вторник, 30 ноября 2010 г.

Манифест «Просветконсерва». Личность

Мелким зелёным шрифтом приведён текст манифеста Н.С.Михалкова.

Личность является не средством, а целью
общественного и государственного развития.

Однако, говоря о высоком статусе и выдающейся роли личности в истории, мы имеем в виду именно личность, а не оторванных друг от друга индивидов, существующих вне общества и государства. Для нас человеческая личность — органическое единство Я, ТЫ и МЫ. Она рассматривается нами в свете Промысла Божьего и через призму общественных отношений.

Идеологи российского консерватизма, как свободные творческие личности, могут и должны выступить сегодня в роли общественных и политических лидеров нашей страны, а просвещенно-консервативное движение должно стать кузницей кадров для руководителей Нации и Государства, которые в XXI веке смогут взять на себя ответственность за жизнь и судьбу нашего Отечества — России.


Ну, если она «цель», то что ж так кратко? Про «традицию» и то больше было раза в два, а тут - всего два абзаца (про просветконсервы – не в счёт). Причём КАКИХ абзаца! Михалков пишет про «существующих вне общества и государства» индивидов, которых в России, кажется, всего один – Агафья Лыкова. С единственной очевидной целью: похоронить эту самую «личность-цель» под пятой государства. Вне «МЫ», оказывается, нет «Я». Михалков щедро изводил чернила на славословия в адрес химеры под назвванием «просвещённый консерватизм», но не проронил НИ ЕДИНОГО СЛОВА о правах личности. Впрочем, что бы он мог сказать по этому поводу, ясно и так.

понедельник, 29 ноября 2010 г.

Манифест «Просветконсерва». Национальный вопрос

Мелким зелёным шрифтом приведён текст манифеста Н.С.Михалкова.

Мы убеждены, что национальное чувство
каждого народа требует к себе сочувственного
и уважительного отношения.

Народных культур в России множество. Все они равномощны друг другу. Ни одна не выше и не ниже другой.

Каждый народ живет по-своему: по-своему рождается и умирает, по-своему радуется и печалится, по-своему возносится и падает духом. У каждого народа свой инстинкт и дух, своя судьба, отраженная в его национальной культуре.

Национальная гордость — верное и крепкое начало народного пути; горячее чувство, драгоценное в творческом отношении.

Истинный гений — национален. Великая культура — неповторима.

Здоровый просвещенный национализм — национализм полиэтнический и поликультурный. Это свободный, творческий, в настоящем смысле слова созидательный национализм. В нем нет комплекса инородства. Он не боится соперничества и поглощения чужеродными элементами. Напротив, он способен впитывать и творчески перерабатывать их в себе.


Оказывается, «просвещённым» бывает не только консерватизм, но и национализм. Только что Михалков изобрёл империю, объединённую любовью входящих в неё этносов, и вот теперь решил исследовать «национальный вопрос». Стоит ли удивляться, что это оказался не вопрос вовсе. Опять-таки, сплошная дружба народов. Только вот почему-то собственно дружбу народов Михалков окрестил «казарменной», а новую любовь обозвал термином «национализм». У любого знакомого с русским языком человека голова в этом месте должна пойти кругом. Он сразу полезет в википедию посмотреть, что же на самом деле означает слово «национализм» и… о да, конечно же, обнаружит там трактовку Михалкова. Похоже на то, что «просветконсерваторы» захватили все боевые высоты в российском филиале вражьей энциклопедии, и теперь термины «консерватизм», «империя», «национализм» и … кто знает что ещё – сияют идиллической белизной.

Ну, а что же потенциальный противник? А у него в википедии национализм определяется как «сильная идентификация группы индивидуумов с политической сущностью, выраженной в национальных терминах, т.е.нацией». Далее разъясняется, что значит «сильная». По мнению западной википедии, это может быть «вера в то, что некая этническая группа имеет право на собственную государственность или что гражданство в государстве должно быть ограничено только одним этносом или что мультинациональное государство должно предоставлять право выражения и осуществления государственной идентификации даже национальным меньшинствам». Схем, как видим, много, но все они предполагают СТОЛКНОВЕНИЕ интересов различных этносов внутри государства, тот самый «национальный вопрос», который Михалков вынес в заголовок и проигнорировал в тексте. Так же как и вики-ру. Там национализм определён как «идеология и направление политики, базовым принципом которых является тезис о ценности нации как высшей формы общественного единства». Именно ЕДИНСТВА! Про столкновние в русской статье тоже есть – но совсем мало и гораздо ниже, в «подвале» - в скромном по размеру разделе «крайний национализм».
Видимо, и сами авторы русскоязычной статьи понимали, что их трактовка покажется любому знающему русский язык человеку, мягко говоря, странной. На это случай авторы приберегли вот такой перл:

Русскоязычные СМИ «национализмом» часто называют этнонационализм, в особенности его крайние формы (шовинизм, ксенофобия и др.), которые делают акцент на превосходстве одной национальности над остальными.

Будто СМИ говорят на каком-то особом, отличном от нормального русского, языке.

Тем удивительнее, что чуть ниже авторы всё-таки признают, что СМИ тут ни причём, и что вообще:

В современном русском языке наиболее употребительное значение слова «национализм» отличается от описываемой в данной статье идеологии и по смыслу приближается к шовинизму, этнократии и ксенофобии. Оно имеет выраженный негативный оттенок и делает акцент на превосходстве своей нации, национальном антагонизме и национальной замкнутости.

В подобном безобразии повинны, по версии вики-ру и упомянутого там «историка А. Миллера» российское невежество относительно новейших научных концепций, а также
«намеренное искажение принятого в мире значения этого термина царским и советским режимами». Ну ничё, Путин с Михалковым нас просветят и избавят от «подмены терминов». Вот только с подменой не так всё просто. Ведь если отталкиваться от «принятого в мире значения», то, как мы только что уяснили из англоязычной википедии, наглой подменой терминов занимаются как раз неназванные авторы вики-ру. Самое забавное, что они, видимо, и сами об этом догадываются, горько сетуя:

Следует отметить, что негативное употребление понятия «националист» бытует не только в России. Так, президент Германии Й. Рау в своей инаугурационной речи объяснял, что патриот — это человек, любящий свою родину, а националист — ненавидящий другие народы и страны.

Кто бы мог подумать: немецкий президент коротко и ясно сформулировал именно то понимание термина «национализм», которое все русские люди знают сдецтва, в то время как российские учёные долго и путано несли некую псевднаучную ересь. Впрочем, причём здесь наука? Ведь речь идёт о термине, о СЛОВЕ. А слово – всего лишь ОБОЗНАЧАЕТ явление. Можно легко написать в википедии, что «свинья» - это собирательный термин для всех белых и пушистых животных, и, кто знает, может, приложив огромные усилия, удастся склонить всех граждан России к употреблению слова «свинья» именно в этом значении. Но при этом объект под названием «свинья» не прекратит существовать (пусть даже и под другим названием) и не станет ни на йоту белее-пушистее. Какой же тогда смысл во всех этих языковых фокусах?
А вот какой. Представим себе плакат, на котором изображена белая пушистая кошечка и надпись: «Да задравствуют свиньи!» Как бы «наука» ни утверждала, что плакат этот ратует за повышение пушистости, у людей, знакомых с общепринятым «ненаучным» значением термина, возникнет сильное подозрение, что авторы плаката на самом деле выступают за самое что ни на есть розово-щетинистое свинство. Иными словами, в шкуре кошечки запрятана большая свинья. Если вернуться от животных к людям, то вот как это всё может выглядеть: «просвещённые националисты» - на самом деле вовсе не то, про что сладко поют Михалков и вики-ру, а националисты в самом что ни на есть тривиальном смысле – том, который сформулировал Й.Рау. Именно поэтому им никакие «дружбы народов», никакие «пушистые кошечки» задаром не нужны. А нужно им на самом деле - провозгласить именно тот самый, «натуральный», национализм. Но сделать открыто они этого не рискуют (многие могут догадаться, что то-то не так с википедией), и поэтому вынуждены забалтывать «заветное» слово всякой «пушистой» чушью. Заяви Михалков: «Россия – для русских!», и в его жизни началась бы, вероятно, совсем другая страница. Даже и Путину с ним, наверное, стало бы неприлично после этого встречаться – ну что делать, если мало кто из россиян, прочтя википедию, успел усвоить новейшие концепции российских учёных. А они, кстати, продвинулись невероятно, и даже могут позволить себе то, что Михалков пока не может. Вот цитата из википедии:

Смысл, вкладываемый разными людьми в одни и те же термины и лозунги, может быть порой противоположным. Так, лозунг «Россия для русских» трактуется одними как претензия этнических русских на исключительные права, а другими как требование, что государство должно служить народу. А. Миллер отмечает, что даже слово «русский» может пониматься как в строго этническом (примордиальном) значении, так и через культурные категории и участие в общей судьбе.

Какой же умница этот А.Миллер, и слова какие знает: «примордиальный»! А вы что думали, без учёных слов разве убедишь народ в том, что он не понимает собственного языка? Он ведь, народ-то, всё ещё уверен, что фраза «Россия для русских» означает «Россия не для башкир», «Россия не для татар», «Россия не для осетин»…, и что авторы этой фразы призывают Россию от всех этих этносов избавить. Каким образом? Смотри статью «крайний национализм» в той же вики-ру. Лично мне кажется, что А.Миллера и авторов абзаца в википедии про «Россию для русских» следовало бы привлечь по статье «Разжигание межнациональной розни» в самом что ни на есть примордиальном смысле.

Именно такой тип национализма создавал в мировой истории великие империи с позитивной миссией, которые были свойственны византийской, англосаксонской и российской государственности.

Ну, византийскую империю мы опустим за давностию лет, а вот «англосаксонская» и «российская»... Их создавал не столько национализм, сколько материальные интересы монархов и аристократии. И миссия их была не такой уж и «позитивной». Оттого они с треском и развалились.

пятница, 26 ноября 2010 г.

Манифест «Просветконсерва». Родина и Отечество

Мелким зелёным шрифтом приведён текст манифеста Н.С.Михалкова.

Всякий нормальный человек любит Родину
и почитает Отечество.

Александр Сергеевич Пушкин в своем письме к Петру Яковлевичу Чаадаеву выразил это чувство просто и ясно:

«Я далеко не восторгаюсь тем, что вижу вокруг себя, но клянусь
честью, что ни за что на свете я не хотел бы переменить
Отечество, или иметь другую историю, кроме истории наших
предков, такой, как нам Бог ее дал».

Примечательно и то, что написал Пушкин эти слова по-французски…

Просвещенному консерватизму чужд патриотизм квасной, который так же далек от патриотизма истинного, как и национальное беспамятство. Истерика национальной исключительности, крикливый шовинизм в лучшем случае — глупость, в худшем — провокация.

Не монополизируя право на патриотизм, мы твердо заявляем о равном неприятии как чувства пролетарского интернационализма, ведущего к «казарменной дружбе народов», так и «слепой привязанности» к космополитическим ценностям, порождающей у человека черствость и равнодушие к своей Родине.


