строго регулироваться…

… модернизация не должна подменяться вестернизацией. Мы — не Гондурас.

Для того чтобы реформы в конечном счете были поняты и приняты народом … они должны быть по крайней мере ясны и понятны ему.

…государству … следует со всей ответственностью подойти к законодательному регулированию пропаганды образцов поведения и роста потребления, которые усиленно навязываются людям рекламой в средствах массовой информации.

Мы не одни живем на планете. Нас окружает огромный, живой и во многом зависящий от нас мир.

Главное — найти устойчивый социальный, политический, правовой и культурный ритм и темп для динамичного экономического развития страны.

Мы против слепого поклонения золотому тельцу. «Деньги, делающие деньги», не знают меры, ведут к росту инфляции и мировому финансовому кризису.

Мы убеждены, что виртуальные деньги должны быть привязаны к реальному ценностному эквиваленту (будь то золото, алмазы, нефть или газ)

Все хорошо — на своем месте и в свое время.

Финансовый сектор экономики важен и необходим, но нельзя же на него Богу молиться

важнейшими задачами для российского государства и гражданского общества являются «де-демонизация» спекулятивного финансового капитала и поддержка реальной экономики.

Нам необходимо в достаточной мере упростить и приблизить к ресурсной и товарной реальности принципы ... расчетов между государством, обществом и личностью.

понедельник, 27 декабря 2010 г.

Манифест "Просветконсерва". Заключение

У Михалкова тоже есть заключение, но я напишу здесь заключение своё. Устал я его цитировать, да и цитировать там особо нечего.
Итак. Все мы знаем, к чему нужно стремится: социальная гармония, всеобще благосостояние, крепкая семья и т.д. и т.п... Но Манифест - это не тост. Он должен содержать не только благие пожелания, но и анализ исходного положения, и описание траектории движения к заветной цели. Начнём с анализа. Его у Михалкова, по сути, нет. Из манифеста невозможно понять, что представляет собой нынешнее российское общество. Есть разве что намёки, что либералы его испортили, но “ужо им”. Это при том, что у нас в парламенте из “либералов” давно уже один Жириновский, обвинивший Михалкова в краже собственных “либеральных” идей. Между тем, вскоре после выхода манифеста произошло несколько знаменательных событий, высветивших настоящие проблемы российской реальности. Это, во-первых, публикация на “Викиликс” писем иностранных дипломатов, в которых Россия характеризуется как страна, в которой правит клептократия, и, во-вторых, трагедия в станице Кущевская, продемонстрировавшая, как выглядит на практике эта самая власть клептократии. В манифест Михалкова эти события совершенно не вписываются, и можно догадаться почему. Не исключено, что НС имеет некоторое отношение к упомянутой клептократии. В таком случае не имело смысла ждать от него ни объективного анализа сложившегося положения, ни плана мероприятий по учреждению в России всеобщего счастья.
Логично задаться вопросом, а зачем тогда Михалков всё это писал? Дело в том, что всякая власть (клептократия - в особенности) нуждается в идеологии. А с ней у нас проблемы. Кое-как держались на “укреплении вертикали” и “мочении в сортире”, но сегодня эти лозунги мало кого способны увлечь. Чуть ли не на каждом втором заборе можно прочесть “Путин - вор”. Конечно, заборным писаниям - грош цена, но кто знает, что может случиться в этой непрогнозируемой стране, если нефть упадёт ниже 50-ти долларов? Тут-то, как Загорецкий из толпы прихлебателей, и выскочил Н.С.Михалков со своим манифестом. Хуже кандидатуру трудно себе представить (НС уже и фильмы приличные снимать не в состоянии), но на фоне анемичной “Единой России”, бесхребетного позёрства прездента и немногословной агрессии премьера даже такой документ оказался событием и вызвал бурную реакцию в обществе. При том что, по сути, ничего нового в Манифесте Михалков не сказал (да и “старого” сказал немного). Он просто порылся на той же самой евразийской помойке, из которой некогда выгреб все чинарики г-н Солженицын. Но тот, во-первых, обладал несколько иным уровнем интеллекта, а во-вторых, преследовал другие цели. Солженицын мечтал учредить в России “православную идиллию в кокошниках”, Михалков же равно далёк как от православия, так и от идиллии (достаточно посмотреть, как он бьёт ногами беззащитных кинематографистов). То есть, в манифесте Михалкова присутствуют и православие, и экологические заклинания, но акцент сделан на другое: на национализм и монархию. Причём термин “национализм” Михалков произносить даже не стесняется, а вот “монархию” вынужден вводить эзоповым языком - как примат “единого и единственного президента”, гордо возвышающегося над всем и вся. Вообще, манифест Михалкова - это, во многом, “манифест Эзопа”, попытка “высказать несказАнное” - настолько непроизносимы и непечатны те постулаты, по которым живёт нынешняя Россия. Оттого опус Михалкова кажется невыносимо пустопорожним, лживым, а то и просто уморительно смешным. Ну, ненавидят эти люди демократию - но ведь и выборы отменить не могут. Хотят всё подчинить произволу “царя” - но и независимость суда упразднить не в силах. И вот пыжатся они, болезные, все пытаются изобрести велосипед - наш, уникальный, российский: нам ведь запад - не указ. Но только не выходит у них. И не выйдет. Потому что ни у кого ещё не вышло. Уж на что экзотическая страна Япония, уж на что культурно чуждая США и Европе, и то играет по тем же правилам. Ибо эти правила -
не есть атрибут ненавистной Михалкову “вестернизации”. Они - просто часть нормальной цивилизации. И играют по ним все: от Индии до Швеции. А кто не играет - тот либо ещё не дорос до цивилизации, либо попал в железные лапы клептократии.

четверг, 23 декабря 2010 г.

Манифест «Просветконсерва». Экономика и финансы

Мелким зелёным шрифтом приведён текст манифеста Н.С.Михалкова.

Экономика и, в особенности финансы,
не должны абсолютизироваться и являться
самоцелью. Они должны быть средством
для эффективного роста производства
и устойчивого развития человеческой
личности.

Мы выступаем за экономику с «человеческим лицом». Нам необходим не скачкообразный, а динамичный экономический рост. Нам следует отучить себя говорить о нашей экономике на языке «взлетов и падений». Хватит ждать очередного финансово-экономического чуда. Пора заниматься реальным производством, каждодневным трудом, рутинной работой.

Восстанавливать то, что было разрушено, возвращать то, что было разграблено, воссоздавать то, что было утрачено.

И найти, наконец, органичное для нашей экономики сочетание «рынка» и «плана», которое может и должно быть определено и установлено тем государством, в котором экономика существует для человека, а не человек для экономики.


Вообще-то глобальный «план» существовал только в СССР. В рыночной экономике его место занимают прогнозы, планы же существуют разве что на уровне отдельных корпораций. Корпорации с их помощью определяют, какие продукты и в каких количествах следует выпускать на рынок. А уж рынок решает, были планы правильными или опрометчивыми. Такое «сочетание рынка и плана» «искать» не требуется – оно всегда под рукой и всегда «органично». Похоже, Михалков имеет здесь в виду что-то совсем другое, какого-то монстра вроде Госплана. Вряд ли, впрочем, такое кому-то в современной России нужно. Скорее, Михалков просто воспользовался распространённым клише, ни мало не беспокоясь о его смысле.

Мы убеждены — рыночные преобразования централизованной экономики были необходимы. И их следует продолжать. Но продолжать в новых условиях и с минимальными социальными издержками. И добиться этого можно. Но только в том случае, если вектор модернизации экономики не будет сводиться, как в начале 90-х годов XX века, исключительно к приватизации государственной собственности и ориентироваться только на прибыль и рост потребления.

Экономические преобразования в России в XXI веке должны обрести целостный, системный характер.

Что это значит?

Во-первых, модернизация не должна подменяться вестернизацией. Мы — не Гондурас.


А что, Гондурас – «вестернизированное» государство?
В области экономики термин «вестернизация» вообще не применим – хотя бы по тому, что рыночная экономика никогда не делилась по принципу «запад-восток».

Во-вторых, модернизация должна способствовать организации в России такой системы производства, распределения, потребления и товаров и услуг, которая органично и гибко сочетала бы в себе «план» и «рынок».

Что, даже и «распределение» по плану? Но это ж «карточки»! Видимо, неизбывна тоска НС по канувшим в Лету спецраспределителям. А вот что такое «потребление по плану» - вообще непонятно. Неужто заставят всех питаться в столовках в установленные часы?

И в-третьих, для того, чтобы избежать чрезмерного имущественного и социального расслоения общества, модернизация должна проводиться с опорой на традиционные ценности и исторические формы российского хозяйствования, с учетом наличного уровня политического, экономического, научного и культурного сознания наших граждан.

Эта длинная тирада настолько запутана м обтекаема, что под неё можно подогнать даже знаменитое булгаковское «Отнять и поделить».

Для того чтобы реформы в конечном счете были поняты и приняты народом, на первом этапе они должны быть по крайней мере ясны и понятны ему.

«Чтобы реформы … были поняты … народом, … они должны быть … понятны народу». В собрание сочинений!

Погрузившись в стихию рынка, нам следует серьезно задуматься не столько о стимулировании количественного роста производства и потребления товаров и услуг, сколько об их качественной и экологической составляющих, а также о формировании реальной, здоровой человеческой меры их производства и потребления.

В связи с этим государству и гражданскому обществу следует со всей ответственностью подойти к законодательному регулированию пропаганды образцов поведения и роста потребления, которые усиленно навязываются людям рекламой в средствах массовой информации.

Призыв к потреблению без границ, дополненный лозунгом «Забудь про все — и развлекайся!» разрушительны и порочны. Они ведут человека и человечество в тупик деградации и самоуничтожения.


Возможно, Михалков не в курсе, но большинству россиян до «потребления без границ» очень и очень далеко. Намного дальше, чем Михалкову. Поэтому если кому и не стоит «потреблять без границ», то это – Никите Сергеичу. У остальных же есть шанс продвинуть своё потребление до уровня Михалкова (то есть на несколько порядков) без малейшей угрозы «деградации и самоуничтожения».

