пятница, 18 сентября 2009 г.

О бесславном завершении одного ублюдочного эксперимента

Решил написать очередную рецензию на фильм, которого не видел. Это уже становится традицией. И, как мне кажется, вполне допустимо: ведь если понимать под фильмом некий дискурс (символическое послание, несущее смысл), то возможно установить его суть, компилируя информацию о тех смыслах, которые установили "рецензенты", непосредственно воспринявшие анализируемый фильм (книгу). Безусловно, существует угроза, что все рецензенты упустили некий смысл или, наоборот, исказили послание автора. Крайний случай формулируется знаменитой фразой "Доктора Живаго" не читал, но гневно осуждаю". Однако случай с "Живаго" - особый. Там тоталитарная власть намертво отсекла "рецензентов" от первоисточника. Вряд ли какой-нибудь фильм удостоится ныне такой чести. Скорее наоборот, имеет место всяческое проталкивание артефакта продюсерами и прокатчиками. Так, к моменту выхода "Ублюдков" в прокат обычно довольно равнодушная к кинематографу lenta.ru вдруг прямо-таки рассыпалась "новостями" о Тарантино: тут и про его любовь к английским детективам, и про 20-цатку его любимых фильмов... Как говорится, за гранью приличия. Однако промоутерам важно скорее обратить внимание на фильм. Дальше они мало что могут. Сотни людей, ознакомившихся с шедевром, дорвавшись до клавиатуры, создут такой стихийный фон, что проплаченные "новости" окажутся бессильны. Впрочем, это и не важно. Главное, чтобы "все говорили" - тогда обязательно пойдут. Хотя бы чтобы сказать: "Смотрел я этих "Ублюдков" - полное г.!"
Мы не будем брать пример с таких рецензентов и просто проанализируем их "крики души", благо кричат о "Бесславных ублюдках" буквально на каждом шагу.
Итак, о чём кричат? Народ на imdb не мудрствует лукаво: "funny!", "dark comedy" и т.д. и т.п. Воспринимают, в основном, как типичную трешевую смесь комедии с ужастиком вроде "Очень страшного кино". Рассейские продвинутые зрители этим не ограничиваются: всёж-таки Тарантино - это икона, а значит его очередной опус не имеет право встать на одну ступеньку со "Страшными кинами" и просто обязан изобиловать скрытыми глубинами. В результате фильм, целиком построенный на идее вроде "написать на заборе слово "жопа", оказывается носителем выспренних моральных ценностей. Вот, к примеру, как это выглядит в одном месте:

Войну выигрывает не столько героизм, сколько грязные сделки и предательство – ещё один немажорный и жестокий вывод Тарантино, как и предположение (да что там предположение?), что самые отпетые нацистские палачи получали убежище на его американской родине (одного из таких военных преступников в этом году никак не могли выдворить из США для положенного суда).

Видимо, имеется в виду Иван Демьянюк. В приведённой цитате дело представлено так, будто американцы его специально спрятали от Нюрнбергского процесса и долго препятствовали выдаче. На самом же деле, он просто хорошо спрятался, а процедура экстрадиции в развитых демократиях не проходит за два дня. Но дело даже не в этом: автор цитаты по сути морально уравнял союзников с Гитлером и выказал безразличие к исходу 2-й мировой войны. Получается, ничего сташного не произошло бы, если бы Гитлер победил и Освенцим с Треблинкой продолжили дымить трубами. Как тут не вспомнить убеждённость многих россиян, что Буш - это второй Гитлер.

Сомневаюсь, впрочем, что моральные изыскания самого Тарантино зашли так далеко. Если бы он на полном серьёзе приравнял Гитлера к Бушу, у него возникли бы большие проблемы при прокате в США. Многие рецензенты видят смысл переодевания фашисты/евреи в демонстрации возможностей кинематографа как инструмента для манипулирования парадигмой зрителя и, параллельно, в демонстрации того, что эта парадигма есть не более чем результат такой манипуляции. Суть: всяческие моральные нормы и табу являются как бы навязанными индивидууму извне. Зайди с другой стороны - и они полностью изменят свой знак. Вот, к примеру, вам внушили, что убивать людей - плохо. Но потом внушат, что жители какой-нибудь Лобзании - сущие враги демократии, и вот вы уже их убиваете за милую душу. Тут с Тарантино трудно не согласиться. Да, действительно, большинство из нас считает, что людей убивать плохо, вовсе не потому, что в результате анализа социальных последствий убийств пришли к такому выводу. Да, им просто внушили. Но вот плохо ли это на самом деле? Стоит ли "открывать им глаза"? разберёмся на примере.