Пролетарский интернационализм вовсе не провозглашал «равнодушие к своей Родине», да и дружба народов тогда была более искренней, чем в нынешней «теллуропатии» - даром что в казарме. Неужто Михалков в децтве не писал сочинений на тему «Как я люблю свою Родину»?
По поводу «космополитических ценностей». У Вуди Аллена есть очень смешной фильм «Любовь и смерть», в котором Вуди, играющий русского воина в 1812 году, задаёт вопрос командиру: «А что плохого произойдёт, если французы нас победят?» На что командир отвечает гневным встречным вопросом: «Вы что, хотите есть по утрам круассаны?». Эта шутка не лишена вполне серьёзного смысла: за патриотическими разглагольствованиями всегда скрываются некие конкретные интересы. И если к «космополитическим ценностям» Михалков относит свободу и права личности (о них он в своём манифесте до сих пор не сказал практически ничего), то цель его патриотизма – вовсе не защита наших городов и весей, а закрепощение российского народа под прикрытием мнимой вражеской угрозы. Кстати, эти самые города и веси Михалков ударно уродует: совсем недавно в прессе шумел скандал по поводу гостиницы, которую Михалков строит на месте разрушенной исторической застройки. Ради «космополитического» бабла Михалков проявил «черствость и равнодушие к своей Родине», после чего завещал нам, остальным, любить Родину бескорыстно.

Истинный просвещенный патриотизм является нормой, принципиальной мужественной позицией, показателем душевного здоровья и зрелости человека и гражданина, для которого любовь к своей земле не означает неприязни к загранице, ведь патриотизм — это общность любви, а не ненависти.

Мы объединяемся вокруг созидающего «да», а не вокруг разрушающего «нет».

Однако любовь человека к Родине не будет завершенной и полной без жертвенной преданности и служения его Отечеству. Именно поэтому мы являемся последовательными государственниками, хотя и не всякая форма государства нами одинаково поддерживается и признается.


Какое имеют право люди вроде Михалкова, распухшие от присвоенных народных денег, в то время как другие люди, пострадавшие от войн, пожаров, произвола, живут в нищете, требовать от своих сограждан «жертвенной преданности»? Ради чего и против кого? Ответ очевиден: против «навязываемых» нам западом «круассанов», начинённых свободой и демократией и способных вызволить нас из нищеты, помешав «просвещённым консерваторам» пилить бабло.

четверг, 25 ноября 2010 г.

Манифест «Просветконсерва». Нация

Мелким зелёным шрифтом приведён текст манифеста Н.С.Михалкова.

Нация для просвещенных консерваторов -
это духовно-материальное единство
всех граждан России, культурно-языковая
общность народов, проживающих на ее
территории.

По Божьей Воле сложившийся в России тысячелетний союз многочисленных народов и племен представляет собой уникальную русскую нацию.

Нам свойственно особое сверхнациональное, имперское сознание, которое определяет российское бытие в системе особенных — евразийских — координат. Ритм нашего развития и территория нашей ответственности измеряются континентальными масштабами.


Нация, которой свойственно «сверхнациональное» сознание – это ж, должно быть, «сверхнация»! Но ещё удивительнее, что сверхнациональное сознание, по Михалкову, эквивалентно «имперскому». Здесь стоит подробнее остановиться на термине «империя». Заглядываем в википедию и, в который раз, обнаруживаем вопиющее расхождение русской и английской версий. В английской версии речь идёт о доминировании правящей этнической группы над всеми остальными культурно отличными от титульного этносами. Империя как тип государства противопоставляется федерации. В русской же версии подобная схема (а также ужасы вроде геноцида) отнесена к подвиду «телассократия». Россия же отнесена к другому подвиду – «теллурократии», о котором в англоязычной вики-статье – ни слова. Там есть только про «слабую» империю, переродившуюся в красочный маскарад (типа Британской). Термин tellurocracy в англоязычном инетернете вообще употребляется крайне редко (Google обнаруживает менее 200 страниц!). Но вики-ру иностранцы не указ, она ставит этот термин во главу угла и взахлёб расписывает «имперские прелести»: всё там-де безболезненно, переводят книжки с языка на язык, и вообще там царит всеобщая любовь. Про доминирование титульной нации – ни слова, так что непонятно, есть оно или нет. Вообще, статья на редкость куцая, про федерацию – молчок. А вот это как раз и есть самое интересное, ведь государство наше официально называется «Российская федерация», а отнюдь не «Российская империя»! Получается, если верить Михалкову и википедиям, название это несёт в себе ложь. Ведь если это на самом деле федерация, и некое «сознание» свойственно всем этносам, то его следует называть «федеративным». «Имперское» же сознание свойственно только титульному этносу, и, если оно доминирует в государстве, то государство это не федерация,а самая что ни на есть «империя» в том значении, в котором понимают этот термин во всем мире, кроме российской википедии.

Россия-Евразия — это не Европа и не Азия, и не механическое сочетание последних. Это самостоятельный культурноисторический материк, органическое, национальное единство, геополитический и сакральный центр мира.

Не в станице ли Кущёвской зарегистрирован этот "сакральный центр"?

Если у нас царит «органическое, национальное единство», то откуда взялись тысячные толпы нацистов и почему Москва так озабочена противодействием строительству новых мечетей, а деятели культуры обращаются к властям с призывом запретить публичные жертвоприношения?

Непонимание роли и места, которое занимала, занимает и призвана занимать в мире Россия по меньшей мере опасно, а по большому счету — губительно, потому что ведет к гибели православной цивилизации, исчезновению русской нации и распаду российского государства.

Мы не должны и не можем допустить этого!

С теми, кто этого не понимает и не признает, нам не по пути!


Какое место занимала и занимает Россия в мире, хорошо известно. Отсталая, до зубов вооруженная страна, нещадно эксплуатирующая свои природные ресурсы – так было, так есть и, к сожалению, ничто не предвещает иного в будущем. Деятели вроде Михалкова с незапамятных времён, как лисица из басни Крылова, поют народу льстивые дифирамбы, умыкая народный сыр. России не нужна «роль в мире» - России нужно избавиться от тех, кто ворует сыр.

Но вот уж что ни в какие ворота не лезет, так это фраза Михалкова о «гибели православной цивилизации». Дело даже не в том, что таковой «цивилизации» никогда не существовало в природе, а в том, что религиозного единства в Российской федерации не существует – с этим не спорит даже Михалков. Помимо «православной цивилизации» существуют и другие. Спрашивается, что станет с «мусульманской цивилизацией», если, не дай Аллах, случится гибель «православной цивилизации»? Она восторжествует? Или восторжествует «цивилизация католическая»? Михалкову это, очевидно, всё равно. Он не упомянул мусульман, мусульман для него будто не существует. Такое вот выходит «органическое, национальное единство», сиречь «теллурократия».

среда, 24 ноября 2010 г.

Манифест «Просветконсерва». История

Мелким зелёным шрифтом приведён текст манифеста Н.С.Михалкова.

Консервативное мышление не только
традиционно, оно исторично.

Любовь к Отечеству воспитывается не патриотическими выкриками, а глубоким чувством и знанием родной истории. В том числе «близкой истории»: истории области, города, района, улицы, дома, в котором мы живем, в котором до нас жили предки, а после нас будут жить потомки.

Любовь к Отечеству требует от каждого из нас ежедневного ученичества, личного труда познания нашей Родины.

Просвещенный консерватизм — не слепое сохранение отжившего и смертного. Наша цель — борьба с распадом, органический рост, передача смысла через преемственность поколений.

История понимается нами как единство прошлого, настоящего и будущего времени.

Мы не враги прогресса, и мы не против развития человеческого общества «вперед и вверх». Просто при этом мы хотели бы отдавать себе отчет: где находится «верх» и что означает «вперед»?


Вот-вот, про это, пожалуйста, поподробнее, а то про «не спеша» уже раз 100 было, а про «в какую сторону» - ни слова. Впрочем, с какой стати об этом – в разделе «История»?

Мы убеждены, что утверждение нового не должно превращаться в кровавый разрыв со старым. Старость надо уважать. Истребление древних святынь не должно оправдываться строительством новых храмов.

«Созидай, не разрушая!» — наш исторический девиз.

Народы и люди, забывшие свою историю, обречены на исчезновение. И не следует забывать, что мы осознаем себя русскими, а не немцами, французами или англичанами прежде всего благодаря нашему прошлому.

Псевдонаучные ссылки на всеобщие законы истории, «логику прогресса» и «чудеса рынка» представляются нам неубедительными. Мы служим Богу и Отечеству, а не идолам Теории и Истории,которым наши современники, лишенные веры, надежды и любви, вынуждены приносить кровавые жертвы.


Кто ж это, ссылаясь на «всеобщие законы истории» и «логику прогресса» предлагал не уважать старость и уничтожать древние святыни? Что это за «идолы»? Что это за «кровавые жертвы»? Указал бы пальчиком.

Нашему историческому ощущению свойственно уважение к авторитету и силе государственной власти, стремление к общественному порядку и неприятие стихии русского бунта «бессмысленного и беспощадного». И при всей любви к простому русскому народу мы искренне благодарны все же не Емельяну Пугачеву, а подавившему его бунт Александру Васильевичу Суворову.

Задача историка (а Михалков выступает здесь именно в этом качестве) - не выражение «искренних благодарностей», а анализ исторических событий, их причин и последствий. Вот и бунт «бессмысленный» и беспощадный» был на самом деле не такой уж и «бессмысленный». Ну, не хотели казаки становиться холопами русской короны. И почему мы ныне должны быть благодарны Суворову за то, что он их подавил (кстати, вклад Суворова в этом деле был не так уж и велик), не ясно. С какой стати мы в 21-м веке должны благодарить русских царей за крепостное право? Не потому ли, что НС готовит российскому народу нечто подобное и ждёт за это народной благодарности?

Преображенские полки Петра Великого, государственные реформы российских императоров, политические, экономические и правовые новации Сперанского и Столыпина близки нам не только сами по себе, но и оттого, что они либерально проводились «сверху» просвещенными государственными бюрократами и консервативно поддерживались «снизу» земскими деятелями и представителями общественности.

Конкретный историзм — важнейший элемент мышления и мировоззрения российского консерватора.


Прямо какая-то «политическая камасутра»: либералы сверху + консерваторы снизу = любовь. Уже добрый десяток страниц НС превозносил консерватизм, и вдруг – «либералы сверху». Как объяснить весь этот «исторический» бардак?
К тому же деятельность Сперанского никак не могла «консервативно поддерживаться» земскими деятелями - их при Сперанском попросту ещё не было в природе. Да и «новации» Сперанского коснулись, в основном, устройства гос. аппарата, политические же и правовые его нововведения (грандиозные!) так и остались на бумаге. Что касается Столыпина, то «либералом» он был разве что в фантазиях Михалкова (он, впрочем, у Михалкова и в консерваторах успел побывать).

вторник, 23 ноября 2010 г.

Манифест «Просветконсерва». Традиция

Мелким зелёным шрифтом приведён текст манифеста Н.С.Михалкова.

Личности, нации и государству в России
необходимы стабильные условия
существования, а стабильность —
сестра традиции.

Человек с устойчивой психикой и здравым рассудком, как правило, консервативен. Он хочет жить и умирать так, как жили и умирали его отцы и деды.

Консерватизм стар, как стара человеческая природа. Как и она, он в конечном счете определяется традицией, то есть сохранением и передачей от поколения к поколению навыков и умений, знаний и верований, ценностей и идеалов.

Консервативную традицию от радикальной новации любого толка отличает то, что она не рационалистична, а мистична. Она опирается не на внешнюю систему логических правил и рассудочных представлений, а на внутренний духовный строй личности, психологию нации, обычаи, ритуалы и обряды племен и народов.