Мы не одни живем на планете. Нас окружает огромный, живой и во многом зависящий от нас мир. Его надо сберечь и сохранить. Поэтому наше экономическое мышление и экономическая практика должны стать не только эффективными, но и экологичными.

Главное — найти устойчивый социальный, политический, правовой и культурный ритм и темп для динамичного экономического развития страны. Это позволит решить не только наши внутренние экономические проблемы, но и укрепит наши конкурентные позиции на международных рынках.


Я вот думаю, наверняка ему не раз нашёптывали на ухо: «у ваших фильмов потрясающий ритм!» (то есть контрастные фрагменты чередуются достаточно регулярно). Он за всё это время так и не уяснил, что такое «ритм», но запомнил, что «ритм» - это хорошо!

Мы убеждены, что:

— определение точной меры соотношения ТРУДА, ЗЕМЛИ и КАПИТАЛА;


Это видимо надо понимать так: если Путин скажет Михалкову: «Что-то у тебя не в МЕРУ много ЗЕМЛИ и КАПИТАЛА…», Михалков ответит: «Ах, ну тогда добавьте мне немного ТРУДА!»
Ну, а если серьёзно, сей текст – не более чем наукообразная чушь.

— укрепление правовых основ малого, среднего и крупного предпринимательства;

— установление конструктивного диалога между властью и бизнесом;

— создание благоприятной среды для реальной конкуренции, твердые государственные и гражданские гарантии для свободы предпринимательской деятельности;

— формирование чувства социальной ответственности у предпринимателей;

— опора на наукоемкие отрасли и технологии способны превратить Россию в политически стабильную страну с устойчиво растущей рыночной экономикой и тем самым сделают нашу ЗЕМЛЮ благоприятной для развития ТРУДА и привлекательной для роста КАПИТАЛА.


Вообще-то «наукоемкие отрасли и технологии» способствуют как раз сокращению «ТРУДА», а не его «развитию». Зато для «технологий» нужны МОЗГИ, а мозги любят свободу и не любят, когда их гражданские права кидают на алтарь чиновничьих интересов. Именно поэтому мозги (и, кстати, капитал) бегут из России уже не одно десятилетие. Так что ничего у Михалкова «не разовьётся» и не «вырастет».

Мы трезво оцениваем издержки глобализации. Мы осознаем реальные опасности, которые несут миру диктат транснациональных корпораций и спекуляции международных финансовых групп.

… и не против создать парочку собственных «корпораций», способных диктовать миру то, что мы захотим.

Мы против слепого поклонения золотому тельцу. «Деньги, делающие деньги», не знают меры, ведут к росту инфляции и мировому финансовому кризису. Мы убеждены, что виртуальные деньги должны, должны быть привязаны к реальному ценностному эквиваленту (будь то золото, алмазы, нефть или газ), расчетная и кредитная функции банковской системы должны быть разделены, а эмиссионная деятельность Центрального банка должна четко и строго регулироваться федеральным законодательством.

Интересно, это он почувствовал себя настолько подкованным в вопросах экономики или всё же обращался за консультацией к экономистам? Если второе, то те экономисты понимали в экономике – как академик Петрик - в физике. «Деньги, делающие деньги» - это всего лишь формула тривиального накопления, инфляция же имеет совершенно иную природу. Кстати, для кризисных периодов характерна (только не в зазеркальной российской экономике, конечно), напротив, дефляция. В одном предложении – целый арсенал экономического невежества.
Впрочем, дальше – ещё лучше. Привязывать «виртуальные деньги к нефти» - значит лечить ожоги открытым пламенем, ибо нефть ничуть не менее «виртуальна», чем деньги. Достаточно вспомнить её сумасшедшие скачки накануне последнего кризиса.
Разделение расчётной и кредитной системы… Михалков вообще понимает, о чём говорит? «Расчётная функция» - это кровеносная система экономики, система платежей, в том числе и платежей по выдаче и погашению кредитов. Предложение Михалкова аналогично предложению отделить руки и ноги от кровеносной системы.
Что касается эмиссионной деятельности Центробанка, то она и так регулируется законодательством, причём особых нареканий давно не вызывала.

Все хорошо — на своем месте и в свое время.

В собрание!

Финансовый сектор экономики важен и необходим, но нельзя же на него Богу молиться. Он должен рассматриваться как эффективное средство хозяйствования, а не его цель. Наша цель — свободный человек, который ни при каких обстоятельствах не должен превращаться в раба, в том числе и раба денег. Поэтому важнейшими задачами для российского государства и гражданского общества являются «де-демонизация» спекулятивного финансового капитала и поддержка реальной экономики.

«Богу молиться»? А Михалков в курсе, какое огромное количество проверок ложится на плечи российских банков, какие горы отчётности приходится им выдавать, какие гигантские штрафы грозят им в случае неверно или не вовремя сданных отчётов? «Де-демонизировать» у нас просто нечего: наши банки, за исключением нескольких крупнейших (государственных) – это, по международным меркам, просто карликовые «банчки». Да и «демонические» доходы их не идут ни в какое сравнение с «реальным» бизнесом г-жи Батуриной.

Нам необходимо в достаточной мере упростить и приблизить к ресурсной и товарной реальности принципы, правила и механизмы денежных взаимоотношений и расчетов между государством, обществом и личностью.

Расчёты между «обществом и ЛИЧНОСТЬЮ»? Да ещё «приближенные к ресурсной реальности»!!! Его однозначно надо двинуть на Нобеля!

Нам следует добиваться проведения в жизнь такой государственной финансовой политики, в первую очередь бюджетной, которая сначала бы снизила, а в итоге ликвидировала долговую нагрузку на отечественную экономику.

Наша «долговая нагрузка» относительно невелика, и никакой опасности для экономики пока не представляет.

Серьезного размышления и справедливого политического и социального решения требуют, на наш взгляд, «больные экономические вопросы»: о «природной ренте» и «банковском ростовщичестве».

Интересно, что может представлять собой «социальное решение вопроса о природной ренте»? Впрочем, природной рентой у нас государство и так занимается – давно и серьёзно. А вот «банковское ростовщичество» - это, видимо, больной вопрос лично Михалкова. Слово «ростовщичество» звучит крайне зловеще, вот только «ростовщичество» - это как раз и есть суть ЛЮБОЙ банковской деятельности: банки дают деньги В РОСТ. Рубль должен превратиться в рубль + сколько-то копеек. Без этого ни один банк существовать просто не сможет. Это Михалков будет получать доход с построенной им на Чистых Прудах гостиницы, у банков же есть один источник дохода – деньги. Впрочем, если вдуматься, Михалков со своей гостиницей – ничуть не меньший «ростовщик», чем любой банк. Или он просто желает, чтобы банки выдавали ему деньги на строительство гостиниц бесплатно (не «в рост»)?
Кстати, интересно было бы узнать, как Михалков относится к эндаументам РПЦ?

Мы являемся сторонниками социальной рыночной экономики, предполагающей, что в определенное время, в определенном месте и при определенных обстоятельствах возможна и необходима координирующая, регулирующая и гарантирующая роль государства, особенно в тех секторах экономики, которые играют решающую роль для пополнения государственного бюджета, обеспечения общественного мира и согласия, сохранения целостности и суверенитета Российской Федерации.

Вот только «регулирующая роль государства» воплотилась в монстрах вроде Газпрома, представляющих собой государство в государстве и работающих на самих себя (точнее, на господствующую клептократию), а никак не на «социальную экономику».

Мы — за протекционистские меры государства, защищающие отечественного производителя.Поддерживая национальный капитал и российские производства, ориентированные на внутренний рынок, мы считаем возможным вступление России в ВТО на тех условиях и в то время, когда это будет для нас выгодно.

Защита отечественного производителя – это всегда ограбление отечественного потребителя. Россия объективно имеет огромный приток валюты (за вычетом того, что достаётся «клубу Челси»), который разумно обменивать на импортные товары.

Мы полагаем, что цель налоговой реформы должна состоять не только в том, чтобы собирать больше налогов (хотя это, безусловно, важно), но и в том, чтобы выработать у людей сознание, что платить налоги не только необходимо, но и в конечном итоге выгодно. Для этого прежде всего надо сделать российскую налоговую систему простой, понятной и удобной для налогоплательщиков, а не для налоговых органов.

Экономика – штука непростая, поэтому и налоговую систему не всегда бывает возможно упростить. В любом случае, этот вопрос - явно вне компетенции Михалкова.

Мы за прогрессивное налогообложение. Богатые должны делиться с бедными. Однако это не значит, что успешный предприниматель, добросовестно платящий налоги труженик и социальное государство должны плодить и содержать профессиональных дармоедов.

«Делиться» - это, конечно, хорошо, но делиться можно по-разному, и сам по себе прогрессивный налог ещё не делает государство «социальным». Михалков не даёт чёткого ответа на главный вопрос не только экономики, но и внутренней политики: должно ли в России восторжествовать закреплённое нынешней Конституцией (но реально не существующее) «социальное государство»? Михалков только разок, будто ненароком, роняет это словосочетание, чтобы тут же вставить в текст главный аргумент врагов «социального государства»: оно якобы плодит и содержит дармоедов. Ну так и сказал бы честно: мы БУДЕМ плодить и содержать Абрамовичей, покупая у них втридорога на народные деньги месторождения, которые ещё вчера были у народа украдены... Мы будем плодить и содержать Михалковых, обирая народ при помощи налогов на несуществующий копирайт, но мы НЕ БУДЕМ плодить и содержать дармоЕДОВ, поэтому пенсии и пособия будут такими, чтобы их получателям ЕСТЬ было нечего.

вторник, 21 декабря 2010 г.

Манифест «Просветконсерва». Собственность и финансы

Мелким зелёным шрифтом приведён текст манифеста Н.С.Михалкова.

Собственность порождает власть, а власть
гарантирует собственность.


Я-то думал, Михалков в юности только и делал что ходил-шагал с девчонками по Москве, а он, оказывается, ещё и читал Маркса – да так, что до сих пор прёт из ушей.
Однако, увы, ныне Маркс – всего лишь история, а фраза Михалкова звучит вульгарно и цинично.

