четверг, 24 февраля 2011 г.

Драконить убитых

Прочёл на днях в "Новой газете" замечательную статью Марка Захарова "Гражданское сожительство с Драконом небезопасно для человеческого разума". Замечательной она мне показалась прежде всего из-за следующей фразы:

...трудно вообще радоваться городам, улицам и площадям бесчисленных Урицких, Кировых, Ворошиловых, Кагановичей, Лениных, Либкнехтов, Свердловых... Не получается ... отнести имена преступников к памятникам истории. Я писал об этом неоднократно...

Ну, ладно ещё Ворошиловы-Кагановичи (хотя Кагановича, кажется, начисто вытравили из топонимики ещё в 50-е), но Либкнехт-то каким образом в "преступники" попал? Он вроде никого не убивал - напротив, это его убили будущие фашисты. Уж коли г-н Захаров так плохо разбирается в истории, может, ему вообще не стоило касаться острой темы переименований? Потом, если даже ЗАХАРОВ не знает, кто такой Карл Либкнехт, так какого ляда переименовывать? Ну "Либкнехта" и "Либкнехта" - звучит красиво, а там, глядишь, у кого-то, кто живёт на улице имени немецкого социалиста возникнет желание заглянуть в историю, узнать кто такой. Всё польза. Ну, переименуют ул.Либкнехта в ул.Солженицына (как это случилось с Большой Коммунистической-Алексеевской), что в том хорошего. Чем лучше антифашиста-мученика двуличный поборник народного закрепощения? Раз-именовать не сложно, пере-именовать не в кого. Как бы отвратительны ни были Свердловы и Урицкие, они по крайней мере рисковали жизнью не ради персональных дворцов и яхт. Пусть благими намерениями они выкладывали путь в ад, - ныне страна движется во всё том же направлении, вот только в благие намерения никто не верит. Так какой смысл тратить деньги на смену вывесок?

P.S. Во время написания сего текста я попытался скопировать вышеприведённую цитату с сайта "Новой" и обнаружил там ещё другой, прошлогодний, текст М.Захарова:

Подсчитать и оценить моральный ущерб от изуродованного пространства в нашей стране так же тяжело, как подсчитать общее количество Советских улиц или площадей, прославляющих главного творца братоубийственной бойни. Русские города по сию пору испещрены именами Маркса, Ленина, Свердлова, Урицкого, Клары Цеткин, Розы Люксембург. Позолоченные карлики или мрачные серые истуканы обезображивают нашу землю многие десятилетия, упрямо зияя перед бывшими обкомами, горкомами и райкомами КПСС.

К "обезображивающим карликам и истуканам" тут причислены ещё и Маркс, Цеткин, и Люксембург.

Последние двое опять-таки антифашисты. Люксембург, короме того, критиковала большевиков за разгон Учредительного собрания. Что касается Маркса, то он за то, что случилось в "отдельно взятой стране" ответственности не несёт. Зато его идеи заложили основу современного социализма, кардинально развернувшего цивилизованный мир от "дикого капитализма" к "социальному государству". К сожалению, такое России пока даже и не снилось. Мы долго жили под знамёнами марксизма, но до Маркса так и не доросли. Самое время сносить памятники и переименовывать улицы...


Мой комментарий на сайте НГ: http://www.novayagazeta.ru/data/2011/019/27.html

понедельник, 14 февраля 2011 г.

3 дачи к Юго-Востоку от Москвы

Первая из дач выходит фасадом прямо на Казанскую ж/д и отлично видна из окна электрички при подъезде к станции Малаховка (слева).



Я её про себя называю «дачей со сперматозоидами» - по оригинальному узору фриза. На самом деле, архитектор, вероятно, попытался стилизовать там листья и плоды репейника, но странные «кривые хвостики» плодов напомнили мне совсем другой сюжет (100 лет назад, видимо, гораздо менее распространённый).