Что Михалков имеет в виду? Какие «обряды племён» имеют такое значение, что не-следование им означает отсутствие «устойчивой психики и здравого рассудка»? Если традиция «мистична», то при чём тут рассудок вообще?
Из текста Михалкова буквально следует, что, если следовать логике, следует обратиться к «радикальным новациям», и только безрассудная мистика заставляет придерживаться традиций. Сам себя выпорол.

Традиция — это волна, текущее духовно-материальное единство бывших, настоящих и будущих поколений.

«Традиция — это волна». Так и хочется добавить: стоячая. Поэзы Михалкова всё уморительней.

Российская культура с давних пор впитала в себя и творчески переработала многие этнические традиции. Поэтому она предполагает уважительное и бережное отношение ко всем верованиям, традициям и обычаям нашего многонационального народа. Однако — она не всеядна и не пассивна. В ней есть решимость и воля для того, чтобы дать отпор сектантству и агрессии, противостоять террору и оказать сопротивление злу силой.

Революция как принцип и способ решения политических, экономических, культурных и социальных проблем нами отвергается. Мы отрицаем ее не только в прямой форме — как кровавый бунт и тотальное насилие — но и в скрытом виде — как ползучее государственное разложение, хроническую общественную болезнь и духовное обнищание человека.

Пришло время сказать: революции закончены — забудьте!


Вот интересно, кому это Михалков говорит? Где он увидал «революционеров»? Раздавленная оппозиция ни о чём таком не помышляет, дальше отстаивания свободы собраний и выборов не идёт. Её малочисленные митинги вряд ли способны кого-то испугать. Власть правой диктатуры устойчива как никогда … пока устойчива цена на нефть. Но стоит ей упасть, и может выясниться, что никакой власти-то на самом деле и нет. Вот и снятся Михалкову страшные сны, вот и пускается он в заклинания. И даже придумал революцию как «ползучее государственное разложение» - это где когда такое было видано? Ползучее разложение государства было и есть, и мы даже знаем где и когда. И кто – знаем. Может, они и есть революционеры?

пятница, 19 ноября 2010 г.

Манифест "Просветконсерва". Культура

Мелким зелёным шрифтом приведён текст манифеста Н.С.Михалкова.

Культ определяет культуру, а культура
воспитывает нацию. Она формирует
личность, организует общество
и конституирует государство. Культура
обнимает собой весь мир окружающих нас
вещей, свойств и отношений.


Философ Михалков, до поры до времени застенчиво скрывавшийся под псевдонимом «Тосья» (см. фильм «12»), вышел на запланированную производственную мощность. Выпекает изречения по принципу: «красиво звучит». «Культ определяет культуру», а культура «обнимает собой весь мир». Видимо, в том числе и породивший её культ. В который раз у Михалкова яйца учат курицу.

В основе ценностей и интересов просвещенного консерватизма лежат духовные идеалы. Оценка личности, нации, общества и государства через «духовный кристалл» культуры является условием их просвещенно-консервативного понимания.

Главными заботами для просвещенного консерватора является как сохранение жизни каждого человека, так и продолжение жизни всего рода человеческого.


«Продолжение жизни всего рода человеческого» - это круто. Думается, под такой проект Михалкову бабла из бюджета Путин выделит немеряно. Это к вопросу о «духовных идеалах», которые «лежат в основе».

Физически уничтожить человека легко, а сохранить его духовно — трудно.

Поэтому просвещенный консерватизм уделяет громадное внимание вопросам культуры и науки, образования и воспитания.

Быть консерватором — значит быть человеком:

— который любит Бога и ближнего своего;

— который помнит о предках и заботится о потомках;

— который бережно относится к окружающему миру и думает о нем как о живом существе;

— который сохраняет, развивает и преумножает культуру, науку и образование.

Сегодня мы столкнулись с экспансией ложной культуры. С культурой, представляемой как вещь и потребляемой как товар. С «культурным ширпотребом», которым можно овладеть при самых незначительных способностях, без всяких интеллектуальных усилий и по самой дешевой цене.



«Вы столкнулись?» А не «вам» ли принадлежит телевидение, главный распространитель означенного «ширпотреба»?

Мы должны противостоять ложной культуре и противопоставить ей культуру истинную.

Истинной культуре нас никто не научит. Ее нельзя пассивно «усвоить, перенять, унаследовать». К ней можно приобщиться только творческим личным трудом.

Продолжает культурное преемство тот, кто его творчески развивает, кто традицию преображает в новацию, кто предание рассматривает как задание. Принципом истинного культурного развития является «вооруженная эволюция» или эволюция, которая умеет защищаться.

Именно такого отношения и подхода требует от нас сегодня вся мировая культура, российская — в особенности.


Ну, про мировую культуру, наверно, не надо. С Каннами и с Оскарами у «нас» вряд ли получится так же хорошо, как с «Союзом кинематографистов». А вот каким образом будет «защищаться» культура отечественная, можно было бы рассказать и поподробнее. Впрочем, и что она будет защищать, тоже понять сложно. Некогда тов.Сталин повелел учредить «соцреализм»: показывать стахановцев, надои и соцсоревнования. Кому-то это могло нравиться, кому-то - нет, но это по крайней мере было ПОНЯТНО. А что пытается учредить Михалков? Какое искусство предполагает «просветконсерв»? Можно предположить, что религиозное, хотя «любовь к Богу» объявлена не атрибутом культуры напрямую, а только атрибутом просветконсерватизма. Так что, теперь все сценарии будут утверждать в Патриархии? А Патриархия откажет – можно будет податься к муфтиям? Видимо, такой образ культуры не вдохновил даже и самого Михалкова, а потому культурные установления «просвещённых» консерваторов так и остались загадкой.

четверг, 18 ноября 2010 г.

Манифест «Просветконсерва». Основные идеи, принципы и ценности просвещенного консерватизма

Мелким зелёным шрифтом приведён текст манифеста Н.С.Михалкова.

Атмосферой и жизненной средой
государственного и общественного развития
России должна стать не революционная
ломка или контрреволюционная
месть, а политическая стабильность
и экономический рост, основой которых
является просвещенный консерватизм.

Мы убеждены, что основа политического единства, экономического процветания, социального благополучия и культурного процветания России лежит в теории и практике просвещенного консерватизма.

И мы постараемся донести эту мысль до каждого человека.

Мы будем пропагандировать и распространять идеи и ценности просвещенного консерватизма среди национальной элиты и в народных массах, среди всех слоев населения, во всех регионах России, на всех уровнях государственной власти и общественного самоуправления, а также среди наших соотечественников, проживающих в ближнем и дальнем зарубежье.

Современный российский консерватизм — это новационный учет государственных, общественных и национальных традиций «Святой Руси» и «Великой России», сложившихся в течение нашей тысячелетней истории.


«Новационный учёт» - это как понимать? Нешто традиции сродни грибам в лесу – надо только пойти и сосчитать? Под «традициями» принято понимать некие обычаи, привычки и т.п. Понятно, что традиции, к примеру, Северной Осетии не имеют никакого отношения к традициям «Святой Руси». Традиции же «Великой России» - это вообще нонсенс. «Великая Россия» - это не нация с присущими ей костюмами, песнями и плясками. Это –империя, с метрополией и колониями. Видимо, под её «традициями» Михалков подразумевает само её существование как таковое и предлагает «инновационно учесть» «традицию» неравенства малых народов и русского народа-гегемона. Кстати, само название «Российская федерация» уже, помимо усилий Михалкова, фиксирует это самое неравенство.

Идеология просвещенного консерватизма впитала в себя:

— фундаментальные духовные основы православия и традиционных для России религий;


Неужто Михалкову не известно, что «духовные основы» некоторых «традиционных» религий очень сильно разнятся между собой и довольно далеко отстоят от общегуманистической морали. Не мешало бы конкретизировать, какие конкретно «основы» впитал в себя «Просветконсерв».

— имперские нормы, принципы и механизмы государственного строительства;


То есть неприкрытый ИМПЕРИАЛИЗМ. Михалков даже не пытается скрывать, что национальные окраины им рассматриваются как колонии.

— принципы, нормы и обычаи российского и международного публичного и частного права;


Международное право очень сильно расходится по крайней мере с первым пунктом. Хотелось бы понять, как Михалков планирует разрешать означенные противоречия.

— предреволюционный опыт российской парламентской практики и партийного строительства;


Этого опыта был воз и маленькая телега – на любой вкус. Что конкретно имеет в виду Михалков – понять невозможно.


— традиционные для России формы земского и городского самоуправления.


Зачем России эта древность, когда у неё есть нормальные выборные органы местного самоуправления? Или Михалков планирует всё разрушить, а взамен учредить земские управы? До такой глупости даже маститый просветконсерватор Алексеев не додумался: его вполне удовлетворяли сталинские совнардепы.


Просвещенный консерватизм, по сути, есть консерватизм конструктивный.

Видимо это надо понимать так: суть – конструктивная, а всё остальное – увы…

Он является антитезой государственному безвластию, общественной анархии и индивидуальному произволу. Он противостоит националистическому экстремизму и международному терроризму.

Тут самое интересное, конечно, «индивидуальный произвол». Это выражение можно понимать как «индивидуальная свобода» и как «произвол чиновников». Похоже , Михалков имеет в виду именно первое. Ибо произвол чиновников не так легко отделить от противодействия «анархии». По сути, это – не «индивидуальный», а государственный произвол. Фразу Михалкова вполне можно трактовать и как «ударим государственным произволом по индивидуальным свободам». Конечно, не обязательно так, но симптоматичен уже сам факт двусмысленности изложения просветконсервных «идей».

Просвещенный консерватизм — это консерватизм без предрассудков.

Он не противится личной свободе и не отрицает социальной справедливости, но возражает против односторонней абсолютизации, которую получили эти общечеловеческие начала в либерализме и социал-демократии.


А где это Михалков обнаружил «абсолютизацию»? Личная свобода, к примеру, ограничивается повсеместно необходимостью соблюдать законы. Убил – садись в тюрьму. Этот принцип действует даже в самых либерально-демократических странах (в отличие от России, между прочим). По поводу социальной справедливости – вот тут как раз у либерал-социал-демократов есть самые разные точки зрения на предмет. Некоторые из них даже понимают её как «а если зарплата вам жить не позволит – ну что ж, не живите – никто не неволит». Хотелось бы понять, что подразумевают просветконсерваторы под «абсолютизаций социальной справедливости».

Просвещенный консерватизм есть консерватизм динамический.

Это политическая, экономическая и социальная культура нашего мышления, воспитанная на универсальных этических и эстетических основах человеческой деятельности: мере, ритме и такте.


Когда такое читаешь, невольно думаешь: а не стебается ли он? Ну не может же он быть настолько «не-Спинозой, жанр в груди имеющим».

В своей исторической традиции российский консерватизм последовательно включает в себя четыре составляющие: церковную, монархическую, советскую и либеральную. На современном этапе в силу политических и правовых причин он проявляет себя, преимущественно, как консерватизм либеральный, или свободный, главная задача которого, по словам Петра Струве, состоит в том, чтобы:

«Освободить и освободиться, дабы возродить и возродиться
на основах либерализма, понимаемого как вечная
правда человеческой свободы, положенная в основание реформ
Екатерины Великой, Александра I, Александра II, знаменовав
ших гражданское устроение нашей Родины, и консерватизма,
понимаемого как великая жизненная правда охранительных государственных
начал и любовная преданность святым истокам
и великим подвигам сынов Отечества нашего, уроки которых
нам преподали св. Сергий Радонежский, Дмитрий Донской,
Петр Великий, Пушкин и Сперанский».