Мы против абсолютизации любой формы собственности. Мы считаем, что собственность в любой форме должна служить человеку, обществу и государству.

В России в сфере собственности существовал и должен существовать исторически обусловленный баланс в отношении между ее формами. Частная собственность должна сосуществовать наряду с государственной, общественной и иными формами собственности. Равно с другими она должна обеспечиваться правом и гарантироваться государством.

Государственная собственность традиционна для России. На протяжении столетий она была политической и экономической основой стабильности страны. Вотчинное землевладение крепко связало между собой собственность и власть. Дворяне получали земли во владение, пользование и распоряжение, служа Царю и Отечеству. При Петре Великом государство строило заводы и передавало их частным компаниям. Масштабное железнодорожное строительство в XIX веке велось на государственные субсидии и под государственные гарантии.


Государственная собственность действительно «традиционна для России» - поскольку социализм не прошёл для России даром. Но связывать царские времена с государственной собственностью – вряд ли стоит. Вотчины, о которых упоминает Михалков, государственной собственностью не являлись. Что касается заводов Петра Великого и железных дорог, то это были стратегические, «пилотные» проекты, и лишь постольку-поскольку – объекты собственности. Как только появлялись «частные компании» - государство избавляло себя от лишней обузы. А уж дальше Демидовы и фон Дервизы развивали буйную частную деятельность на проторенной государством тропе. «Политической и экономической основой стабильности страны» эта «государственная собственность» никогда не была, да и «государственной собственностью» назвать её сложно. Были государственные крестьяне и земли, однако практически вся промышленность была частной. Правда, в условиях, когда власть царя носила абсолютный характер, даже самая частная собственность оказывалась в зависимости от царского произвола. Впрочем, царям следует отдать должное. С течением времени произвол уступил место законам.


Частная собственность также не новость для России. Мы считаем ее эффективным и необходимым элементом хозяйствования. Роль частной собственности в государственном строительстве и общественном обустройстве значительна и велика.
Частная собственность создает и закрепляет творческую власть человека над вещами и орудиями.Она учит человека любить труд и землю, беречь очаг и Родину. Она единит семью.


«Частная собственность единит семью»? Сразу встают перед глазами Лужков с Батуриной.
Забавно было бы увидеть эту отдающую пещерным мещанством сентенцию в качестве эпиграфа к «Пяти вечерам» или «Рабе любви».

Она выражает и закрепляет ту оседлость, без которой невозможна культура.

Просто перл на перле. Во-первых, термин «выражать нечто» (нести информацию о чём-то) в русском языке принято употреблять только к одушевлённым источникам информации. Мы можем сказать «Вася выразил недоумение», но нас не поймут, если мы скажем: «лужа выразила прошедший дождь». Во-вторых, собственность, может, в какие-то незапамятные времена и «закрепляла» оседлость, но сегодня миллиардер может иметь только запись в депозитарии и «кочевать» по свету куда захочет. И, в третьих, даже у кочевых народов присутствует культура, а в «оседлой» Рорссии её всё меньше и меньше.

Основой нынешней частной собственности, возникшей в результате приватизации, во многом являются производственные, добывающие и энергетические мощности, созданные в советское время при государственной плановой экономике.

Передав вчера государственную собственность в частные руки, мы сегодня должны найти верный путь для ее общественного признания и легитимации.

Это не просто сделать. Заклинаниями о священности частной собственности и недопустимости ее передела делу не поможешь.

Современный цивилизованный путь к легитимации частной собственности лежит через демонстрацию ее общественной эффективности и социальной ответственности, что должно выразиться в подъеме экономики страны, улучшении жизни народа, увеличении благосостояния каждой российской семьи.


Ну да, мы это проходили. Поработал Абрамович губернатором Чукотки, и в награду ему разрешили купить клуб "Челси". Теперь Абрамович "легитимизирован" на все 100.

Частная собственность должна не только увеличивать доходы физических и юридических лиц, но и улучшать благосостояние российского народа. Частная собственность должна послужить Родине и Отечеству.

А что, «российский народ» разве не из «физических лиц состоит»?

Мы считаем, что ни отстаиваемая либералами повальная приватизация государственной собственности, ни чаемая коммунистами ее всеобщая национализация на современном этапе не являются эффективными. Это политические крайности, время для которых в России ушло.

С точки зрения реальностей российского рынка, а также экономической выгоды для государства, общества и личности, сегодня более прогрессивной формой является не приватизация или национализация, а аренда государственной, общественной и частной собственности на тот или иной срок с выплатой собственнику срочных договорных арендных платежей.


Он, оказывается, ещё и выдающийся экономист. Одним лекарством – от всех экономических болезней. Называется лекарство – «аренда». Причём не только государственной собственности, но и «общественной, и даже «частной»! То есть ВСЁ сдать кому-нибудь в аренду, и будет нам щастье. Моя сестра, сдающая в аренду свою палатку, даже и не подозревает, насколько она «прогрессивна».

Мы принципиально против однобокой оценки собственности в монетаристском свете, в свете всевластия денег и плутократии. Частная собственность рассматривается нами не как срочный индивидуальный произвол, а как связанная долголетним преемством родовая семейная традиция.

Ну вот, мы наконец сдали всю нашу несметную собственность в аренду, сидим-стрижём купоны, но не надо смотреть на нас в монетаристском свете: это у нас просто такая родовая семейная традиция.

Из мира собственности мы выделяем прежде всего недвижимость — дом как место обитания семьи и земельную собственность, передаваемую из поколения в поколение.

ЗЕМЛЯ не может и не должна быть обычным товаром. ЗЕМЛЯ — «товар особенный», поскольку она является наряду с ТРУДОМ и КАПИТАЛОМ основным фактором материального производства (причем невосполнимым). А в духовном смысле ЗЕМЛЯ всегда была, есть и будет для нас «матерью, которой не торгуют». Поэтому земельный рынок вообще и рынок земель сельскохозяйственного назначения в особенности должен четко и строго регулироваться Конституцией и Земельным кодексом.


НС мечтает превратить Россию в постиндустриальную державу, но земля тем не менее для него остаётся главным товаром. Она для него, видите ли, «матерь, которой не торгуют». Но если так, значит земельный рынок не должен «контролироваться Конституцией» - его просто не должно быть вообще! Нонсенс очевиден, но нонсенс – это и есть натоящая михалковская «матерь».

Мы выступаем за широкую поддержку жилищного строительства в центре и главное — в провинции. Федеральная целевая программа поддержки семейного жилищного строительства могла бы стать мощным мотором для целого ряда отраслей экономики, а собственный дом с земельным участком — материальной основой крепкой семьи, гарантией психического здоровья и благополучия личности, нации и государства.

Недавнее исследование показало, что Россия занимает одно из первых мест по времени, которое должен потратить гражданин, чтобы заработать себе на жильё. Причина очевидна: подавление конкуренции, огромные «коррупционные налоги». И никакие «федеральные жилищные программы» проблемы решить не смогут.

понедельник, 20 декабря 2010 г.

Манифест «Просветконсерва». Информация и коммуникация

Мелким зелёным шрифтом приведён текст манифеста Н.С.Михалкова.

Информация и коммуникация — это
капилляры власти.

Создание атмосферы власти, ее режиссура, производство и распространение виртуальных мифов, образов, типов и моделей поведения человека в обществе через СМИ и ИНТЕРНЕТ обеспечивают идентичность нации, личности и государства.


Вот ведь как интересно. В главах про государство и власть Михалков все уши прожужжал «ПРАВДОЙ», а когда дело коснулось информации, про правду – молчок! Зато запел про «режиссуру власти через СМИ». И то правда – такой «правде» без режиссёра – никуда.

В современном мире благодаря стремительному росту информационных технологий, созданию глобальной коммуникационной сети, распространению спутниковой и мобильной телефонной связи роль и значение идеологии и пропаганды не уменьшается, а возрастает; однако они становятся качественно иными.

Приходит время новых идеологий.

Сеть свободного информационного и коммуникационного общения покрывает собой сегодня весь мир. От того, каковы форма и содержание этого общения, на каком языке, в пространстве и времени какой культуры оно будет вестись, зависит жизнь и судьба людей и народов в современном мире.

Мы считаем, что виртуальное общение, массовая коммуникация и информационный обмен может и должен происходить на двух уровнях:

— на первом, региональном, уровне общение должно носить поликультурный характер и быть многоязычным;

— на втором, глобальном, уровне, оставаясь многополярным, общение в ИНТЕРНЕТЕ должны вестись на русском и английском языках.


Очередной раз упал под стол. Встал, отряхнулся и сказал: «но уж английский – это явно лишнее!»
Подумать только, на «региональном уровне» (сеть «одноклассники»?) дозволяется гутарить по-казахски, но при выходе на «глобальный уровень» (это где такое ваще?) китайцам придётся освоить русский язык. Если Михалков когда-нибудь заглядывал на ютуб, он бы обнаружил, что там под клипом, выложенном американцем, встречаются комментарии на польском, русском, французском и др. языках. И никому не приходит в голову какой-нибудь из этих языков закрепить «глобально».

Для того чтобы это произошло, России необходимо духовно и материально возродиться.

Да не возродиться, а разродиться. Такого история ещё не знала: чтобы весь мир начал коверкать русские фразы.

Нам надо преодолеть психологию аутсайдеров. Перестать радоваться открытию у нас иностранных заводов по сборке автомобилей, аудио- и видеоаппаратуры и других промышленных товаров. Хватит осваивать зады индустриального мира. Пора слезть с сырьевой иглы, прекратить тупо торговать невосполнимыми природными ресурсами. Необходимо возродить сознание и бытие великой континентальной державы. Начать жить в глобальном мире по законам постиндустриального — информационного общества.

Угу. Закроем заводы Форда и Рено, и приступим к производству нано-фильтров академика Петрика.

Хватит проедать национальное достояние! Довольно жить взаймы!

Ну, вообще-то, практически все державы «постиндустриального - информационного общества» живут как раз взаймы.

Нам надо развивать высокие технологии и продвигать российскую культуру, науку, технику и образование в новых перспективных областях.

Нам необходим новый креативный класс-лидер. Пора снова стать первыми — творцами и первооткрывателями.