Планировка дачи не блещет оригинальностью. Двухэтажный, Г-образный в плане объём дополнен с разных сторон уродливыми поздними пристройками. Вероятно, на месте по крайней мере одной из них, во внутреннем углу буквы «Г», первоначально располагались «затеи» вроде кружевных веранд или крылец с башенками, визуально обогащавшими композицию здания . Увы, после их утраты объём старого «остова» кажется разочаровывающе примитивным. Чего не скажешь о декоре. Он – просто замечательный. Помимо вышеупомянутого фриза, интерес представляют наличники окон. Прежде всего внимание к себе привлекает центральное окно главного фасада. Оно выглядит чрезвычайно нарядным.



Окна первого этажа, несущие на себе явный отпечаток стиля «модерн», удивляют необычным «развитием» в направлении, перпендикулярном плоскости стены. На боковом фасаде сохранилось такое окно в оригинальном виде,



в то время как основной фасад подпортили вездесущие стеклопакеты.



Задний двор здания выходит в глухой переулок, и вид дома с этой стороны не особенно интересен.



Судя по всему, здание после революции было превращено в многоквартирный дом, многочисленные совладельцы которого не могут ныне поделить территорию между собой и постепенно разрушают здание. Впрочем, у этого есть и свои плюсы: отсутствие глухих заборов и незакрываемые калитки.


Вторая дача расположена недалеко от первой, на ул.К.Либкнехта (той, которая ведёт к станции Малаховка от Егорьевского шоссе). Фотографии получились у меня не слишком удачные: здание заслонено от наблюдателя зарослями кустарника и деревьев, и даже ранней весной очертания приходится угадывать.



Но эта дача мне очень нравится: на сей раз не только и не столько декором, сколько пространственным строением. Центральный двухэтажный объём с обеих сторон обрамляют вытянутые вдоль боковых стен одноэтажные «нефы», выступая вперёд за линию фасада.



В результате фасад оказывается скрытым внутри своеобразной «лоджии»,



над крышей которой расположен балкон второго этажа.



Композицию завершает украшенный резьбой кокошник,



острому профилю которого вторят пирамидильные «башенки» над боковыми «приделами».



Что особенно очаровывает в это даче, так это её совершенно «аутентичный» вид.

Последнее здание расположено совсем недалеко от станции Быково, на Долевой улице. От предыдущих двух оно отличается скромностью размеров. Видимо, строили её люди небогатые, которым было не до изысков планировки. К четырёхугольному срубу сбоку приделана веранда, а в крыше устроен мезонин. Самый обычный , стандартный вариант дачного дома – такими во времена моего детства было застроено чуть ли не всё пространство от Томилина до Кратова.



И всё же этот дом – особенный. Он замечателен прежде всего продуманностью своего декора. Неброский, но
своеобразный узор наличников первого этажа



перекликается с изящным резьбовым оформлением фронтона.



Оригинальная решётка балкона выполнена косым крестом.



Остатки такой же решётки видны на крыше веранды – некогда решётка венчала её острую кровлю.



В отличие от двух малаховских дач, быковская выглядит совершенно заброшенной. Хотя не так давно «аутентичный» гнилой заборчик заменили на страшноватую сплошную изгородь, милую сердцам нынешних, привыкших жить внутри ящика, дачников,



- тем не менее, и сгнившее крыльцо, и дырявая крыша до сих пор навевают мысли о бренности всего сущего.

Фотографии всех трёх дач выполнены весной 2010 года, а осенью 2009-го по соседству со второй дачей я обнаружил ещё одно весьма интересное, почерневшее от времени здание. Я уже спЕшил свой велосипед и намеревался достать фотоаппарат, как вдруг заметил в окне пристально и не слишком ласково смотревшую на меня женщину. Ну, конечно, я сразу ретировался, рассчитывая улучить момент следующей весной. Увы, следующей весной на том месте оказалось пепелище.