А тут уже почему-то и Катерина, и Пётр, и Сперанский, ранее старательно замалчиваемые, в консерваторы подались. Им в компанию зачем-то подсунули Сергия Радонежского с Пушкиным. Что могут означать эти загадочные «ротации»? Или просто автор был нетрезв?

Мы убеждены, что цели просвещенного консерватизма достигаются только объединенными усилиями нации и личности, консолидированными действиями государства и гражданского общества, согласованными решениями и действиями президентской, законодательной, исполнительной и судебной властей.

Идеология и мировоззрение просвещенного консерватизма базируются на определенных принципах и ценностных установках.

Главные из них:

— верная мера везде и во всем, следование справедливому закону и божественному порядку, заповеданному в ПРАВДЕ;

— развитая и сбалансированная система публичного и частного ПРАВА;

— симфония духовного и материального производства в жизни нации;

— укрепление вертикали власти и расширение горизонтали культуры и жизни гражданского общества;

— гармоничное согласование внутренней и внешней политики и экономики;

— регулируемая рыночная экономика или гибкое сочетание «рынка и плана»;

— развитая культура правосознания, воспитанная на привычке соблюдения и уважения всеобщих идеалов, принципов и норм континентального права и особенных правовых обычаев народов;

— лояльность к власти, умение достойно подчиняться авторитетной силе;

— персонификация власти и предпочтение личной ответственности перед коллективной безответственностью;

— признание греховности человеческой природы и неразрывной связи человека с окружающим его материальным миром;

— обретение и сохранение собственного достоинства и свободы, уважение и признание чужого достоинства и свободы;

— соблюдение чести, признание долга, почитание ранга;

— бережное хранение традиций и творческое восприятие новаций;

— любовь к родине и служение отечеству;

— память и поминание предков, забота о потомках, попечение о детях и родителях;

— предпочтение эволюции перед революцией, осторожность перемен;

— следование прагматической логике жизненных обстоятельств и здравому смыслу;

— любовь к своему народу, нации и культуре наряду с уважением и интересом к многообразию жизни других народов, наций и культур;

— неприятие радикализма, односторонности и чрезмерности обобщений, недоверие к уравниловке и жесткому централизованному планированию.

В просвещенном консерватизме преимущество отдается: естественному перед искусственным, единству перед единообразием, конкретному перед абстрактным, мудрости и ответственности

перед идеологическим прожектерством и расчетливым политиканством, вечности перед временностью.

Главный принцип мышления и деятельности для просвещенного консерватора совпадает с главным принципом устойчивого развития — думай глобально, а действуй локально.

Гибкое сочетание традиционных и новых подходов при разработке стратегии и тактики развития страны, поиск и нахождение меры «везде и во всем», взвешенный и ответственный подход к политическому, экономическому и правовому строительству России, мудрая и осмотрительная внешняя политика государства, реальная забота о нуждах и заботах конкретного человека — вот что определяет просвещенный характер российского консерватизма, составляет основу его идеологической платформы, формирует программу его действий.

Идеалы, ценности и интересы просвещенного консерватизма последовательно раскрываются в четырех базовых для российского общества областях: Культуре, Нации, Личности и Государстве.


Нет никакого смысла разбирать все эти «идеи» Михалкова. Из их перечня следует одно: никаких идей у Михалкова на самом деле нет. Его текст напоминает речи, которые некогда на –надцатых съездах КПСС пытался прожевать Л.И.Брежнев. За них народ увековечил Брежнева в фольклоре: «Брови чёрные, густые, речи длинные, пустые». Пустота буквально сквозит в тексте Михалкова. К чему обязывает просветконсерваторов, к примеру, «творческое восприятие новаций»? И есть ли в России силы, которые выступают за их «нетворческое восприятие»? Кажется, нет? Тогда зачем было писать все эти правильные абстрактные лозунги, ни мало не позаботившись о прояснении, в чём это всё будет выражаться на практике.

Впрочем, Брежневу речи-то по крайней мере писали грамотные люди, текст же Михалкова развлекает читателя вопиющим слабоумием. Чего стОит, к примеру, фраза «симфония духовного и материального производства». Это просто «падёж под стол» – Чехов любил вкладывать подобные фразы в уста философствующих приказчиков. Михалков совершенно не понимает, что его сентенция не только лишена смысла (слово «симфония» в своём наиболее распространённом, музыкальном, бытовании, не накладывает никаких ограничений на взаимоотношения отдельных инструментов), но совершенно недопустима стилистически: такой уровень ассоциативности для социологического дискурса не характерен. Это всё равно что излагать физические законы языком мандельштамовых поэз. Легко можно себе представить статейку какой-нибудь кинокритикессы с перлом вроде: «симфония дум и страстей». И хотя всё равно всем станет ясно, что она дура, по крайней мере сам факт появления подобного рода болтовни не вызовет особого удивления. Михалков же явно не понимает, что пишет политическую программу, а не отзыв на собственное кино. К той же категории «непонимания границ жанра» следует отнести и «признание греховности человеческой природы», и «преимущество … естественному перед искусственным».

Ещё шедевральнее (заслуживает занесения в анналы мировой мудрости) фраза «достойно подчиняться авторитетной силе». В финале оперы «Кармен» дон Хосе пытается склонить главную героиню к сожительству вопреки её воле: сначала уговорами, а потом угрозами. И получает отповедь: «Я родилась свободной, свободной и умру!» Именно такой тип поведения обозначается в русском языке словом «достоинство». То есть как раз НЕ-подчинение силе, следование собственным принципам вопреки угрозам. Чрезвычайно интересно, с точки зрения смыслового анализа, внедрение во фразу Михалкова эпитета «авторитетной». Дело в том, что понятия «авторитет» и «сила» ассоциативно связаны в когнитине (когнитивной модели). Авторитет – это, по сути, разновидность «силы» - в том её значении, которое представляет собой причину, побудительный рычаг. Но сила силе рознь. Другое значение слова «сила» отсылает к «насилию». На то, что Михалков активировал именно это, второе значение указывает глагол «подчиняться». Подчиняются именно и только насилию. Авторитету – доверяют. Дополняя устойчивую языковую конструкция «подчиняться силе» определением «авторитетной», Михалков всего лишь пытается закамуфлировать наличие насилия. Оно же как бы авторитетное (ассоциативная отсылка к «доверять авторитету»), а значит и подчиниться не стыдно. Однако уже сам факт подчинения с авторитетом несовместим, тем более когда авторитет всего лишь «приклеен сбоку» к «силе». Пытаясь убрать один нонсенс (достоинство=подчинение силе), Михалков получает два (+ подчинение авторитету). От этого фраза Михалкова приобретает прямо-таки пародийную глупость. Но уровень интеллекта автора, видимо, таков, что он этого просто не замечает и с чистой совестью (если она у него есть) вставляет сей перл в Манифест.

среда, 17 ноября 2010 г.

Манифест "Просветконсерва". Наши избиратели

Мелким зелёным шрифтом приведён текст манифеста Н.С.Михалкова.

Парадоксально, но на сегодняшний день
в России избирателями революционной
по своей сути партии КПРФ продолжает
оставаться огромное число лиц, которые
в стабильных условиях, как правило, являются
главной опорой «партии консерваторов».


Хм, а что в КПРФ революционного? Тот же ура-патриатизм и примат государства над личностью, но с несколько более социально-ориентированной риторикой. Что-то вроде “Очень справедливой России”. Приди КПРФ к власти - что радикального нового мы увидим? У Абрамовича отнимут клуб “Челси” и передадут его в собственность государства, чтобы им рулили особо преданные идее партийцы? Кто в России сочтёт это революцией?

Именно за консерваторов в цивилизованных странах голосовали и голосуют лица с техническим и естественнонаучным образованием — инженеры и техники, учителя и врачи. Классные специалисты и квалифицированные рабочие, обладающие собственным жильем, небольшими накоплениями и живущие трудом своих рук, также предпочитают голосовать за консерваторов. Большинство военных и сотрудников силовых структур, как правило, отдают свои голоса консерваторам.

А за либералов и демократов кто голосует? Бомжи?
В «цивилизованных странах» консерваторы сильно отличаются от михалковских «просвещённых». В координатах Михалкова, к примеру, Рональд Рейган окажется и либералом, и демократом. Либералом – потому что, к примеру, выступал против запрета геям преподавать в школах, а демократом… С этим вообще «глухо». В «цивилизованных странах» вопрос о демократии давно уже закрыт. Название американской партии «Демократическая» никакого актуального содержания в себе не несёт – это просто исторически закрепившийся «брэнд». Не борется ныне эта партия за демократию, потому что не с кем. А за идейных единомышленников Ильина с Алексеевым голосуют только маргиналы, которых принято назвать не «консерваторами», а «ультраправыми».

Люди, предпочитающие консерваторов, опираются на закон и порядок; им свойственно чувство гордости за свою страну; о
ни требуют уважения к своему человеческому достоинству.


Видимо, Михалков считает, что либерал Обама творит беззаконие, за свою страну не гордится и уважения к своему человеческому достоинству не требует.

Много наших сторонников находится и среди предпринимателей. Причем как среди представителей крупного, так и среднего и малого бизнеса.

Приставка «и» перед «среди предпринимателей» очевидно означает, что предприниматели не относятся к числу тех, кто упомянут в предыдущем абзаце. Значит, предприниматели, являясь «сторонниками» «нас», всё же «предпочитают» «нам» кого-то ещё, и к тому же им, не опирающимся на закон, плевать на свою страну. Впрочем, этот смысл настолько противоречит характеру дискурса, что логичнее предположить здесь «ляп» автора, в очередной раз свидетельствующий о его интеллекте.

Электоральная основа партии российских консерваторов — это вся здоровая часть нашего общества, сердцевиной которого должен стать зарождающийся в России средний класс. Это слой необязательно состоятельных, но добропорядочных и ответственных, предприимчивых и законопослушных граждан.

Это активные члены социальных групп, общественных объединений, творческих и профессиональных союзов, коммерческих и некоммерческих организаций, которые образуют в настоящем смысле слова золотой фонд нации и создают материальную и духовную основу для экономического роста и стабильной жизнедеятельности российского гражданского общества и государства.


Огромное количество «белых лис» («здоровая», «золотой», «стабильный»,…) и никакого объяснения, почему все означенные группы и классы должны проголосовать за Михалковых-«нас».

Большинство наших избирателей проживает не столько в центре, сколько в регионах. Просвещенный консерватизм, в хорошем смысле слова, провинциален. У него действительно общенациональный, всероссийский масштаб. Это не просто одно из общественно-политических движений,поддерживаемое частью нашего народа. Просвещенный консерватизм — это сохраненное и представленное политической, экономической, научной и культурной элитой мировоззрение многонационального российского народа в целом.

Опустим лишнее и получим: «Наше» мировоззрение есть «мировоззрение многонационального российского народа в целом». Скромно, но со вкусом.
Другой, едва завуалированный, смысл фразы – причисление Михалковым себя к «элите». Что столь же спорно, сколь и причисление «народа в целом» к идейным союзникам консерватора-Михалкова.
И ещё один лингвистический казус: если "элита сохранила" некое "мировоззрение российского народа в целом", значит это мировоззрение было этим народом утрачено? Иначе зачем было элите мучаться-сохранять? Таким образом, "просвещённый консерватизм" либо нынешнего мировоззрения российского народа не отражает, либо такой вариант: утратил народ заветное мировоззреине, а на следующий день пожалал. "Млин, шо ж это я наделал!?" - сокрушается народ. А тут к нему как раз элита подбегает: а вот оно, уважаемый, ваше пропавшее мировоззрение! Мы его предусмотрительно подобрали и сохранили!
Вот только было бы интересно узнать, когда михалковский папа "мировоззрение сохранял": когда писал гимн для Сталина или для Путина?