Про «креативного класс-лидера» - однозначно в анналы «Козьмы Михалкова».

Мы не нация торгашей, мы нация героев!

… а ещё мы – от скромности не помрём

В этом — главное условие экономического роста, гарантия внутриполитической стабильности и источник внешнеполитического могущества.

Где это видано, чтобы в вопросах «экономического роста» «герои» обгоняли «торгашей»?

среда, 15 декабря 2010 г.

Манифест «Просветконсерва». Власть

Мелким зелёным шрифтом приведён текст манифеста Н.С.Михалкова.

Власть есть свободно принимаемая
и добровольно поддерживаемая
народом сила, основанная
на нравственном авторитете
и представленная в избранной
личности.


Если фраза начинается со слов «власть есть», значит, далее следует ОБЩЕЕ определение «власти». Но разве власть всегда «добровольно поддерживается народом», всегда основана на нравственном авторитете и всегда избирается? К тому же, почему власть должна быть представлена в «избранной личности» (кстати, «избранные» - случаем не в смысле «круг избранных»?), да ещё в единственном числе? Существует ведь ещё и высшая законодательная власть в виде Парламента.

Слабая власть — не власть, а самообман и обман. Власть, не вызывающая уважения, — не власть. Власть социально бессильная — источник бедствий и разрушения.

Россия — государство великое и огромное; перед ней всегда стояли, стоят и будут стоять грандиозные цели и долговременные задачи.

Изменить все быстро, получить все сразу в России хотели и хотят давно, еще со времен Петра Великого. Реформы и войны веками теснили одна другую. За ними шли бунты и революции.

Многое было достигнуто и освоено, но мало удержано и сохранено. А в итоге… все что-то не получалось.

И не получится!

Надо, наконец, понять и раз и навсегда усвоить, что Россия — континентальная Империя, а не национальное государство. У России другой масштаб, другая мера, другой темп и ритм бытия. Нам нельзя торопиться. Воля и вера, знание и сила, мудрость и терпение — вот верный рецепт для любой российской власти, а тем более для власти, занимающейся реформами.

Мы убеждены — тот, кто ратовал и ратует в России за скорые реформы, тот не понимает природы российской государственности и подрывает корневое бытие нации, личности и государства.


Просто дирижёры задавали неверный темп. Ну ладно, темп, но ритм-то тут причём? Если темп – это скорость следования неких протяжённых объектов (в данном случае, реформ), то ритм – это соотношение длительностей этих объектов. К реформам означенное понятие никоим образом не может быть привязано. Ещё один пример того, что Михалков говорит, не думая – лишь бы звучало красиво.
По поводу темпа реформ. А каких реформ? В чём реформы-то? Михалков уже столько страниц извёл, но за «братской солидарностью», «правой и правдой» и прочими красивыми словами никаких действительных, ощутимых изменений не видно. Логично предположить, что «темп» должен быть «ленто», а ритм – как кардиограмма у трупа – именно так, по Михалкову, положено проходить «реформам» в «континентальной империи».


Российская государственная власть должна быть мудрой сильной и терпеливой или ее не будет вовсе.

А чтобы быть мудрой сильной и терпеливой, власть в России должна стать единой властью государства, гражданского общества и личности.

Эффективность российской власти определяется в глазах граждан не столько объемом контролируемой ею собственности, сколько действенностью, сбалансированностью и результативностью государственных и гражданских реформ, а также созданием политических, экономических и правовых механизмов, обеспечивающих реализацию консолидированных интересов личности, гражданского общества и государства в нашей стране. .


Прям как в известном анекдоте времён социализма: «Всё для человека, всё для блага человека, … и мы даже знаем имя этого человека». Михалков «консолидирует интересы» одной, в единственном числе, «личности» с «интересами государства». А что если личностей бeдет две? Или, не ровён час, три? И как будет проходить «консолидация»: государство должно приводить свои «интересы» в соответствие с интересами личности или наоборот?
Государство призвано выполнять волю народа. Михалков это напрямую не отрицает, но и не утверждает, оставляя вариант, что народу придётся подстраивать себя под нужды государственного франкенштейна (что мы имеем уже и ныне).

Вспомним слова Ивана Александровича Ильина:

«России нужна власть сильная, но дифференцированная.
Сильная, но выдержанно-правовая. Сильная, но не просто бюрократическая.
Сильная, но децентрализованная. Воински закрепленная,
но лишь в виде последнего аргумента. Полицейски
огражденная, но не преувеличивающая компетенцию полиции»..


Я тут только напомню, что Ильин – это тот, кто очень тепло отзывался о Гитлере и считал, что демократия России ни к чему.

Мы считаем, что верховную власть в России следует мыслить как единую и единственную, правовую и правдивую власть. Прототип такой власти исторически нам близок и понятен. В настоящее время он конституционно закреплен и представлен в должности Президента России. .

Это можно понимать как утверждение, что Президент является «ЕДИНСТВЕННОЙ» властью в России (кроме верховной власти никакой другой нет), он всегда ПРАВ («правовая власть») и всё, что он ни скажет, есть ПРАВДА («правдивая власть»). В настоящее время ничего подобного «конституционно не закреплено».

Верховная власть всегда имела в России исключительное значение. У нас от главы Верховной власти, от его личных нравственных качеств зависело многое, если не все.

Слова Константина Петровича Победоносцева, сказанные наследнику российского престола в 1876 году, и сегодня могут быть спокойно обращены к Президенту Российской Федерации:

«Вся тайна русского порядка и преуспеяния — наверху,
в лице верховной власти. Там, где вы себя распустите, там
распустится и вся земля. Ваш труд всех подвигнет на дело,
ваше послабление и роскошь зальют всю землю послаблением
и роскошью. Вот что значит тот союз с землею, в которой вы
родились, и та власть, которая вам суждена от Бога». .


Мракобес-монархист Победоносцев начертал девиз России до XXI века включительно.

Наряду с верховной президентской властью, в России существует власть высшая, управляющая. Она конституционно разделена на три ветви: законодательную, судебную и исполнительную. .

Тут уместно вспомнить знаменитое изречение из Оруэлла: «Все животные равны, но некоторые – РАВНЕЕ». В этой фразе очевидный нонсенс порождён путём применения корректной логической схемы к некорректным аргументам. Дело в том, что понятие «равенство» относится к классу «абстрактное соотношение», в который входят ещё только два понятия: «более» и «менее». Абстрактные отношения фиксируют конкретные факты в результате применения к определённым свойствам объектов. К примеру, по отношению к свойству «освещённость» это будет «светлее» (более освещенный) или «темнее» (менее освещённый). У Оруэлла абстрактное соотношение применяется, на первый взгляд, напрямую к объектам (люди), однако на самом деле здесь подразумевается свойство «наделённость правами». Так практически во всех языках: «люди равны» означает «люди равны в правах». Однако тот факт, что свойство опущено, позволяет героям Оруэлла поместить на «вакантное» место фантастическое свойство «равность», применив таким образом абстрактное отношение к самому себе. Контраст ясности логической схемы и бредовости результата делает фразу невероятно смешной. Однако за очевидным нонсенсом здесь достаточно ясно проглядывает смысл лжи («нонсенс-мотив», «смысл психиатра»). Автор сентенции желает провозгласить неравенство, но не в силах атаковать сверх-белое понятие «равенство». Любая атака на сверх-белые понятия арбитражных когнитин обречена. Скажи они «мы за правовое неравенство», и – вовек им не отмазаться. Сверхбелые понятия не являются объектом дискуссии – они могут почернеть только в результате длительных, растянутых в истории, изменений общественнго мнения. Однако в обществе всегда существует зазор между когнитиной (парадигмой, системой моральных ценностей) и реальностью. Чиновник знает, что брать взятки плохо, но тем не менее их берёт. Если чиновник умный, он будет это делать молча. А если дурак – попытается сочинить соответствующий «нонсенс-манифест». Примером такого манифеста как раз и является «равнее». Методика нонсенс-манифестов проста: сначала идёт псевдо-декларация сверх-белого тезиса: «все люди равны» или, как у Тосьи в фильме «12», «закон превыше всего». Далее следует союз «НО», который, на самом деле, и является главным носителем нонсенс-смысла в нонсенс-манифесте. Ибо далее следует нонсенс-ассоциация – текст, который прямого смысла не несёт («равнее», или в случае с Тосьей «что делать, если милосердие превыше закона?»), зато ассоциативно связан с отрицанием исходной декларации («-нее» - значит в большей степени, у Тосьи: «милосердие превыше»). Направление для «нужных» ассоциаций задаёт союз «но».
В рассматриваемой главе атакуется сформулированный Монтескьё ещё в 18-м веке сверх-белый тезис о равенстве и независимости трёх ветвей власти: законодательной, исполнительной и судебной. Михалков не может прямо отрицать высшую власть Парламента и суда, и он это, как и положено в нонсенс-манифесте, постулирует. Но (хотя союза «но» у михалкова нет, зато…) далее следует объявление президента (испокон веков относившегося к исполнительной власти) ВЕРХОВНОЙ властью. Михалков как бы говорит: Парламент – это высшая власть, но Президент – власть верховная. С точки зрения русского языка это нонсенс, ибо «высшая» и «верховная» обозначают в нём одно и то же. Дальше работает нонсенс-ассоциация, которой помогают сам факт противопоставления (аналог союза «но») и целый букет возвышающих терминов, которым одаривает президента Михалков («единая и единственная»). Выяснить, кто для Михалкова «равнее», не представляет никакой сложности.
Тезисы Михалкова напрямую противоречат Конституции РФ, однако о её пересмотре – ни слова. И понятно почему: помещение президента над парламентом и верховным судом (их Михалков уморительно называет «управляющей властью» - будто власть может быть не-управляющей) – это, по сути, провозглашении монархии. Такое Михалкову не по зубам: монархия – понятие сверх-чёрное.


Говоря о верховной и высшей власти, мы должны различать три понятия: сила, власть, авторитет. Но одного различения недостаточно. Не менее важным для нас является их объединение, выраженное в словосочетании: «авторитетная сила власти».