В довоенной Германии жил известный композитор Рихард Штраус. Он, как и многие немцы, был антисемитом, поэтому приход к власти Гитлера и репрессии против евреев воспринял весьма благосклонно. Вот только эти самые репрессии по нему же самому и ударили: евреями были его либреттист Стефан Цвейг, невестка композитора и многие другие близкие ему люди. Казалось бы, если в числе твоих близких и друзей столько евреев (любимая певица Штрауса Зельма Курц тоже была еврейкой), как можно быть антисемитом? Оказывается, очень даже можно, если мы имеем дело со СВЕРХЦЕННОЙ идеей. Механизм формирования таких идей довольно очевиден и связан с чрезвычайной сложностью социальных процессов. Стены мира намного шире, чем стены офиса, где мы легко можем только на основании собственного опыта установить, кто нам друг, а кто враг. На глобальном же уровне нашего опыта оказывается не достаточно. Мы вынуждены искать другие опоры, в качестве которых выступают некие "авторитетные источники", сменяющие м дополняющие друг друга на протяжении всей нашей жизни. Так, антисемитами был отец Рихарда Штрауса, его покровитель фон Бюлов и его кумир Вагнер.
Личных же причин ненавидеть евреев (да и кого бы то ни было вообще) у Штрауса не было никаких: он рос в богатой семье и быстро добился славы. Никто ему ни в чём не мешал. В результате, оставаясь антисемитом на уровне идеологии (сверхценных идей), на личном уровне он даже управление собственным капиталом доверил еврею. Эти два уровня существовали в мозгу Штрауса совершенно изолированно. И всё бы было хорошо, да вот только миллионы немцев, мыслящих так же как Штраус, привели к власти Гитлера. Гитлер совпадал с ними на уровне сверхценной идеи, вот только степень "сверхценности" была доведена у него до параноидального уровня, так что многократно превышала ценность другой сверхценной идеи: о том что убивать стариков и детей не хорошо. Что произошло дальше, хорошо известно. Идеи воплотились в жизнь и повергли в шок даже таких антисемитов, как Рихард Штраус. Произошло это на сразу, ибо фашисты не показывали свои концлагерные "подвиги" в военной хронике с комментариями типа: "посмотрите, как прикольно они корчатся!" Случись такое, и, нет сомнения, третий рейх умер бы гораздо раньше: сила гуманистических идей даже там и тогда была слишком велика.
И вот теперь г-н Тарантино пытается "наверстать упущенное", живописуя скальпирование провинившихся фашистов. Нет особой разницы в том, что он сталкивает гуманизм не с антисемитизмом, а с антифашизмом. Результат одинаков, ибо гуманизм - настолько базовый этический принцип, что никакая другая, пусть самая что ни на есть сверхценная идея, не может с ним тягаться. Вот только следует ли из "ублюдочного" эксперимента, что антифашизм - это так же плохо, как и фашизм? Ничуть. Из этого следует лишь, что фантазии Тарантино, в которых выпрыгнувшие из газовых печей евреи гравируют лбы своих обидчиков, привели к такому же "бесславному" результату, что и извлечение стеклянного сердца из груди дебелой красотки в "Страшном кине". То, что мы ржём как лошади, глядя как "обезсердечнную" дуру сбивают собственные родители, практикующие оральный секс в мчащемся автомобиле, вовсе не означает, что мы - изверги или что нам "навязали" какую-то не ту мораль. Мы просто столкнулись с нонсенсом, не имеющим ничего общего с реальной действительностью, вот и реагируем соответственно. А внушили (навязали) нам именно то, что надо: сверхценные идеи о недопустимости национальной и расовой дискриминации дались человечеству дорогой ценой. Будь они "навязаны" лет на 100 раньше, глядишь, Рихарду Штраусу и миллионам таких как он не пришло бы в голову винить евреев в том, что в кране нет воды. И параноики вроде Гитлера вынуждены бы были ховаться по углам, как герой "Америкен бьюти", вместо того чтобы заражать других "сверхценной" коричневой чумой.
Этика - это иммунитет общественноого сознания. Она вырабатывается веками в социальном организме, чтобы потом мгновенно атаковать злокачественные особи. Она изменчива в той же степени, что и представления общества о злокачественности.
Фильм Тарантино ничего нового в таковые представления не вносит. Более того, он и сам - немножко "злокачественный". Он, как СПИД, пытается атаковать иммунитет, проникая в мозги через "рецепторы", падкие на яркие фантастичечкие симулякры. Ну, и конечно, через пиар, настолько бескрайний, что фильмы Тарантино раз за разом напоминают рекламные кампании по продвижению бренда "Тарантино", изобретательно спланированные режиссёром Тарантино.