Это философия «роста и стабильности». Философия консолидации. Философия концентрации зрелых и ответственных социальных сил и новаторских творческих энергий от периферии к центру.

В движении просвещенного консерватизма четко выражена созидательная, объединительная тенденция.

Нас поддерживает образованная, занимающаяся бизнесом, учащаяся молодежь, практически все люди среднего возраста, образующие костяк производительной части населения, а также умудренное опытом старшее поколение, задумывающееся о том, что оно оставляет в наследство своим детям и внукам.

Наши избиратели — люди здравомыслящие. Они не доверяют митинговым демагогам. Это то «огромное немногословное большинство», которое «тащит страну на себе», упорно учится и трудится, исправно платит налоги и не любит бездельников и болтунов.


Перичислим белых лис:
- философия (3 раза)
- рост
- стабильность
- зрелые
- ответственные
- новаторские
- творческие
- просвещённый
- созидательная
- объединительная
- образованная
- умудрённое
- здравомыслящие

Это только явные «лисята», состоящие из одного слова. А там ещё и словосочетания, и «анти-чёрные лисы» («не любит бездельников»). И никакого, ни малейшего смысла, ни единого намёка на то, чем так увлекли «просветконсервы» столь достойных людей. Кстати, если сторонники Михалкова обладают всеми выше перечисленными «лисьими» свойствами, то получится, что ряды их крайне немногочисленны, да и сам Михалков, кажется, выпадает из их числа.

вторник, 16 ноября 2010 г.

Манифест "Просветконсерва". Просвещенный консерватизм и просвещенные консерваторы — кто они?

Мелким зелёным шрифтом приведён текст манифеста Н.С.Михалкова.

Просвещенный консерватизм есть
консерватизм истинный. Он не имеет ничего
общего с «реакционностью», «застоем»,
«охранительством» и «нежеланием перемен».


Ну, уж коли пошёл разговор о консерватизме, истинном или ложном, следует выяснить, а что это вообще такое. Заглянем-ка в википедию. В английской версии читаем:

Conservatism is a political and social philosophy that promotes the maintenance of traditional institutions and supports, at the most, minimal and gradual change in society. Some conservatives seek to preserve things as they are

Краткий перевод: философия сохранения традиционных (общественных) институтов и поддержки, в большинстве случаев, минимальных и постепенных изменений в обществе. Некоторые консерваторы СТРЕМЯТСЯ СОХРАНИТЬ ВСЁ КАК ЕСТЬ.

В русской же википедии читаем:

Консервати́зм — идеологическая приверженность традиционным ценностям и порядкам, социальным или религиозным доктринам. В политике — направление, отстаивающее ценность государственного и общественного порядка, неприятия «радикальных» реформ и экстремизма. Во внешней политике ставка на укрепление безопасности, применение военной силы, поддержку традиционных союзников, во внешнеэкономических отношениях — протекционизм.
Следует отличать от ретроградства как от стремления вспять и враждебности к нововведениям и от традиционализма. Современный консерватизм (неоконсерватизм) иногда оказывается даже более гибким и подвижным чем другие политические течения. Примеры - реформы Рейгана в США, реформы Тэтчер в Великобритании.


Это написал точно какой-то «михалков». Ни религиозность, ни неприятие экстремизма, ни применение силы в западной версии к характеристикам консерватизма не относятся. Зато враждебность нововведениям а русской версии вынесена за пределы консерватизма, в то время как в английской версии (там, кстати, о «гибкости» Рейгана и Тетчер – ни словечка) является его разновидностью!
В качестве арбитра попробуем привлечь классическую энциклопедию Брокгауза и Эфрона, формулировка из которой приведена в русской версии википедии:

Консерватизм — направление в политике, отстаивающее существующий государственный и общественный порядок, в противоположность либерализму, требующему необходимых улучшений и реформ…


Это даже пожёстче будет, чем английская википедия. Именно такое значение слово «консерватизм» имело в русском языке исходно. На лицо явная попытка нынешних «философов» вытравить из термина «консерватизм» его исходное значение: «консервировать». Получается, что «абсолютный консерватор» не является «консерватором» вовсе. Тот, кого Брокгауз и Эфрон читали консерватором, согласно русской википедии таковым считаться не будет. А Михалков, соответственно, одарит его эпитетом «не истинный». Но в чём критерий истинности? Где та грань, которая отделяет бесконечно малые изменения от полной неизменности?

Русский мыслитель Николай Александрович Бердяев дал яркую и точную характеристику его основных начал:

«Консерватизм поддерживает связь времен, не допускает окончательного разрыва этой связи, соединяет будущее с прошлым. Консерватизм имеет духовную глубину, он обращен к истокам жизни, связывает себя с корнями. Истинный консерватизм есть борьба вечности со временем, сопротивление нетленности тлению. В нем живет энергия не сохраняющая только, но преображающая».


Высокая поэзия! КАК сказано! “Борьба вечности со временем...” У бердяевских лис мех намного белее, чем у михалковских!

В России, как и в Западной Европе, историческими предшественниками истинного, или просвещенного, консерватизма были свободомыслящие аристократы-государственники.

Александра Сергеевича Пушкина князь Петр Андреевич Вяземский величал «либеральным, или свободным, консерватором». Николай Васильевич Гоголь на страницах книги «Выбранные места из переписки с друзьями» предстает перед нами как просвещенный российский консерватор.


Уж не в общении ли с декабристами проявлял Пушкин свой “консерватизм”? Гоголь же как мыслитель-социолог известен не больше чем Пушкин. Гораздо более заметный след в рассматриваемой области оставили Достоевский, Толстой и Чехов. Причём первый был консерватором отнюдь не “просвещённым” - махровым реакционером, ни больше - ни меньше. Толстой был скорее революционером, хоть и весьма оригинальным. Как это ни забавно, “просвещённым консерваторам” с наибольшим основанием можно было бы назвать Чехова. Вот кто действительно не верил в революции, терпеть не мог “прогрессивное” пустословие (привет Михалкову!), но при этом прекрасно понимал глубину ямы и масштаб необходимых изменений. Магистральным путём развития было для Чехова развитие прав и достоинства личности (“вызавливать раба по капле”). Вероятно поэтому в михалковском списке “просвещённых консерваторов” Чехов не значится. А вот кто зато значится:

К просвещенным консерваторам принадлежат выдающиеся представители государственной бюрократии, пережившие свой звездный час в эпоху царствования императоров всероссийских Александра I, Николая I, Александра II, Александра III, Николая II.

Все они были убеждены, что сильное государство, осуществляющее реформы во благо своего народа, является надежным залогом для процветания Великой России.


Список очень удобен. Потому что люди всё солидные, вида консервативного, и вроде как на непросвещённых невежд не похожи. Идеальные свадебные генералы. Другое дело те, кто стоял за их спинами. Сперанский, Аракчеев, Победоносцев - именно эти люди определяли направление реформ, и в понятие “просвещённые консерваторы” они вписываются с большим трудом. Александр I балансировал между либералом Сперанским и реакционером Аракчеевым, Николай I уделял паровозам гораздо больше внимания, чем назревшим реформам, Александр II вынужден был наверстывать упущенное, Александр III в компании с Победоносцевым упустил навёрстанное, и, наконец, Николай II окончательно пустил паровоз под откос. Не слишком привлекательная история российского “просвещённого консерватизма”.

Митрополит Филарет (Дроздов), автор Манифеста 1861 года, освободившего крестьянство России от многовековой крепостной зависимости, является ярким примером церковного деятеля просвещенно-консервативного направления.

Не был Дроздов автором. Скорее - цензором. И вообще был противником реформы. Видимо, очень Михалкову хочется выставить православных иерархов авторами судьбоносного Манифеста. Документа самого что ни на есть радикального, имеющего к “консерватизму” отношение только в части своей нерешительности и половинчатости.

Весомый вклад в разработку теоретических основ «просвещенного консерватизма» во второй половине XIX и в первой половине XX века внесли русские мыслители К.Н. Леонтьев, Б.Н. Чичерин, П.Б. Струве, С.Л. Франк, И.А. Ильин и Н.Н. Алексеев.

А вот это уже “теплее”. По этим фамилиям можно составить представление о сути “просвещённого консерватизма”. Итак, о К.Н.Леонтьеве в википедии читаем:

Проповедовал «византизм» (церковность, монархизм, сословная иерархия и т. п.) и союз России со странами Востока как охранительное средство от революционных потрясений

Просвещённее консерватизма и представить себе трудно. Б.Н.Чичерин был намного либеральнее, выступая за конституционную монархию :

"Монарх представляет начало власти, народ и его представители — начало свободы, аристократическое собрание — постоянство закона, и все эти элементы, входя в общую организацию, должны действовать согласно для достижения общей цели".

Следующие две фамилии - это “веховцы”, озабоченные внедрением, по сути, тех же самых “просвещённых” идей в умы потрясённой революцией 1905-го года интеллигенции. Струве осуждает “безрелигиозное отщепенство от государства” и ратует за “воспитание народных масс”, Франк бичует “нигилистический морализм” и “нигилистический утилитаризм”. При том что в том же сборнике Струве, укоряя марксистов, опирался на победу утилитаризма на западе (“Бентам победил Маркса”). Что нового для России в сочетании религии с государственной идеей и почему лекарство, неэффективное в течение столь долгого времени, вдруг спасёт больного, Струве с Франком не объяснили.
На самом деле, первые четыре фамилии вполне можно было бы опустить. Настоящие духовные предтечи Михалкова (а ранее - и Солженицына) - “евроизийцы”, к числу которых принадлежат И.А. Ильин и Н.Н. Алексеев. Евразийское движение возникло как продолжение славянофильства в попытке осмыслить упрочение в России власти коммунистов и рост националистических настроений в Европе. И то, и другое они попытались трактовать как этап на пути к утверждению собственных идей. Ильин хвалил Гитлера и не гнушался жить на германские деньги, Алексеев радовался, что “советская система дает возможность удачно сочетать наличность стабилизированного общественного мнения с его динамикой”. Левое крыло евразийцев так и вообще довольно скоро превратилась в филиал ГПУ.
В области теории евразийцы были не менее бессовестными демагогами, чем Михалков. Ильин, к примеру, обосновывал нецелесообразность демократии для России в том числе и “необходимой экономией сил (люди живут на свете решительно не для того, чтобы политиканствовать)”. В трудах Алексеева можно найти чуть ли не все основные положения опусов Солженицына и Михалкова. Только Солженицын загримировал идеи Алексеева под картину “купчиха за чаем”, а Михалков - заболтал до состояния бреда. Сам же Алексеев предельно ясен и циничен. Он писал для “своих”, и не пытался скрывать свои намерения и взгляды. Демократия - это, по Алексееву, “общественная неврастения”. Государством должна править “национальная идея”, выражаемая “через каких-то заместителей”. Заместителями будет служить новое “дворянство национальной идеи”. “Советы” подготовили идеальную почву для внедрения нового порядка - надо только заменить коммунистическую идею на национальную. “Выборы при советской системе, если они делают не нужными партии, то они отнюдь не упраздняют свободу обнаружения мнений и борьбу различных течений среди избирателей.” Осталось только уточнить, ЧТО Алексеев считал национальной идеей. Впрочем, какие могут быть сомнения. Конечно же, монархию. В своей работе “Русский народ и госудрство” Алексеев доказывает это при помощи ... народных пословиц. Они, оказывается, однозначно свидетельствовали о народной любви к Иоанну, Грозному во всех смыслах слова. Вот только чуть ранее в той же работе Алексеев говорит о запустении, постигшем Россию в конце правления И4, о заброшенности 90% обрабатываемых земель и бегстве крестьян в казаки. Что и говорить, довольно странная любовь к твёрдой монаршей власти.
Понятно, что от агрессивного (Ильин) и циничного (Алексеев) евразийства даже не пахнет “просвещённым консерватизмом”. А вот чем пахнет... Выше упомянутый Бердяев весьма резонно утверждал, что евразийство “может обернуться русским фашизмом”. Это же самое предположение можно адресовать и Н.Михалкову.
Кстати, Бердяев подметил ещё один очень интересный момент. Евразийцы ратуют за православие и русскую идею, но:

Для них Московское царство есть крещеное татарское царство, московский царь - оправославленный татарский хан. И в этом близком сердцу евразийцев царстве чувствуется непреодоленное язычество азиатских племен, то непреодоленное магометанство. Христианство не вполне победило в евразийском царстве. Любовь к исламу, склонность к магометанству слишком велики у евразийцев. Магометане ближе евразийскому сердцу, чем христиане Запада. Евразийцы готовы создать единый фронт со всеми восточно-азиатскими, не христианскими вероисповеданиями! против христианских вероисповеданий Запада. ... И это есть несомненное извращение религиозной психологии, частичная измена христианству.


Было за что Ильину окрестить его “Белибердяевым”!

Высокопрофессиональный образец успешной просвещенно-консервативной печати в России представляла собой в конце XIX — начале XX века газета Алексея Сергеевича Суворина «Новое Время», являвшаяся, по свидетельству современников, настоящим «парламентом мнений».

Просвещенно-консервативных взглядов в политической и государственной деятельности придерживался величайший реформатор начала XX века — Петр Аркадьевич Столыпин.

Члены «Союза 17 октября», внесшие в 1905 году в практику политической жизни России принцип солидарного осуществления реформ представителями государственной бюрократии и гражданской общественности и видевшие свою главную цель в «мостостроительстве» между земским самоуправлением и верховной властью, являются историческим примером партийного объединения просвещенных консерваторов, сыгравшего значительную роль в деятельности Государственной думы третьего созыва.


Столыпин, безусловно, был реформатором в области экономики. Деятельность которого показала, что без реформ в области политики экономическме реформы - бесполезны.

Суворин и октябристы - это российские буржуи, чёрствые к нуждам своего народа (Чехов без особого успеха пытался привлечь Суворина к борьбе с последствиями голода) и не желающие, по существу, ничего менять. Их вполне удовлетворил царский манифест, оставлявший всю полноту власти в руках царя - того самого, под руководством которого страна очень скоро полетела в открытую пропасть. Таков был итог “просвещённого консерватизма”.

Мировая и отечественная история учит: все важнейшие реформы, направленные на модернизацию, успешно осуществлялись только в том случае, если они проводились государственными, общественными и церковными деятелями России центристской, просвещенно-консервативной ориентации.

Вообще-то реформам требуется поддержка народа. А “ориентация деятелей” - дело десятое. В тираниях, конечно, поддержка народа не обязательна. Впрочем, до поры до времени. Месть народа бывает страшна.

А «разруху в стране и головах», принесшую и приносящую России тяготы, невзгоды и испытания, творили и творят проповедники радикального прогресса и неистовые вожди либеральных буржуазно-демокраических и пролетарских революций.

Здесь Михалков не далёк от истины. ЛЮБАЯ революция влечёт тяготы и т.п. Только вот движение страны и в либеральном, и даже в пролетарском (т.е. отъём собственности у буржуев - см. спектакль “Путин + Ходорковский = любовь”) ныне вовсе не требует революций – времена изменились. А вот прогресс России нужен сегодня именно радикальный. Хотя бы по тому, что по уровню коррупции мы сравнялись с Папуа Новой Гвинеей.

понедельник, 15 ноября 2010 г.

Манифест "Просветконсерва". Что делать?

Мелким зелёным шрифтом приведён текст манифеста Н.С.Михалкова.

Наступил XXI век…
Можем мы сегодня, положа руку на сердце,
сказать себе и людям: да, мы удовлетворены
всем, что происходило и происходит в России?
Думается, что нет!

Современный общественный строй, представляющий собой гремучую смесь из догоняющей Запад либеральной модернизации, произвола «местных начальников», всепроникающей коррупции, не устраивает большинство россиян. За «парадом» экономических реформ и «фасадом» либеральных институтов по-прежнему скрываются традиционные, архаичные общественные отношения.

Люди устали выслушивать декларации о политической независимости, внимать призывам к индивидуальной свободе и верить сказкам о чудесах рыночной экономики.

Эйфория либеральной демократии закончилась! Пришла пора — делать дело!


Интересно, это в каком году писано? В 1998-м? Даже если признать факт существования некогда “эйфории либеральной демократии” (очень сомнительный по причине того, что в России демократия была задушена в своём младенчестве, и “эйфория “ могла быть связана разве что с надеждами на её взросление), со времени прихода Путина к власти прошло уже 10 лет. По какому телеканалу, интересно было бы узнать, транслируют “призывы к индивидуальной свободе” и “сказки о чудесах рыночной экономики”, столь утомившие НС?

Первое, что нам необходимо, — это установление и поддержание законности и правопорядка в стране. Второе — обеспечение культурной и национальной безопасности. Третье — рост «благосостояния для всех». Четвертое — восстановление чувства гордости и ответственности за свою страну. Пятое — гарантирование социальной справедливости и социальной защиты граждан, а также отстаивание прав и свобод наших соотечественников, проживающих в ближнем и дальнем зарубежье.

Приятно найти в лице НС единомышленника, считающего, что у нас в стране царит беззаконие. В частности, отдельные кинорежиссёры демонстративно ездят с незаконными мигалками.

Чтобы добиться этого, нам следует:

—возродить силу и мощь российского государства;

—поддержать становление новых для России структур гражданского общества;

— восстановить и укрепить нравственный авторитет власти;

—обеспечить динамичный и устойчивый рост экономики;

— заложить основы правосознания у граждан, воспитать в них чувство уважения к закону, труду, земле и частной собственности.

Но прежде всего мы должны поверить в нашу Россию, укрепить дух нашей нации, восстановить позитивный образ нашей страны во всем мире.

Россияне ждут сегодня от нас именно таких реформ и таких перемен.

Не возврата к прошлому — этого в России не будет! А обращения к будущему — достойному будущему великой страны.


Набор благих пожеланий, никоим образом не отвечающий на поставленный в заголовок вопрос “Что делать”.

Мы убеждены, что только справедливая форма сочетания свободы и власти, основанная на соединении заповедей и идеалов ПРАВДЫ с принципами и нормами ПРАВА, может и должна обеспечить всем нам «нормальную человеческую жизнь в нормальной человеческой логике — без революций и контрреволюций».

Небольшое уточнение. Свобода не должна сочетаться с властью. Она должна сочетаться с законностью, которую НС обозвал “нормами ПРАВА”. Точнее, нормы права должны регулировать сочетание свобод обдельных граждан и их групп. Власть же должна обеспечивать соблюдение этих самых норм права. А вот “правда” - у каждого своя. В отличие от “социальной справедливости”, на которой, судя по всему, и должны быть основаны нормы права. В очередной раз интеллектуалных способностей Михалкова оказывается недостаточно для того чтобы разложить всё по полкам, и в очередной же раз за беспорядком ясно проглядывает умысел, в двнном случае: поставить во главу угла метафизичесскую “правду” и уравнять в правах власть со свободой.

Таков наш курс — курс на экономический рост и политическую стабильность, которые должны позволить России в XXI веке стать сильной независимой конкурентоспособной страной.

Рост и стабильность — это устойчивое развитие страны, взаимосвязь государственных реформ и общественных перемен, которые, с одной стороны, опираются на национальную культурную традицию, а с другой — отвечают на глобальные цивилизационные вызовы.

Это «устойчивое развитие» имеет динамический характер. Оно знаменует собой возникновение нового для России типа политического, экономического и правового мышления. Мышления стратегического, глобального, долгосрочного, перспективного, формирующего новую позитивную картину российского мира.


Сразу вспоминается чеховское “лошади кушают овёс и сено”. Впрочем, фраза “устойчивое развитие имеет динамический характер” - это гораздо круче, это уже клиника. Чтобы поднять авторитет своего анекдотичного манифеста, НС напускает в текст огромное количество “белых лис” - так я назваю сугубо положительные понятия вроде “динамический”, “стратегический”, “перспективный”..., никак не связанные со смыслом дискурса, а призванные всего лишь придать вес и видимость обоснованности высказываниям автора. Это любимый приём всех демагогов, но доводить его до превращения дискурса в формальный нонсенс - удел совсем уж слабоумных писак.

Логика роста и стабильности порождает новую организационно-правовую форму деятельности — общественно-государственную. Она требует реформы управления, появления нового поколения руководителей на всех уровнях власти, рождения новой генерации специалистов в коммерческом и некоммерческом секторе. То же следует сказать и о нашей общественности. О партийном и профсоюзном строительстве страны. И безусловно — об организации и возрождении городского и земского самоуправления.

А вот в этом абзаце проявляются уже не “белые лисы”, а скорее “чёрная крыса”. Фраза “общественно-государственная форма деятельности” ставит под сомнение фундаментальный принцип государственного строительства всех цивилизованных стран, закреплённый, в частности, и в Конституции России. Суть его такова: источником власти является народ (общество). Народ устанавливает власть, которая всего лишь служит интересам общества. У Михалкова же власть становится “вещью в себе”, сущностью, на паритетных началах с обществом осуществляющей некую деятельность. Яйцо начинает учить курицу.

>«Новые кадры» должны обладать особым качеством: «видеть и слышать» свой народ и свою страну в «шуме и грохоте» глобальных перемен.

Они должны быть способны:

— предвидеть основные направления глобального развития;

— намечать долгосрочные приоритеты и магистральные пути в развитии страны;

— ставить стратегические цели и решать тактические задачи внутренней и внешней политики;

— выявлять и разрешать ключевые проблемы государственного строительства и общественного самоуправления;

— укреплять вертикаль государственной власти на федеральном и региональном уровнях;

— выявлять и поддерживать сетевые структуры гражданского общества;

— обеспечивать свободу и конкуренцию в сфере экономической деятельности и предпринимательства;

— осваивать новационные и поддерживать традиционные формы и методы административной и хозяйственной деятельности.

Мы считаем, что решение задач по обеспечению политической стабильности и экономического роста страны и превращение России в конкурентоспособную мировую державу возможно при условии, если государство и гражданское общество придут к согласию и совместно сформулируют Общенациональную миссию и Программу развития России в XXI веке.


Несметное количество пустопорожних “белых лис” всего лишь призваны привести читателя к убеждению, что государство и гражданское общество “должны прийти к согласию”. Государство станосвится совершенно отельным от гражданского общества организмом, с которым это самое общество должно ещё и поторговаться, чтобы “прийти к согласию”.