На практике это означает:

— во-первых, безусловное признание превосходства верховной, руководящей власти со стороны всех, кто ей подчиняется, причем подчиняется добровольно, без принуждения, а не от безысходности или корысти ради; .


«Превосходство?» А как же принцип равенства, заложенный в конституциях всех приличных стран, в том числе и РФ? Михалков по сути возвращает сословное государство, в котором пока читаются два сословия: Президент и все прочие.

— во-вторых, четкое понимание того, что высшая государственная власть, власть управительная (законодательная, исполнительная и судебная) действует строго в своей сфере, в рамках установленных Конституцией полномочий, согласовывая все принципиальные решения федерального, регионального и местного уровня с гражданской общественностью. .

Это видимо надо понимать так, что верховная власть Конституции не подчиняется (Конституция ей подчиняется?). Каким образом «высшая» власть» будет согласовывать «принципиальные решения» с общественностью? И кто будет определять, какие решения являются «принципиальными»?

Мы убеждены, что авторитетной и сильной государственной властью в современной России может быть только «родная и близкая для нас власть». Та власть, в которую мы поверим, которая сумеет объединить нас вокруг созидающего в любви «да», а не вокруг разобщающего в борьбе и ненависти «нет». Та власть, которая даст нам почувствовать страну «своей», а народ — «нашим».

Это внутреннее свободное соединение личности с нацией, гражданина с обществом, подданного с государством в конечном счете нелогично. Оно идет не от ума, а от сердца. И достигается не административным принуждением, а гражданским и церковным послушанием, следованием правилам поведения, содержащимся в нормах ПРАВА и заповедях ПРАВДЫ. .


Я ржу и падаю под стол. Ну, конечно, НЕЛОГИЧНО! Ни в одной стране, никогда такого ещё не случалось! Любой честный человек на месте Михалкова тут посыпал бы голову пеплом и отправился снимать 10-ю серию «Утомлённых солнцем». Как бы не так. Осенил крестным знамением – и явил рай земной. Как в кино!

Торжество закона и порядка в стране опирается на наличие у граждан развитого правосознания, духовных идеалов, нравственных ценностей и моральных норм, разделяемых личностью, гражданским обществом и государством. В свою очередь «авторитетная сила власти», действующая в условиях «развитого правосознания», придает легитимность публичному государственному строю и гарантирует строй гражданский, частноправовой. .

Где в России Михалков увидал сие «развитое правосознание»? Не в станице ли Кущёвской?
Легитимность государственному строю придают Конституция, закрепляющая естественные права граждан и строгое следование ей властей, сформированных в результате честных выборов. А вовсе не «авторитетная сила власти».

Ограничение свободы человека властью возможно. Но возможно тогда и только тогда, когда это ограничение принимается им добровольно, свободно и доверительно. Русский человек подчиняется другому человеку, миру и государству не самим по себе, а из чувства любви к Богу, Родине и Отечеству.

Важно понять: власть — это проблема не только для того, кто подчиняется, но и для того, кто подчиняет. Именно для последних она — тяжкая ноша и громадная ответственность.

Об этом напоминают слова, обращенные в 1879 году К.П. Победоносцевым к представителям государственной власти «всех времен и народов»:

«Если бы вы понимали, что значит быть государственным
человеком, вы никогда бы не приняли на себя этого страшного
звания: оно везде страшно, а особенно у нас в России. Ведь это
значит: не утешаться своим величием, не веселиться удобствами,
а приносить себя в жертву тому делу, которому служишь,
отдать себя работе, которая сжигает человека, отдавать
каждый час свой с утра и до ночи быть в живом общении
с живыми людьми, а не с бумагами только».

Государственная власть — это личная жертва, приносимая на алтарь Отечества! .


Они мечтали разносить пиццу, но принесли себя в жертву, и теперь ездят на мерседесах в кортежах с мигалками.
Если посмотреть декларации о доходах рассийских чиновников, то многие из них и впрямь уже заработали себе «дожитие» на Канарах. Но продолжают «жертвовать собой». Наверно потому, что лишняя копейка никогда не помешает.

Власть, авторитет и сила государства жизненны и необходимы, когда принимаются его гражданами в порядке внутреннего добровольного признания, уважения, доверия.

Это начало свободной лояльности, преданности на совесть, добровольного содействия, сердечного законопослушания есть крепчайший цемент всякого государства, источник созидательной силы государственной власти.

Свободная лояльность гражданина как существеннейшая черта просвещенного консерватизма закладывает основу для становления культуры российского правосознания.

На протяжении всей своей истории Россия гибла и распадалась, как только обнаруживался недостаток свободной лояльности. Она распадалась от «кривизны и воровства», а спасалась свободной и жертвенной аккумуляцией прямых душ.

Потому все то, что подрывает свободную лояльность, должно устраняться из жизни государства и гражданского общества, а все то, что усиливает ее, должно в них утверждаться и культивироваться.

Так было в России раньше, так будет в ней и впредь. .


«Лояльность как основа правосознания»? Напомню Михалкову рассказ Чехова «Злоумышленник», где весьма лояльный герой («Нешто мы некрещеные или злодеи какие?» ) с чистой совестью пускал поезда под откос. Убийцы, в своём большинстве, лояльны власти. Нелояльность – свойство тех, кто находится к власти в оппозиции. Убийцы в оппозиции не находятся, оппозиционеры – не убивают.
Михалковский проект учреждения единомыслия в России утопичен, но не утопично (и мы это знавали на практике) уничтожение инакомыслия под предлогом мнимого торжества лояльности.
Ну а фразу «Россия спасалась свободной и жертвенной аккумуляцией прямых душ» - в собрание сочинений «Козьмы М.»

четверг, 9 декабря 2010 г.

Манифест «Просветконсерва». Армия

Мелким зелёным шрифтом приведён текст манифеста Н.С.Михалкова.

Особенная роль в жизни нашего народа
принадлежала и принадлежит армии. Будучи
носительницей волевой силы и нравственной
мощи государства, армия призвана
обеспечить обороноспособность страны
и безопасность ее граждан.


Армия – «носительница нравственной мощи государства»... Михалков хотел сделать комплимент армии, но не заметил, что тем самым получился и "комплимент" нравственности. Впрочем, если вспомнить дедовщину и станицу Кущёвская, получается, что Михалков попал в точку.

Как воплощение института единоначалия, армия должна быть построена иерархически и проникнута воинской дисциплиной.

Храбрость, отвага, личное мужество с давних времен были главными качествами русского воина, чтившего славную традицию доблестного служения Родине и Отечеству.

Однако за перестроечное десятилетие военная профессия усилиями псевдодемократов стала считаться в обществе чуть ли не презренной, а солдаты и офицеры заняли в обществе положение изгоев и париев.

С этим пора кончать!


После «перестроечного десятилетия» успело пройти ещё полтора десятилетия. Какое, товарищ Михалков, у нас тысячелетье на дворе? И кто те таинственные «псевдодемократы», что опустили авторитет армии настолько, что Путин уже 10 лет поднять не может? Уж не Союз ли солдатских матерей?

Армия — это культура в форме службы Отечеству.

Напомним, что государство ранее было объявлено Михалковым «культурой в форме служения Отечеству». Поскольку «служба» и «служение» - это, безусловно, синонимы, получается, что государство и армия – это одно и то же. Не всякий философ способен до такого додуматься.

Офицерский корпус, в первую очередь гвардия, должны получить от Церкви и Государства духовную и материальную поддержку.

Военная профессия должна вновь стать престижной и желанной, а звание солдата, защитника Отечества — гордым и высоким.

Армия должна получить все, что нужно для эффективной обороны страны, будь это обычное или высокоточное оружие, новейшее стратегическое вооружение или все то, что необходимо для информационных и сетевых войн.

Для нас смысл реформирования армии состоит не только в переводе ее на контрактную основу, но и в возрождении высокого воинского духа ее частей и подразделений, который испокон века позволял ей побеждать на полях сражений многочисленных и сильных врагов.

Мы убеждены, что важнейшей государственной и общественной задачей является военно-патриотическое воспитание молодых россиян, будущих защитников Родины и Отечества.

Армия должна превращать наших юношей в настоящих мужчин, способных защитить себя, свою семью и Отечество.

Она должна научить молодого человека достойно подчиняться и ответственно руководить. Она должна воспитать в нем чувство долга и чести, стать для него школой мужества, отваги и личной ответственности.

С такой армией — мы будем непобедимы!


Кого она будет «побеждать на полях сражений»? Кто эти «многочисленные и сильные враги»? Ради чего тратятся такие гигантские деньги? Не для «патриотического воспитания» же, наверное. На самом деле, в настоящий момент у России нет реальных врагов, поэтому и главу «Армия» можно было смело опустить. Гораздо актуальнее смотрелась бы глава «Суд», которой у Михалкова нет. Видимо, нынешний «Басманный суд» Михалкова вполне устраивает. Впрочем, Михалков здесь, очевидно, исходил из того, что империя без армии смотрится несерьёзно. К тому же, как легко можно догадаться, именно на армии будет держаться михалковское «гарантийное государство» - cо всеми авторитарными режимами так бывает. Именно армия обеспечивает там «братскую солидарность» и вершит «справедливое насилие».

Как бы то ни было, уж коли речь зашла об армии, следовало бы рассказать, ЧТО просветконсерваторы намерены сделать с дедовщиной, с издевательствами офицеров, с эксплуатацией рабского труда солдат на далеко не военных объектах и т.д. Без этого авторитет армии никогда не будет восстановлен.

вторник, 7 декабря 2010 г.

Манифест «Просветконсерва». Политика

Мелким зелёным шрифтом приведён текст манифеста Н.С.Михалкова.

Обеспечить жизнь и деятельность
гарантийного государства может только
новая политика.

Политика — это воля к власти. Это искусство брать, удерживать и главное передавать власть. Это способность и умение политического движения и партии готовить и выдвигать лидера, способного стать не только главой государства, но и лидером нации.


Политика – это воля к власти, а графомания – это воля к словоблудью. Михалков не замечает, как смешно выглядит он в одеждах Макиавелли. После бесконечных рассуждений о правде, братстве, «стабильнодинамичном» развитии оказывается, что главное – сесть всем задом на трон. Вот и вся политика!

