воскресенье, 28 декабря 2014 г.

Рождественское (Богородского района Кировской обл.)

Жалко не  запечатлел дорогу - она очень красива. Бескрайние вятские дали, водные глади чуть в далеке. Впрочем, и само Рождественское расположено в таком же окружении. Храм предстаёт во всей красе  ещё издалёка.




Его облик для здешних мест необычен. Высокая стройная колокольня далеко отстоит от довольно скромного основного объёма. Колокольня и храм как бы на равных соревнуются за внимание зрителя, тогда как для вятских построек этого периода характерно доминирование основного  объёма. В вятских краях можно найти  храмы без богатой отделки и храмы с одним ярусом надкупольного завершения, но сочетание обеих этих черт встречается крайне редко. Имеются в виду, конечно, постройки “вятского барокко” (точнее, имхо, маньеризма или постманьеризма), о принадлежности к которому в данном случае недвусмысленно говорят полукруглые фронтоны над центральными пряслами четверика с круглыми окнами посередине.




Если бы не этот элемент, то храм Рождественского можно было бы легко представить себе где-нибудь на просторах Владимирской области.


Храмы вяткого постманьеризма с одним ярусом восьмеричков обычно выглядят довольно неказисто. Даже богатое узорочье не помогает им избежать впечатления ”бюджетности”. Поскольку храм Рождественского узорочьем похвастаться не может, следовало бы ожидать совсем жалкого результата. Но архитектуру удалось весьма скромными средствами создать законченный образ, и скромность здесь стала скорее средством выразительности, чем признанием в бедности.




Впрочем,  к  храму в Рождественском приложил руку не один архитектор. В 19-м веке памятник претерпел перестройки, судя по всему, настолько значительные, что нынешний его облик скорее можно считать позднейшей эклектичной фантазией, чем произведением собственно постманьеризма. Видимо, к первоначальному строительному периоду относится только основной объём. Колокольня своим обликом мало напоминает невысокие ажурные постройки 18 века, зато вблизи Рождественского  немало схожих колоколен, относящихся как раз к 19 веку.


Кроме того, при перестройке трапезная была расширена  и соединена с колокольней узким коридором, а к четверику с севера и юга приделали низкие притворы - решение “на грани фола”.




Тем удивительнее, что архитектору удалось сохранить ощущение стилистического единства. Простой и чёткий декоративный рисунок пристроев  органично сочетается с лапидарным дэкором четверика,




низкие и протяжённые плоскости трапезной и притворов подчёркивают вертикали основного объёма и колокольни... по крайней мере, при взгляде с запада, юго- или северо-запада, то есть с дороги (откуда на него, наверняка, чаще всего и смотрели).




Ближние виды с севера и юга притворы порядком испортили,




зато издали храм смотрится великолепно с любой стороны.




Что касается   вида с востока, то, вероятно, он меньше всего изменился с 18-го века. Отсюда пропорции постройки воспринимаются совсем по-другому.




Особую прелесть Рождественскому придаёт продолговатый пруд (видимо, запруженная речушка). Виды на храм  из-за водной глади особенно хороши.




Храм в Рождественском отнюдь не заброшен. В нём ныне располагается офис местных трактористов.




Главный вход прорублен в центре апсиды - таму них какбэ вестибюль.




Соответственно, внутрь храма мне попасть не удалось. Доступны только колокольня и коридор, в которых сохранились остатки скромной лепнины.




Посередине коридора стоит какой-то ацкий агрегат.




Коридор упирается в заколоченную дверь трапезной.




На колокольню не подняться - лестница разорена.




Впрочем, её прислонённый к стене фрагмент оставляет надежду как-нибудь всё же куда-нибудь залезть. Но это не при моих гимнастических способностях…
Вот вобщем-то и всё. Может, на самый интересный вятский памятник, но всё равно замечательный.


P.S. Рождественское я включил в ранее опубликованный маршрут  Вятка-Уни.
Весь альбом с фотографиями Рождественского - здесь  

суббота, 20 декабря 2014 г.

Нот мач фан ин Сталинград

Из президентского интервью 14 декабря.


Вопрос украинского журналиста:


Первый вопрос относительно карательной операции, которую вы устроили на востоке нашей страны, причем в основном против русскоязычного населения. Не секрет, что там воюют российские военнослужащие и российские боевики, которые все это устраивают.


Вопрос: сколько Вы туда отправили российских военных? Сколько Вы отправили туда техники? Сколько из них погибло на территории Украины? Вы как Верховный Главнокомандующий что бы сказали семьям погибших российских офицеров и солдат?


Ответ президента:


...Теперь первая (часть вопроса) –
по поводу того, кто и за что несет ответственность. У нас в России, собственно говоря, так же как почти в любой другой президентской республике, за все отвечает Президент. Что касается военнослужащих – за их судьбу отвечает Верховный Главнокомандующий. Обращаю ваше внимание, что у нас это одно и то же лицо.


Все люди, которые по зову сердца исполняют свой долг, либо добровольно принимают участие в каких-то боевых действиях, в том числе и на юго-востоке Украины, не являются наемниками, потому что за это денег не получают.


Комментарий.


Можно подумать, что президент отвечал не на тот вопрос, который ему задали. Журналист ни о какой ответственности не спрашивал и наёмниками никого не называл. Первое, что приходит в голову: пока президент отвечал на вторую часть вопроса (про военнопленную Савченко - кстати, совершенно дикий случай. Военнослужащих, выполняющих приказ командования, т.е. исполняющих свой воинский долг, да к тому же на территории собственного государства, террористами  кажется ещё никто не называл), он забыл суть первого вопроса. Однако, скорее всего,  первый вопрос был отложен специально - как раз чтобы “забыть” суть. Попробуем представить себе, какие у президента были варианты ответа. Признать, что послано столько-то десантников… Ну, такое мы проходили. В Абхазии, к примеру, никто вроде не скрывал численности “миротворцев”. Но в том-то и дело, что конфликт в Донечине отечественным пропагандистам удалось представить внутренним межнациональным конфликтом только на российском тв. На международном уровне подобное не прошло. Мир воспринял донецкую кампанию как продолжение крымских событий, не более. Все передвижения российских частей к украинской границе и от неё скрупулёзно отслеживались, появление наших военных на территории Украины было немедленно зафиксировано и вызвало не только сильнейшее возмущение, но и санкции. В этих условиях открытое признание посылки российских войск на Украину было равносильно заявлению об оккупации Донецкой области. Объявление их миротворцами отдавало бы откровенным сарказмом. Пойти на это не решились и тем поставили себя в  глупое положение. Именно это положение вопрос украинского журналиста, в общем-то,  и продемонстрировал. Сказать, что войска есть, нельзя. И что нет - нельзя. После “неафишируемых” (т.е. журналистов избивают) похорон десантников это выглядело бы циничной попыткой президента уйти от ответственности. Был ещё, конечно, активно развиваемый телевидением сверх-креативный вариант с “отпускниками”, но президенту всё-таки не место в шоу “Монти Пайтон”.
Итак, от ответственности президент уходить не стал и фактически признал, что наши войска на территории Украины есть, причём отправил их туда именно он. Но сделано это было так, что если кто-то попытается указать пальцем, то есть возможность послать куда подальше: типа, неправильно поняли. Российская доктрина давно уже излагается языком Эзопа: чтобы свои догадались, но чужие не поймали. Но самое страшное наступит, если маска будет сброшена.Такое впечатление, что президент подошёл к этой черте вплотную.

P.S. Очень странно, что ни один из комментаторов интервью (по крайней мере из тех, что попались мне на глаза), признания президента не заметил.