Для достижения этого «согласия» нам требуется переосмыслить роль и значение главных факторов материального произ-водства: ТРУД, ЗЕМЛЮ, КАПИТАЛ И ЧЕЛОВЕКА, рассмотрев их с точки зрения духовного единства ПРАВА И ПРАВДЫ.

Как тут не вспомнить лису Алису, решавшую, как делить: поравну или по справедливости. Разглагольствования про “право” и “правду” дают основание предположить, что для НС делёж окажется не менее удачным, чем для Алисы.

Для того, чтобы увидеть материальный мир и человека через ПРАВО И ПРАВДУ, необходимо новое мировоззрение, способное одновременно воспринимать как всеобщие тенденции глобального развития человечества, так и локальные особенности развития наций, народов и личностей.

И такое универсальное мировоззрение есть, мы называем его просвещенно-консервативным.

Просвещенный консерватизм — это позитивное умение осмыслить прошлый и будущий мир вещей, свойств и отношений в должной и верной мере, а также способность эффективно действовать в современном мире, не разрушая его.

Мировоззрение просвещенного консерватизма, представленное как система принципов и идей, образует теоретическую основу российского консервативного движения и задает теоретический вектор для разработки полноценной Программы действий.

Просвещенный консерватизм как идеология позволяет последовательно и эффективно проводить в жизнь динамичностабильную внутреннюю и внешнюю политику, направленную на достижение глобальных целей и решение конкретных задач политического, экономического и социального развития нашей страны.


Вот, наконец, явился на свет главный “брэнд” манифеста. Обёртка красивая (“просвещённый”, как-никак!), но что внутри - понять невозможно. Полчища белых лис перерастают в белого прямо-таки слона: термин “динамичностабильная”. Обычно нонсенс содержится в достаточно протяжённом фрагменте дискурса, здесь же он заключён в единственном слове! Сей неологизм как нельзя лучше демонстрирует интеллектуальные кондиции автора.
Но вот что так и осталось совершенно неясно, так это “Что делать?”.

суббота, 13 ноября 2010 г.

Манифест "Просветконсерва". Введение

Мелким зелёным шрифтом приведён текст манифеста Н.С.Михалкова.

В каждом периоде российской истории есть
белые и черные страны. Мы не можем
и не хотим делить их на свои и чужие.
Это наша история!
Ее победы — наши победы, ее поражения
— наши поражения.


Наша, наши… Понятно, что не Васина. Только вот слово «мы» связывает с Н.С.Михалковым далеко не всех Россиян. Многие, как например я, всячески против объединения себя и автора «манифеста» в единое множество по какому-то ни было поводу. Употребляя «мы», да ещё в сочетанием с грандиозным словом «история», НС применяет неприглядный приём: создаёт ощущёние, что за его писаниной стоят полки и армии, и даже сама история шлёт ему воздушные поцелуи. На самом же деле этот приём характерен для тех, кто испытывает дефицит поддержки со стороны аудитиории (народных масс). Он очень часто применялся при социализме: везде висели плакаты «Мы – за мир», «Мы – строим коммунизм». Позднее возникла “Единая Россия” - до сих пор непонятно какая, зато “единая”. А теперь вот «Мы настрочили манифест». Михалков изо всех сил надувает щёки, пафос распирает его до такой степени, что время от времени он переходит на “строфное” начертание текста. Поэма да и только!

Мы убеждены — перестав делить прошлое, мы обретаем настоящее и гарантируем будущее. Исторически Государство Российское развивалось, следуя тысячелетнему пути: от «Святой Руси» к «Великой России».
Киев! Владимир! Москва! Петербург-Петроград! Москва!
Вот пять этапов жизни Отечества нашего, судьбы Родины нашей.
Киев — начало «Святой Руси». Князь Владимир крестил русских людей в православную Христову веру.
«Святая Русь» расцвела во Владимире попечением и подвигами великого князя Андрея Боголюбского и, окрепнув в череде столетий, стала сердцем Московского Царства.
В ту пору вера органично входила в быт, а быт в веру. Государственная идеология была неотделима от православного миросозерцания, от симфонии Царства и Священства. Вся жизнь в Церкви — вот аксиома Москвы, исторический корень того мироощущения, которое принято называть церковно-консервативным.


Какой размах! Какой масштаб мысли! Соловьёв с Костомаровым не додумались, а «обсиратель с ероплана» сподобился. Если бы НС удосужился прочесть упомянутых классиков, то, возможно, узнал бы, что Андрей Боголюбский, с его «церковно-консервативным мироощущением» не очень хорошо кончил, а в «симфонии Царства и Священства» далеко не все исполнители играли в унисон.

Петровские реформы выводят гражданскую и государственную жизнь России за церковную ограду. «Великая Россия» знаменовала собой Россию Имперскую. Миру был явлен Петербург, девизом которого станут слова наказа Екатерининского: «Россия есть государство европейское». На место Патриарха заступил Синод. Симфония властей преобразилась. Вся жизнь в государстве — вот аксиома Петербурга, исток того российского миросозерцания, которое принято называть государственно-консервативным.

Российская Империя повторяла путь Империи Византийской. Волей императоров все больше становилась она «Великой Россией» и все меньше оставалось в ней «Святой Руси». Указами самодержцев вершились «государственные преобразования»,проводились политические, экономические и судебные реформы, способствовавшие «гражданскому освобождению».


«Опускание» Петра I и инородки-Екатерины – любимая песня славянофилов. Между тем, и до них церковь находилась в полном подчинении у государства. Екатерина – так та вообще строго блюла все православные обычаи и пользовалась такой любовью, какой, кажется, не мог похвастаться ни один правитель России ни до, ни после (как известно, заслужила прозвище «матушка»). Совершенно очевидно, что, если бы не эти два монарха, Россия ныне представляла бы что-то вроде Ирана. Без промышленности, без университетов, без Пушкиных, Толстых и Чеховых.

Ну а «Святая Русь» - не более чем пиар. Достаточно почитать документы допетровской эпохи, чтобы волосы встали дыбом. Полный беспредел, попы, дерущиеся с дьячками и «стучащие» на горожан, не посещающих причастия. Вот реальная картина «Святой Руси».

В начале XX века революционная общественность подняла на щит лозунг «Вся жизнь в гражданском обществе» и вывела людей на улицы Петрограда. Это стало началом мировоззрения, которое принято называть либерально-демократическим.

В 1914 году, защищая православную Сербию, Россия вступила в Мировую Войну, закончившуюся для нее чередой революций, сокрушивших многовековую монархию.

Пережив Гражданскую войну и эмиграцию, императорская Россия превратилась в Советский Союз — «Великую Россию без Святой Руси». Вся жизнь в партии — вот аксиома советской России и основа той идеологии, которую принято называть коммунистической.

С середины 1920-х годов страна стала работать и жить «на пределе возможностей». Жизнь превратилась в борьбу за существование. Советские люди постоянно ощущали себя окруженными внутренними и внешними врагами. Основанный на страхе политический режим сопровождался массовым энтузиазмом и личной жертвенностью. Были пройдены тяготы коллективизации и индустриализации. Пережиты ужасы и боль ГУЛАГа. Ликвидированы безграмотность, беспризорничество, бандитизм. Побеждены нищета, болезни и голод. Был совершен народный подвиг победы в Великой войне, после которой наша страна, в очередной раз рывком преодолев экономическую разруху, первой освоила космос.


Довольно примитивное изложение исторической канвы, приправленное перлом «Основанный на страхе политический режим сопровождался массовым энтузиазмом и личной жертвенностью.» На самом деле, интереснейшая формулировка. Если режим «основан на страхе», то главным мотивом поведения граждан является принуждение, а следование своей воле наказуемо, невозможно. «Энтузиазм» же – это не только следование своей воле, но к тому же и эйфория в предвосхищении результатов подобного следования. Таким образом, фраза представляет собой 100%-й нонсенс. Тем интереснее, что и страх, и энтузиазм при социализме действительно имели место быть. Противоречие разрешается, если из анализируемой фразы удалить слово «основанный». Не на страхе был основан режим – а на эгалитаристских стремлениях населения. Именно они и вызывали энтузиазм. Страх же был адресован тем, кто подобного энтузиазма не разделял. Однако страх имеет свойство «проникать во все щели». Диктатура пролетариата своим обратным концом безжалостно хлестала и по «энтузиастам», писавшим письма из лагерей на имя тов.Сталина. Данная фраза прекрасно иллюстрирует интеллектуальный уровень НСМ: он видит все части уравнения, но располагает их в такой последовательности, что они образуют нонсенс. Понятен и мотив, породивший этот нонсенс: эгалитаристские настроения никуда не испарились, они процветают и поныне, вот только они не вписываются в Михалковский “манифест”.

Однако, в конце 1960-х годов достигнув максимума от того, чего можно было достичь при советской форме государственного устройства и социалистическом режиме, «советский народ», на плечи которого выпали неимоверные тяготы мобилизационной работы, — надорвался. Пафос коммунистической идеологии и потенциал советской государственности были исчерпаны.Большевистский эксперимент вступил в завершающую фазу. На теневых прилавках «административного рынка» начался демонтаж централизованной системы советского государства и права, сопровождавшийся разложением партийной элиты, деградацией социалистической общественности и распадом системы ценностей советского человека.

«Надорвался»? Нет спора, «неимоверные тяготы мобилизационной работы» имели место быть, но легче ли было, к примеру, строителям Беломорканала? Отчего ж те строители не пришли к начальству и не сказали: «извините, мы надорвались»? А партийная элита «разложилась» тоже по причине «надрыва»? НСМ совершенно не понимает природы крушения социализма. Валит всё на «усталость металла», в то время как дело было в неспособности плановой экономики следовать за ускорившимся техническим прогрессом. Неспособности, которая сохраняется доныне – только теперь этим грешит примитивно-капиталистическая экономика, основанная на экспорте сырья.

В середине 1980-х годов началась перестройка, а в 1991 году Советского Союза не стало. Последний акт был разыгран быстро и стремительно, так же как и в 1917 году. Казавшаяся незыблемой власть рухнула в три августовских дня…

В то время мы не отдавали себе отчета в том, что принимаем участие в событиях, имеющих всемирное значение. В событиях, в результате которых будет осуществлено не только переустройство отдельно взятой страны — Советского Союза, но будет совершен политический и экономический передел мира.

Это была геополитическая революция.

В итоге мы вступили в XXI век, проживая уже не в «Святой Руси» и не в «Великой России», а на территории Российской Федерации. У нас новые государственные границы: на Кавказе — как в начале XIX века, со Средней Азией — как в середине XIX века, и, что намного драматичнее для нас, с Западом — как в 1600 году, то есть после царствования Ивана Грозного. От Советского Союза, мы, граждане Российской Федерации, унаследовали 75% территории и 51% населения. Более 20 миллионов наших соотечественников оказались за границами России и, в сущности, стали эмигрантами.