Просвещенный консерватизм опровергает расхожее мнение о том, что политика — грязное дело плутов и казнокрадов. Мы считаем, что политикой могут и должны заниматься лучшие люди страны, честные, порядочные и образованные граждане, ставящие интересы общества и государства выше личной выгоды и корысти.

Нам как воздух необходима политическая гвардия, главным смыслом существования которой является любовь к своей Родине и служение своему Отечеству.

Следует изгнать из современной российской политики карьеристов и проходимцев, закрыть в нее доступ демагогам и аферистам, искоренить из нее преступников и коррупционеров.
ПРАВО и ПРАВДА — вот лейтмотив деятельности для настоящего российского политика.


Что касается преступников и коррупционеров – тут всё ясно, но вот демагогов… Не демагог ли Михалков будет определять, что есть ПРАВДА, а что – демагогия, и кто, соответственно, должен быть изгнан из политики? Никакого объективного критерия отделения зёрен от плевел Михалков не предлагает. Да и не может предложить – потому что его попросту не существует. Именно поэтому во всех цивилизованных странах право решать, кто демагог, а кто нет, отдано народу и реализуется посредством плебисцита.

Тщательный качественный отбор политических кадров, выдвижение ярких лидеров, формирование новой политической элиты и объединение вокруг нее всех честных и порядочных людей нашей страны — вот главные организационнополитические задачи нашего движения.

Мы осознаем важность и значимость общественного контроля за политической, экономической и правовой деятельностью в стране. Мы приветствуем учреждение нового общественного органа — Общественной палаты, призванной стать «высшим экспертным советом страны», постоянно действующей народной трибуной для лидеров гражданского общества.


В качестве «экспертных советов» в большинстве стран выступают профильные палаты парламента. Но если парламент состоит из денежных мешков и бюрократов, то без «палаты» не обойтись.

Мы считаем, что губернаторы и мэры городов федерального значения должны выдвигаться на должность и освобождаться от должности президентом страны.

Такого нет ни в одной приличной стране. Да и большинство россиян считают по-другому.

Мы убеждены, что грязные политические технологии — «черный и серый пиар», подкуп и давление властных и олигархических группировок на избирателей — должны окончательно и бесповоротно уйти в прошлое. Выборы в органы власти по всей стране должны стать прозрачными, честными и справедливыми. Всенародный референдум должен вновь обрести прямую конституционную силу.

Непонятно только, почему выборы до сего времени становились всё мене честными, кто стоит за этой тенденцией, и, если у власти будут оставаться они же, с какой стати нам ждать изменений к лучшему.

Однако политика не заканчивается победой на выборах, а ее главная задача заключается не только в том, чтобы обеспечить себе конституционное большинство в Государственной думе.

Политика — это трудная, ежедневная, непрерывная работа, направленная на возрождение государственной мощи, достижение общественного согласия и роста благосостояния граждан России.


Не очень соотносится с исходным тезисом «политика – это воля к власти».

Чтобы добиться нового качества политической и правовой работы в стране, следует не только укреплять внутрипартийную дисциплину, но и стремиться к сокращению общего числа политических партий. Карликовые, игрушечные, карманные партии, не представляющие никого и ничего, как и партии, утратившие поддержку своих избирателей, должны уйти с арены политической борьбы.

Так они и сами уйдут, если уж они «не представляют никого и ничего». К тому же «карликовая» со временем может обрести народную поддержку и стать мощной политической слой. Такое случилось, к примеру, с партией Зелёных в некоторых европейских странах. Партии рождаются и умирают, и искусственно регулировать этот процесс стремятся только те, кто заинтересован навеки «просвещённо» законсервировать свою власть. Нынешнее российское законодательство делает регистрацию новых партий практически невозможным, если только эту партию не поддерживает власть, которая в то же время может легко закрыть любую партию.

В будущем в России должны остаться три политические партии, могущие реально бороться за власть: консервативная, либеральная и социалистическая.

Среди моря абстрактных рассуждений вдруг такая судьбоносная конкретика. Но дальше- молчок. Допустим, про консервативную можно узнать из михалковского манифеста (впрочем, с трудом), но что такое «либеральная» (неужто, без шуток, ЛДПР?) и что – «социалистическая» (КПСС - это далеко не соцпартия), почему именно они, и что станет с другими? Понять невозможно.

Мы считаем, что все политики, работающие в органах законодательной власти должны нести не только партийную, но юридическую (гражданскую и уголовную) ответственность. То же самое касается и государственных служащих, работающих в органах власти судебной и исполнительной. Политические и экономические преступники должны выявляться прокуратурой и Счетной палатой, строго и справедливо наказываться российским судом вне зависимости от должности и положения, которые они занимали или занимают.

Предатель и вор должен сидеть в тюрьме, кем бы он ни был!


Какие революционные лозунги рождают консерваторы! Но разве кто когда сам себя сажал?

Законность и Порядок должны стать в России не только возможностью, но и действительностью. Для этого они должны быть подкреплены политической волей лидера страны. Лидера, способного брать на себя ответственность, действовать быстро, точно и решительно в тех случаях, когда это необходимо для обеспечения национальной безопасности или спасения жизни российских граждан.

Вроде, с лидером у нас всё тип-топ, а воз и ныне там. Может, стоило подумать и о других методах обеспечения законности помимо «лидера»?

Внешняя политика России должна стать логическим продолжением ее внутренней политики в глобальном масштабе. Российским государственным деятелям и дипломатам пора начать мыслить не масштабами района, города, области или страны, а материками и континентами.

Непонятно, ни что это за «деятели», ни в чём должно выражаться их «континентальное» мышление, ни каким образом Михалкову удалось стать их учителем в означенных вопросах.

Геополитика в России должна получить приоритет над политикой, геоэкономика над экономикой, а геокультура над культурой.

Довольно смотреть на себя и мир, стоя на коленях. Пришла пора вернуть достоинство, обрести уверенность, встать на ноги — и спокойно, с ровным дыханием отстаивать собственные национальные интересы.


Теперь мы будем знать, что Путин стоял на коленях и отстаивал чужие интересы.

Мы вновь должны стать едиными и сильными, а Россия — Великой.

В этом был, есть и будет главный смысл российской политики.


В реальности это, вероятно, обернётся тем, что, как и прежде, львиная доля бюджета будет уходить на содержание силовых структур, а пособие по безработице будет равняться стоимости месячного проездного на метро.

пятница, 3 декабря 2010 г.

Манифест «Просветконсерва». Государство

Мелким зелёным шрифтом приведён текст манифеста Н.С.Михалкова.

Мы — последовательные государственники.

Подобно нации и личности, государство базируется не только на материальных (политических и экономических) измерениях, но и несет в себе духовный, нравственный смысл.

Государство — это культура в форме служения Отечеству.


Очередной тосьин перл. Ну, во-первых, культура – это термин слишком многозначный. В своём наиболее характерном для современного русского языка значении термин «культура» относится к искусству и образованию и, в меньшей степени, науке. Но не к государству. Именно поэтому телеканал «Культура» никто не включает в надежде узнать что-нибудь про деяния государственных мужей. Это – первая причина, по которой фраза Михалкова выглядит глупо. Впрочем, в одном из своих менее употребительных значений «культура» есть совокупность проявлений и элементов строения человеческой цивилизации. И государство в качестве одного из таких элементов действительно выступает. Однако под «формами» таковой культуры понимаются обычно различные исторические и, реже, территориальные её варианты: «античная культура», «средневековая культура» и т.д. Принято говорить не «медицинская форма культуры», но – «система здравоохранения», потому что формы – это варианты совокупности, а не отдельные элементы её. Таким образом, здесь мы имеем второй ляп Михалкова. Ну, и последний, главный, дефект этой фразы можно проиллюстрировать строфой из стихотворения Евтушенко, в которой живописуется речь некоего советского оратора:

Он гремел на самовзводе
О пушнине, рыбе, мёде, брал собранье в оборот:
«Надо думать о народе!»
… позабыв, что здесь (то есть в зале)- народ.

Вот так и Михалков. Его государство служит не конкретным людям, даже и не народу (здесь Михалков переплюнул евтушенковского оратора), а абстрактному Отечеству. Этому самому отечеству Михалков требовал и от народа «жертвенной преданности» в соответствующей главе – там, где Вуди Аллен спрашивал про круассаны. Кстати, упомянутый стих Евтушенко заканчивается очень знаменательно – сценой проводов оратора восвояси:

Следом нёс какой-то шкетик
Рыбки свеженькой пакетик,
Шкурки белечьей – жене,
В общем, было всё вполне…

Как видим, со времён социализма понятие «Отечество» не претерпело существенных изменений.

Государство как государственность и нация — есть духовное единство народов и граждан, сознающих и признающих братскую солидарность, охраняющих и поддерживающих ее любовью и жертвенным служением.

О, вот и тут «жертвенное». Но теперь уже - ради «братской солидарности». Впрочем, здесь к тому же государство приравнивается и к нации, и к «духовному единству граждан». Граждане жертвенно служат «братской солидарности», а их «духовное единство», сиречь государство, как мы только что узнали, служит «Отечеству». Видимо, это должно означать, что отечество есть не что иное как братская солидарность. Вот ведь как приятно! Изучая словоблудье Михалкова, можно с лёгкостью вершить невиданные научные открытия!

Государство как государственный аппарат — есть волевая сила, которая может и должна регламентировать действия граждан и неправительственных организаций, устранять общественный и индивидуальный произвол, бороться с терроризмом и препятствовать развитию национальной розни. Государство может и должно делать это постольку, поскольку делает это во благо каждого конкретного человека и всего общества в целом.

Совершая насилие, которое воспринимается и оценивается личностью и нацией как справедливое действие по пресечению всяческой неправды, государство проявляет не только свое внешнее политическое и правое могущество, но и раскрывает свой внутренний, правдивый смысл. Поэтому мы будем всеми силами отстаивать государственные интересы и настаивать на необходимости государственного регулирования общественной деятельности тогда, когда это необходимо для общественного согласия и политической стабильности, для примирения различных интересов социальных классов, групп и личностей.