P.S. Клики на фотографиях перестали работать (спасибо фирме Гугл за уничтожение хранилища "Пикаса"). Большие фотографии можно посмотреть в альбоме.

среда, 9 февраля 2011 г.

Некогда ни говори некогда

Натолкнулся на случай: "писатель" написал "что только НЕ сделаешь, чтобы...", и задумался (я), а почему всё-таки "ни", а не "не". Гугл выдал множество страниц про сабж, и все в один голос утверждали: частица "ни" - это УСИЛЕНИЕ отрицания. Кое-кто даже подсказал "писателям", как определить, что нужно употреблять: "ни", видите ли, можно легко опустить без изменения смысла, а "не" - нельзя.
Можно было бы, конечно, мне на этом успокоиться, но как-то мне это всё не понравилось. Неужто из фразы "ни рыба, ни мясо" можно выбросить "ни", и разве она означает "абсолютно не похоже на рыбу и совершенно не напоминает мясо"? И почему тогда нельзя употребить "ни рыба" отдельно, без "мяса", в значании "ну, ни разу не рыба!"?
Решение я придумал такое: "ни" ничего не услиливает и с отрицанием связано только опосредованно. Дело в том, что эта частица указывет на существование некоего МНОЖЕСТВА, ни один элемент которого не удовлетворяет условиям, содержащимся в контексте фразы. Иными словами, множество неподходящих элементов, пустое (с точки зрения валидности) множество.

Это всё объясняет. Фраза "ни рыба, ни мясо" перестаёт быть "усиленным отрицанием", а просто указывает, что объект не может "принять определённого значения", он в принципе незначим.
Мы можем сказать: "это не рыба, не мясо, а соевый белок". На лицо обычное отрицание. Но допустим, что после дегустации соевого белка один из дегустаторов признал в белке рыбу, а другой - мясо. Теперь не только допустимой, но даже предпочтительной становится фраза: "Нет, это ни рыба, ни мясо. Это - соевый белок". Причина: мы переходим от свойств объекта к множеству ответов, ни один из которых не является валидным. Примечательно, что фраза "ни рыба, ни мясо, а соевый белок" остаётся "вне игры". Дело в том, что конструкция "ни ..., а ..." не допустима в принципе, в отличие от "не..., а...", являющейся простым отрицанием с противопоставлением. В данном случае отрицания сущности предмета нет - есть только указание на пустое множество правильных ответов. Поэтому и констатация истинной сущности должна идти отдельно - она не имеет ничего общего с правильностью ответов и , следовательно, не может быть им противопоставлена.
Кроме того, объясняется и невозможность изолированного употребления одного "ни" ("это ни рыба"). Бредовость подобной фразы доказывает, что частица "ни" не может употребляться вне связи с неким множеством элементов.

Вполне возможно, что лингвисты это всё и без меня прекрасно знают, но было интересно поломать голову. К тому же, очень странно, почему школьные учебники (а интернет-статьи явно оттуда ногами растут) пишут такую чушь.
Впрочем, можно догадаться почему. Фраза "он НИчего не знает" звучит "сильнее", чем "он не знает таблицы умножения". Соотнесение с пустым множеством эквивалентно отрицанию любого единичного соотнесения, оно как бы подразумевает бесконечное множество отрицаний ("не знает физики",  "не знает биологии", "не знает математики", ... и т.д. В том числе и таблицы умножения). Понятно, что такое "как бы множественное" отрицание "сильнее" отрицания единичного. Всё так, вот только в случае, когда множество содержит всего несколько элементов (как в "ни рыба, ни мясо"), формулировка с "ни" оказывается ничуть не "сильнее", чем совокупность отрицаний с "не" ("не рыба, не мясо, а...").

вторник, 8 февраля 2011 г.

Х + П =

Ходорковский - это мигалка, с которой Путин едет по встречной полосе российской действительности.

пятница, 4 февраля 2011 г.