Такова цена, заплаченная русским народом за обретенную в конце XX века государственную независимость и личную свободу…


Сори, может НС и жил в «Великой России», а я лично, как и миллионы россиян, жил в СССР, в которой «пролетарский интернационализм» был основополагающим принципом, начертанном на всех скрижалях. Произнеси тогда НС вот фразу про «Великую Россию» публично – и для него началось бы совсем другое «кино». Причём вот здесь как раз ничего не было «основано на страхе». Моя тётка каталась в Среднюю Азию на свадьбу к хорошему знакомому, у моего однокашника мать была армянкой, моя сестра вышла замуж за грузина, у моей матери половина подруг были еврейки и т.д. Хорошо ли это или плохо, ныне все эти народы оказались отделены друг государственными границами. При этом они проживают на своей земле, а не на «великорусской». Превращение миллионов русских в эмигрантов – явление далеко не всегда прискорбное. Из Прибалтики, к примеру, русские на историческую родину возвращаться не спешат. Ну а оттуда, где русским пришлось по-настоящему несладко, они давно убежали. И не потому, что «великорусская» земля досталась не-русским, а потому что эти не-руские окзались ещё и не-цивилизованными (мягко говоря). Русским беженцам Россия не особенно тогда помогала. Кстати, беженцы были не только русские. К примеру, огромное количество грузин было изгнано из Абхазии: у людей в одночасье отняли всё. Что-то не очень Михалков по ним плачет, да и Российская Федерация, практически контролирующая ныне Абхазию, не спешит восстановить справедливость.
Как бы ни ужасно было прошлое, назад уже ничего не вернёшь. Да к тому же в наиболее лакомых кусках (вроде Крыма) никаких серьёзных репрессий против русских не было. Так что все эти вопли о несчастных эмигрантах служат только для внушения читателю мысли: «нас обидели». Без «воплей» читатель мог бы усомниться в «цене, заплаченной русским народом»: он ведь ныне «платит» разве что за поездку в Крым на отдых совершенно так же, как это было в СССР. И отдыхает без проблем. Впрочем, после крушения социализма для отдыха появились варианты и получше. Так что читатель вполне может решить, что вопрос о «цене, заплаченной русским народом», не слишком актуален.

пятница, 12 ноября 2010 г.

Манифест "Просветконсерва". Предисловие рецензента

Я решил разобрать здесь недавний манифест его киносиятельства Н.С.Михалкова. Не то чтобы это произведение своим содержанием очень заслуживало подробного разбора. То, что смысла в нём нет, практически сразу отметили тысячи читателей. Но для психиатра бывает полезен даже и бред пациента. Есть "смысл пациента" и "смысл психиатра". Тот смысл, который декларируется и тот смысл, который всего лишь угадывается. Именно поэтому трэш-дискурс так мной любим. К тому же не исключено, что скрытый смысл произведения Михалкова характерен не только для одного "пациента", но и для значительной части "госпиталя".
Публиковать буду по частям, которых он наплодил настолько до хрена и настолько хреновых, что я даже не уверен, что доберусь до его заключения (пусть всегда будет солнце!). Помнится, как-то я перешёл со своими болячками из одной поликлиники в другую, и мой новый уролог, изучая заключение (пусть всегда будет солнце!) уролога предыдушего, через какое-то время пролепетал (я никогда больше не слыхал от врачей ничего подобного): "всё, этот бред я читать больше не могу!" Вот может и я так... В конце концов, психиатр тоже может в конце концов утомиться от подобного чтения.

Далее в рецензии текст Михалкова будет отображаться мелким зелёным шрифтом, мои комментарии - белым.

среда, 10 ноября 2010 г.

Раневская + Лопахин = любовь

В связи с одним разговором вспомнил свою давнишнюю дискуссию о "Вишнёвом саде".

У меня вызывают стойкое неприятие "интерпретации", в которых постановщики "читают между строк вместо строк". Но если в случае с Черняковом это всё-таки была опера, искусство слегка шизоидное, то Чехов... Предельно трезвый, предельно простой. Прыгать у него на столе - просто глупость и пошлость. Принято считать, что Чехов допускает свободу трактовок. Всё так, но только "трактовок зрителя", а не трактовок исполнителя. Зритель может по-разному относиться к Раневской (осуждать, сочувствовать...), но это не значит, что Раневская может позволить себе на сцене щупать Фирса за интимные места.
На самом деле, ВС, в отличие от большинства произведений позднего Чехова, и свободу зрителя серьёзно ограничивает. В нем всё довольно однозначно и, чтобы пьеса не была совсем прямолинейной, Чехову пришлось хитрить, "прятать монстра". Лично мне это не импонирует, но, к счастью, у ВС есть "второй слой", символический, в котором разворачивается полемика о судьбе культуры. Концепция Крюшонуса-Миронова означает, что этот второй слой они просто проигнорировали, сведя ВС к понтовой мелодраме.


Источник

Перечитал и решил, что был не совсем прав. Лопахин - конечно, монстр. Он - будущая гибель России. Но не всё так просто. Вполне вероятно, что порыв помочь Раневской был искренним, хотя и бессмысленным из-за недееспособности Раневской. Аристократия, создавшая "САД", оказалась совершенно не приспособленной к новым, капиталистическим, правилам игры. Чего ждал Лопахин от Раневской? Предложения "давайте составим бизнес-план"? Раневская оказалась в положении выпускницы пансиона благородных девиц, от которой требуют решения сложной математической задачи. Девушек её круга ничему такому даже близко не учили (впрочем, как и юношей). Отсутствие встречных шагов со стороны Раневской Лопахин вполне мог расценить как выражение надменности, презрения к себе лично... Ну, при условии что он был полный дурак. В этом случае сцена с шампанским становится попыткой глумления над поверженной Раневской. Но для того чтобы вести себя так, нужно быть не только дураком, но и садистом. Нет, на Лопахина не похоже. Он не настолько пассионарен. И к тому же ему предлагают жениться на Варе - значит, всё-таки не презирают. Более , того, женитьбой у него практически просят одолжения. Которого Лопахин не делает. Вот здесь, видимо, и кроется ключ к пониманию образа: Лопахин упивается своей силой, и раневские для него - люди второго сорта. По доброте душевной он даже хотел пойти им на встречу. Но вот не оценили - им же хуже. Для него, на самом деле, не существует никого вокруг. Он замкнут в самом себе. За его покупку все должны выпить шампанского. Что они при этом испытывают - ему плевать. Его эмоциональность сродни эмоциональности уголовника, который сегодня клянётся в дружбе, а завтра вонзает нож. Чувства как декорация. Пожалела тётя в детстве избитого мальчика - какая она хорошая! Что у нас на завтра? Ах, да. Рубка вишнёвого сада... События совершенно не выстраиваются в систему. Это напоминает чеховского (в реале) папашу, сочетавшего глубокую набожность с безбожной жестокостью. Поступки и мораль живут в разных измерениях и не складываются в единую систему. Да и нет никакой системы. Нет культуры. Нет САДА. В руки таких вот людей вскоре попала Россия. И они срубили всё. В том числе и самих себя. Это Чехов, видимо, тоже предсказал - в том месте, где Петя Трофимов советует Лопахину воздержаться от строительства дач на месте срубленного сада.

вторник, 9 ноября 2010 г.

Язык как носитель смысла и как ритуал

Язык - продукт общественного соглашения. И "учёные" диктовать ему какие-либо правила не могут. Это как если бы физики посовещались и решили узаконить модель всемирного тяготения, которая соответствует неким "правилам", но противоречит реальности. Правила есть результат анализа реальности, они могут использоваться для прогнозирования новых явлений, но не могут предъявлять требования к этим явлениям, становиться НАД фактами. Так что если в народе бытует «блоггер», а по чьим-то правилам выходит «блогер», то забудьте про правила.
Впрочем, у «законников» есть шанс – его им даёт общественная природа и неточность соглашения. К примеру, напИшите вы «блогггер» (или даже «блохер») - и я вас всё равно пойму. Система распознавания у человека работает гораздо лучше, чем в поисковике гугл. А значит, мы с вами соглашаемся не на «блоггер», и не на «блогер», а на некую приблизительную звуковую конструкцию – сиречь морфему. И нет особой разницы, в какой форме она будет реализована. Я вот давно уже почти всегда пишу «щас» вместо «сейчас». Разе кто када меня не понял? Недавно столкнулся с сетованиями: некий товарищ проанализировал кол-во употреблений «щас» и пришёл в ужас: грядёт эра безграмотности. Страх оказаться безграмотным и есть, видимо, главный двигатель языкового нормирования. Когда мы (хотя, наверное, не вы) слышим в электричке «извините, что я к вам обращаЮСЯ», мы ассоциируем эту лексему с определённым социальным классом. Язык оказывается носителем не только семантического значения, но и социального статуса говорящего. Он становится социальным кодом. А социальный код – это уже нечто, что не имеет прямого значения, как не имеет значения галстук, который требуется носить в офисе. Это не знак, а ритуал. Чистоту же ритуалов всегда блюдут жрецы. Комиссии и комитеты. И всё же «ритуальность» для лексем – вторична. «Российскую газету» можно заставить писать «блогер», закомплексованных подростков – тоже, наверное. Но люди свободные и незакомплексованные будут изъясняться так, как им нравится. Плевать мне, что малограмотная деревенщина пишет «щас» - это даже прикольно. Кстати, огромное удовольствие – экспериментировать с языком, генерить новые морфемы (а не просто словоформы) и находить у респондента их ассоциативное понимание. Язык - как секс. Церковь рекомендует сверху, но…

Источник

четверг, 4 ноября 2010 г.

Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать

Позавчера в США прошли очередные выборы в парламент. Результат был, в общих чертах, известен заранее. Республиканцы завоевали Палату Представителей и едва не оседлали Сенат. Причина - не столько недовольство демократами и Обамой лично, сколько кризисное состояние экономики, принципиально новых рецептов оздоровления которой республиканцы не предложили. Впрочем, оригинальные идеи у них всё же были. Представитель модного радикального “движения чаепития” (“ти-пати”) Карл Паладино, претендовавший на пост губернатора Нью-Йорка, заявил о своём намерении “взяться за бейсбольную биту”. Неудивительно, что столь радикальные методы шокировали значительную часть однопартийцев Карла, организовавших движение в поддержку его демократического оппонента. “Когда я увидал его вебсайт, я решил, что тупее его быть не может” - отозвался о Карле один из “ренегатов”. О другом подобном примере - Кристине О’Доннелл, проколовшейся на незнании азов американской конституции, я тут недавно уже писал. И Карл, и Кристина проиграли свои выборы. Впрочем, многие другие представители “чайников” успеха всё-таки добились. Так что непонятно, помогли “чайники” республиканцам или, наоборот, навредили. Как бы то ни было, это скорее сюжет для мелодрамы, чем судьбоносное для США событие. Демократы, республиканцы... Никто не знает, что делать с американской экономикой.
Эту самую экономику можно сравнить с велосипедом - он не падает только когда едет, а стоит ему замедлиться - теряет устойчивость. Можно сказать, республиканцы пытаются изо всех сил раскручивать педали, а демократы - ставить подпорки. Подпорки мешают движению вперёд, а раскручивание грозит коллапсом. Который, в общем-то, и случился, когда ипотечный допинг перестал действовать и звёздно-полосатый велосипед оказался в кювете. Сравнение довольно грубое - ибо педели на самом деле стараются крутить все, все накачивают экономику долларовым допингом. Рост, рост, рост - вот что у всех на устах. Но в условиях окончания компьютерного, цифрового, мобильного и прочих бумов, в условиях замедления роста Китая надеяться на дальнейшее “раскручивание колёс” вряд ли разумно. А может, стоит умерить аппетиты и поучиться не падать при снижении скоростей? Америка - достаточно богатая страна, чтобы обеспечить своему населению достойное существование даже при нынешней скорости вращения колёс.