Вроде бы хорошие вещи дяденька пишет: «справедливое действие по пресечению всяческой неправды». А на самом деле – совершенно чудовищный абзац. Во-первых, что такое «всяческая неправда»? Ну, например, Вася соврал маме, что выучил стих к завтрашнему уроку. Поскольку государство, по Михалкову, призвано «совершать насилие» для персечения ВСЯЧЕСКОЙ неправды, Васю, вероятно, четвертуют. Впрочем, вопрос вызывает не только слово «всяческая», но и слово «неправда». Точнее, целых два вопроса. 1) кто будет решать, что есть неправда и 2) с какой стати государство должно пресекать неправду. По поводу 1) догадаться легко: что есть правда, а что нет, само государство и решит. Тут и ответ на 2) выплывает сам собой: чтобы не руководствоваться ЗАКОНАМИ. То есть в стране наступит полнейшее беззаконие, сиречь торжество правды в понимании просветконсерваторов и их карманного государства. Михалков приветствует государственное «насилие» и обещает всячески «отстаивать государственные интересы» для достижения «общественного согласия». Насилие для достижения согласия – это, вообще-то нонсенс. Если только Михалков не намеревается поубивать всех несогласных. Вообще, термин "насилие" в русском языке несёт на себе крайне негативный оттенок. "Насильник", "насиловать" - отсюда рукой подать до "террора" и "беспредела". Михалков легко мог бы обойти этот термин. Например, заменив на "принуждение к исполнению законов". Почему он так не поступил? Как знать, может быть ему как раз ближе террор и беззаконие. Такие люди очень любят употреблять слова-тайные знаки там, где нет возможности изъясняться открыто.

Государство реализует себя как система управления с помощью вертикальных связей, но оно не может и не должно заменить связей гражданских, сетевых, горизонтальных — между неправительственными организациями, партиями, обществами, союзами, предприятиями, университетами, городами. Бюрократизация социального управления и огосударствление гражданских и общественных отношений, идущие рука об руку с «диктатурой денег», «чрезвычайщиной» и произволом региональных временщиков, отрицаются нами, поскольку являются разрушительными как для традиционной жизни российской общины, так и для творческой инициативы частного собственника, хозяина.

Мы также выступаем за четкое разграничение полномочий и сфер ответственности центра и регионов.

Более половины налоговых средств может и должно поступать в местные бюджеты, оставаться на уровне города, поселка, района и направляться на решение реальных проблем конкретных людей. Справедливое разделение полномочий и сфер управления, прав и обязанностей, доходов и расходов повлечет за собой и персональную ответственность руководителей всех уровней перед законом, страной и народом.

В широкой автономии местного самоуправления мы видим не ослабление власти, а новый способ ее эффективной организации в системе общественно-государственных координат. В этом проявляется единство народа и власти, единство, опирающееся на местные традиции, соединенные сглобальными новациями.


Михалков держит нос по ветру. Ещё пару лет назад такие реверансы в сторону «горизонтали» трудно себе было бы представить. Но сегодня «укрепление вертикали власти» оказалось окончательно скомпрометированным. Никто не верит в то, что хороший батюшка-царь построит всех чиновников до самого нижнего уровня и наведёт тем самым в стане порядок. Как выяснилось, на самом деле у нас «вертикаль» всего-то навсего предоставляет возможность «батюшке» бить по голове тех, кто ему не приглянулся, зато остальные вольны творить всё что хотят, ни на кого не оглядываясь. Пример того, к чему привела вертикаль, мы увидали на днях в станице Кущинская. Там невозможно понять, где бандиты, где менты, где прокуроры, где депутаты – настолько всё смешалось в едином беспределе.
Впрочем, выступая «за четкое разграничение полномочий и сфер ответственности центра и регионов», Михалков про это разграничение ничего чёткого не сказал. Даже про выборность губернаторов, так интенсивно ныне обсуждаемую, - ни слова. Зато в вопросах распределения налоговых поступлений - удивительная конкретика. «Более половины» - откуда Михалков взял эту пропорцию? Он что, экономист? Да и вообще, разве это тема для раздела «государство» политического манифеста?

Мы убеждены, что участие каждого гражданина и всего гражданского общества в государственном строительстве, жизненно необходимо. Без него в современном мире просто нельзя жить. Однако государственное и гражданское соучастие должно быть полноценным, а не вырождаться в произвол бюрократии или в диссидентский протест, подрывающие авторитет, силу и мощь государственной власти.

У Михалкова «произвол бюрократии» ИЛИ «диссидентский протест», между тем правильный союз в данном случае «И». Там где произвол бюрократии – там и только там - «диссидентский протест», который подрывает вовсе не авторитет власти, а всесилие властной бюрократии. Там же, где диссидентский протест задавлен, произвол бюрократии неизбежен.

Основное задание современной России состоит в том, чтобы найти и сохранить такую форму государства, «при которой дух гражданской корпорации насытил бы форму государственного учреждения».

Такой формой государства является гарантийное государство или государство с положительной миссией.

Гарантийное государство обеспечивает проведение в жизнь стабилизирующей социально политической программы, способствующей экономическому росту страны. Отличительной особенностью этой программы является то, что она положительно воспринимается государством, гражданским обществом и частными лицами, придерживающимися различных политических взглядов и убеждений.

Это в настоящем и полном смысле слова общенациональная социально-политическая программа.

Ее главная цель состоит в утверждении национального идеала — единства ПРАВА и ПРАВДЫ как основы политической мощи, экономического процветания России и роста личного благополучия российских граждан.


Ещё одно «изобретение» Михалкова. «Отличительная черта» - то, что она (программа гарантийного государства) «положительно воспринимается» всеми. Хотите поконкретнее? Пожалуйста: утверждает «национальный идеал - единство ПРАВА и ПРАВДЫ». Видимо, это нужно понимать так: у кого ПРАВО, тот и ПРАВ.

Ее главные задачи заключаются в реализации идей:

— симфонии государства и гражданского общества;

— союза личности, нации и государства;

— гармонии труда, земли и капитала;

— равномощности «прав и свобод народов» и «прав и свобод человека».


Ну, про «симфонию» где-то уже было. А вот «равномощность прав и свобод народов и прав и свобод человека» - это что-то новенькое. Причём ни в главе про народы, ни в главе про свободу об этом не было ни слова. Но пробуем представить себе, что бы это могло означать. Ну, «права и свободы человека» - понятно что. Свобода слова, свобода собраний, право избирать и быть избранным и т.д. А вот что понимается под «правами и свободами народов»? «Права» - это, допустим, право иметь представителей в парламенте , право иметь собственный язык и вести на нём суды, телепередачи и т.п. Что касается «свобод народов», то такое словосочетание употребляется разве что в предложениях вроде «Народ отвоевал свою свободу» - мало вероятно, что имперски мыслящий Михалков метил в эту сторону. Как бы то ни было, совершенно ясно, что права народа и права человека – явления совершенно разного порядка, совершенно разных сфер. Сделать их «равномощными» - не более чем лингвистический нонсенс. Это все равно что уравнять воду с океаном. Как можно уравнять по мощности право человека говорить на родном языке и право народа вести на этом языке радиопередачи?

Правовое выражение и юридическое оформление идея гарантийного государства должна найти в Основном Законе государства — Конституции России.

Принципиальное отличие новой Конституции России от ныне действующей состоит в том, что она должна быть основана не только на Декларации прав человека, но и на Декларации прав народов.


Эти два скромных абзаца –на самом деле самое серьёзное, что есть в михалковском манифесте. Михалков предлагает заменить основной закон. В чём принципиальное отличие нового от старого? А поди пойми, что Михалков имеет в виду. Что это за таинственная «Декларация прав народов», о которой Михалков в разделе про народы не сказал ни слова, но которая должна повлечь замену КОНСТИТУЦИИ!? Не дико ли вообще менять Конституцию под таким туманным предлогом? Впрочем, хорошо хоть какая-то Конституция всё же останется – Михалков ведь до сих пор о главном законе вообще не упоминал. Зато когда упоминул, назвал её «Конституцией России», между тем как она ныне носит название «Конституция Российской Федерации». Может быть в этом и есть настоящая цель замены: не осмеливаясь провозгласить «Конституцию Российской Империи», трусливо отбросить слово «Федерация» - кому надо, поймёт, ЧТО вместо него надо подставить.

Гарантийное государство призвано защищать и права граждан, и права народов. При этом надо понимать, что права эти повиснут в воздухе, если не будут гарантированы четко сформулированными обязанностями государственного целого.

Конечно, сформулировать надо. Но это совсем несложно. Достаточно записать: государство обязано защищать законные права граждан и народов.

В XXI веке гарантийное государство призвано принять на себя конституционную ответственность по консолидации внутренней и внешней политики государства и гражданского общества на всех уровнях и во всех сферах российского бытия.

Гарантийное государство — это новый государственнообщественный тип организации власти. В нем государственный аппарат, гражданское общество и граждане действуют солидарно с целью достижения единых общенациональных целей. Государство, гражданское общество и личность несут при этом в гарантийном государстве субсидиарную ответственность.


«Субсидиарную» - это как? Если Вася не отдаст мне долг, деньги вместо него вернёт государство? Во всяком случае, термин «субсидиарная ответственность» в юридической практике означает именно такое положение вещей. Боюсь, что подобную «солидарность» никакому даже самому «гарантийному» государству не потянуть.

Гарантийное государство принимает на себя перед своими гражданами следующие обязанности:

1.Гарантийное государство обязано обеспечить государственный суверенитет страны, заповеданной Богом и завоеванной подвигами предков, возродить единое политическое, экономическое, правовое и культурное пространство исторической России и сохранить русский язык как язык межнационального общения на евразийском континенте.

2. Гарантийное государство обязано при определении формы правления, формы государственного устройства и политического режима, а также при разработке долгосрочной и среднесрочной стратегии развития страны исходить из традиционного для России культурноисторического типа цивилизации.


Что это за «культурноисторический тип цивилизации»? Уж не опричнина ли?

3. Гарантийное государство как верховная президентская власть — обязано разрабатывать и проводить в жизнь единую общенациональную политику России, основанную на традиционных для нее идеалах и ценностях и преследующую новационные интересы российского государства, гражданского общества и личности.

4. Гарантийное государство обязано при решении любых внутренних и внешних проблем исходить из обеспечения национальной безопасности России и защиты интересов российских граждан, и только из них.

5. Гарантийное государство обязано разработать и принять такую систему ПРАВА, которая, регламентируя содержание и форму политической и экономической деятельности государства, гражданского общества и личности, обеспечивая законность и правопорядок в стране, исходит из того, что российское право есть особенная часть семьи континентального права и в качестве таковой принимается российским правосознанием как строгая, но справедливая ПРАВДА.


Государство должно разработать систему права, которая должна восприниматься как правда. Какую бы систему права государство ни разработало, она в любом случае удовлетворит требованию Михалкова. Ибо на вопрос: «ПРАВДА, у вас такая система ПРАВА?» ответ будет: «ДА!»

6. Гарантийное государство обязано создать политические и правовые условия для интенсивного роста российской экономики и обеспечить глобальное лидерство России в четырех сферах: земле, воде, воздухе и космосе.

7 Гарантийное государство обязано построить такую систему государственного контроля и управления, которая будет способствовать организации производства и потребления товаров и услуг, позволяющих на порядок поднять уровень жизни, в десятки раз увеличить доходы российских граждан и заставить их забыть о том, что такое материальная нужда и бедность.

8. Гарантийное государство обязано предпринять все необходимые меры для того, чтобы раз и навсегда искоренить из нашей жизни такие понятия как терроризм, коррупция и организованная преступность.

9. Гарантийное государство обязано, в конечном счете, рассматривать материальное производство как средство для производства духовного, которое является для него целью. Внутренняя политика страны должна предусматривать механизмы для реализации приоритетного развития духовного производства, в первую очередь: науки, культуры и образования.

10. Гарантийное государство обязано разработать и реализовать такую национальную политику, которая воплощала бы в себе идею возрождения личного и гражданского достоинства русского человека и народа, традиционно составляющего в России абсолютное большинство, но в то же время не ущемляла прав и свобод других народов Российской Федерации.


А «личное и гражданское достоинство» других народов она не должна возрождать? Или только у русского народа имеются проблемы с достоинством?

Гарантийное государство — это государство Общего дела и Общего делания.

Главное – сообща не обделаться.

Мы верим, что ему принадлежит будущее.

Чему принадлежит будущее? Что это за государство? Есть ли в нём законодательная власть, есть ли исполнительная, есть ли судебная? Накидав десяток пустых лозунгов, Михалков умудрился в главе «государство» абсолютно не коснуться взаимоотношения тех частей, которые образуют любое цивилизованное государство (формально – даже и СССР!) аж с 18-го века! Именно тогда барон де Монтескьё сформулировал тезис о трёх независимых ветвях власти. Михалков со своим манифестом напоминает ту ученицу средней школы, которая не так давно подала в суд на Дарвина. Он смешон уже тем, что пытается выдумывать с нуля государство и строить его из популистских речей – будто не было ни науки, ни многовековой практики государственного строительства.

четверг, 2 декабря 2010 г.

Манифест «Просветконсерва». Свобода

Мелким зелёным шрифтом приведён текст манифеста Н.С.Михалкова.

Главной гарантией личной свободы
и публичной независимости является
братская человеческая солидарность.


«Солидарность» - это единство в каком-либо вопросе, чаще всего – в совместном противостоянии чему-либо. Каким образом солидарность может гарантировать свободу, знает только философ Тосья. Пример противного: допустим, я солидарен с Ходорковским в вопросе о политической подоплёке его дела. Свободу Ходорковскому это, однако, не гарантирует.

Братская солидарность, взаимопомощь и служение общему делу ограничивают индивидуальный произвол человека, но не противоречат его личной свободе.

Ах вот оно что! :))) Оказывается, Михалков имел в виду, что «солидарность» на самом деле свободу ограничивает! Если ты ненавидишь свободу, но не решаешься это прямо сказать, беспроигрышный вариант – заявить, что лучшей гарантией свободы выступают кандалы: закованный в них не сможет помешать ничьей свободе!
Впрочем, я утрирую. Михалков малость хитрее. Он пользуется тем, что термин «свобода» многозначен, и одно из его значений, «произвол», имеет общепризнанный негативный характер. Правда, слово «произвол», в отличие от «свободы», применяется обычно только к действиям властей, и вместо него правильнее было бы употребить универсальный термин «вседозволенность», но … не суть. Общеизвестно, что ограничителем вседозволенности в цивилизованном государстве является закон, прежде всего Конституция. О ней Михалков не говорит НИ СЛОВА! Впрочем, и закон вообще для него не писан – достаточно вспомнить, что именно закон был одной из основных мишеней его нападок в фильме «12». Так что же, если не закон, должно удерживать свободу от перерастания во вседозволенность? По Михалкову это:

«Братская солидарность, взаимопомощь и служение общему делу».

«Братская солидарность» – это практически то же самое, что и «взаимопомощь». Конечно, никто не будет чинить «произвол» по отношению к своему «брату», но мир в реальности состоит, увы, вовсе не из «братьев», и утверждать, что «взаимопомощь» может служить «гарантией свободы» - это даже не наивно, а откровенно глупо. Впрочем, «взаимпомощь» для Михалкова в данном случае – всего лишь ступенька к «служению общему делу». По Михалкову, люди помогают друг другу не из сострадания или гуманизма – а потому что являются муравьями в одном большом улье. Выстраивается потрясающая логическая цепь:

Твоя свобода ограничена, чтобы не повредить твоему «брату». Он тебе «брат», потому что вы таскаете песчинки в один улей. Это самый улей ничуть не противоречит твоей свободе, напротив, он является главным и абсолютно законным её распорядителем, ибо, налагая на твою свободу ограничения, заботится о тебе и о твоём брате. Совершенно ясно, что «ульем» или, по Михалкову, «общим делом», является государство. Описанный же процесс обеспечения «свободы» - не что иное как пересказанное другими словами легендарное «arbeit macht frei». В основе этого фашистского лозунга лежит близкое Михалкову убеждение, что человек – не более чем муравей в огромном улье, он не обладает ни естественными (данными природой, а не дарованными государством) правами, ни естественной свободой.

Наш идеал — социальное братство — союз свободных людей, равномощных в обретении гражданских прав и несении гражданских обязанностей.

Внутренняя свобода, или ПРАВДА, — дар Божий. Она сопряжена с нравственной ответственностью и требует от человека жизни «по совести».


Здесь читатель должен испытать «синдром Гегеля» - когда несколько простых абстрактных терминов отказываются сложиться в единую осмысленную картину.
Термин «внутренняя свобода» вообще довольно странен. Вспоминается комедийное «это я ему не сказал, это я ему подумал». Действительно, если внешних ограничителей всегда хватает, внутренние не столь очевидны. Что может помешать нам «это ему подумать»? Разве что некие моральные установки, табу. Впрочем, Михалков говорит о «свободе», то есть, надо думать, об отсутствии моральных установок. И приписывает избавление от означенных установок Богу. Но все мы знаем, что Бог, а точнее, религия, известны как раз склонностью к суровым моральным и поведенческим ограничениям. Всё становится на свои места, если вспомнить, что под свободой Михалков понимает идеологически обусловленную несвободу. Вот и «внутренняя свобода» оказвывается заложником некой не совсем ясной (есть только ссылка на Бога) морали, а вовсе не мораль определяется гармоничным сочетанием частных свобод. Как вишенка в коктейле- термин ПРАВДА, любимый ингредиент Михалкова, неизменно с большой буквы и неизменно не к месту. Правда, по Михалкову, это – не научная истина, это трансцедентальный божий дар. Жрец высшей религии, Михалков разъяснит «муравьям», чего требует от них «нравственная ответственность» и тем самым, «macht frei».

Внешняя свобода, или ПРАВО, — не только способность человека поступать так, как ему заблагорассудится, но и публичная обязанность отвечать за свои поступки в границах установленных обществом и поддерживаемых государством обычаев и норм.

А вот и то, что требовалось доказать. Государство заставит нас отвечать в границах «обычаев и норм». Не закона, нет!!! Потому что действовать по закону в наши обычаи не входит.

Нарушение внутренней и внешней свобод человека недопустимо и должно охраняться Церковью и Государством.

Ну ладно – внешних, но внутренних? Их, надо думать, церковь будет охранять. Склонять к «жизни по совести». Но у нас по Конституции вроде ведь свобода совести, её принято трактовать как свободу для любой религии и от любой религии. То есть общепринятое понимание «внутренней свободы» в корне противоположно михалковскому.

Мы тщательно оберегаем сокровенность и подчеркиваем исключительность тех областей, в которых у человека должна быть полная и нестесненная свобода действий. Вера, любовь, дружба, семья, воспитание детей, частная собственность образуют «магическое кольцо свободы», куда человек волен допускать или не допускать окружающих его посторонних людей.

Полное противоречие предыдущему абзацу. Если никого к этому не допускают, то как церковь может это охранять?

Наша личная свобода не должна нарушать прав и свобод сограждан, она не может покушаться на крушение основ конституционного строя, вести к нарушению закона и общественного порядка, служить бунту, революции и государственной измене.

Умиляют бесконечные заклинания бунта и революций, который Михалков вставляет куда только можно. Между тем, бунты и революции совершенно не типичны для ДЕМОКРАТИЧЕСКИХ государств. Зачем рисковать жизнью и здоровьем, лезть на баррикады, если можно, дождавшись очередных выборов, отправить обидчиков в отставку?

Мы исходим из того, что государство и общество могут и должны препятствовать конкретным лицам в их преступных и противоправных действиях, ведущих к террору и насилию, угрожающих жизни человека, общественному порядку и государственной безопасности.

Гармоничное сочетание свободы, равноправия и братства служит главным требованием просвещенно-консервативного подхода ко всем явлениям современной общественной жизни, и в особенности — к государственному строительству.


Это глава была вроде бы посвящена свободе, однако вылилась в панегирик государственной безопасности. Таков уж наш «свободолюбивый» Михалков.