Мариинский экспресс

Заодно вспомнил своё разоблачание мариинских "Троянцев". Идея анализа исполнений с использованием сравнительного хронометража кажется мне очень удачной:

Ща, господа, я вам объясню, почему вы на сей раз не опоздали на последнюю электричку.
Итак, берём две записи финала "Трои":
1. То самое: Гергиев с Губановой
2. Ливайн и Дж.Норман


(Оба видео были позднее удалены с ютуба, аналогичное видео с Губановой доступно вот здесь:
http://www.youtube.com/watch?v=3quoZ2qJnG0&feature=related
а с Норман - здесь:
http://www.youtube.com/watch?v=48fq3O4kXVg
Хронометраж, впрочем, нарушен.)

Откручиваем запись 1 на отметку 19 секунд, запись 2 - на 32 секунды. Получаем одно и то же место в партитуре "Бьянто ан Итали, у лё сор лез'аппэле". Фиксируем исходное отставание: 13 секунд.

Прокручиваем дальше. Запись 1 - на 1:37, запись 2 - на 2:17. Получаем другое "бьянто", но теперь "бьянто эль нэ сэра плю". Отставание - 40 секунд. Значит, отыграв 1мин.18 секунд, Гергиев умудрился сэкономить 27 секунд!!! То есть чуть ли не в полтора раза быстрее! При таких темпах на фига нам купюры? Самое забавное, что за эту минуту с хвостиком Губановой посчастливилось рассказать соотечественницам о том, как прекрасна будет жизнь в Италии, поскорбеть о гибели возлюбленного (иль э мор!), пожаловаться на свою бесполезную жизнь (мон инютиле виэ). Ну, и выслушать ответную реакцию хора, исесьно. Неплохая скорострельность, да? Но чем дальше, тем больше - к моменту начала душепотрясающего "гран хора" (3:18 и 4:11 соответственно) чистое отставание Ливайна достигло 40 секунд.
В принципе, больше можно ничего не разбирать: просто послушайте эти две записи и убедитесь, что речь идёт о двух РАЗНЫХ операх. В одной из них все цезуры дирижёром безбожно смазаны, "-Э Корэб? -Иль э мор!" пущены небрежной сороговоркой... В то время как в другой опере Джесси на фразе "иль э мор" скорбно горбится (голос "горбится" тоже!) и некоторое время не может прийти в себя. И т.д. и т.п.
Эти два примера прекрасно иллюстрируют ещё и тот факт, что Берлиоза нельзя петь заглублённым голосом (как Губанова), он требует пения "в маску", пения того качества, которое характерно для лидеров Шуберта, Шумана, опер Рих.Штрауса и т.п. Но не Вагнера, с его "иерихонскими трубами" - где певец зачастую является не более чем дополнением к оркестру.
Сказанное выше ещё в большей степени относится к г-же Семенчук. Ей, по-хорошему, надо было петь Кассандру (если бы для Кассандры было достаточно одного нахрапа) - она бы кого хош отвела "а ля рив энфернале", не то что спокойная как танк Губанова. Но и в Дидоне, как оказалось, есть где развернуться:

http://www.youtube.com/watch?v=21JVe...layer_embedded

Чем, спрашивается, вызвана эта истерика? Происками очередного троянского коня? Ничего подобного! В этом фрагменте Дидона всего-то навсего празднует
успехи "благородных трудов" и благодарит соотечественников за трудовые достижения. Благодарность к соотечественникам прямо-таки разлита в проникновенном исполнении г-жи Семенчук. Стоит ли удивляться, что чудесная лирическая мелодия "Шэр тириян..." несколько повредилась от буйного темперамента певицы и дирижёра? В "неповреждённом" виде её можно услышать на той же самой записи Ливайна, где Т.Троянос приберегла свой темперамент для финала. Впрочем, и в финале она ясно дала понять, что это - совсем-совсем не Вагнер.


И далее, на возражение о том, что Ливайн плох, а держится у него всё на Джесси и Татьяне:

Неужто вы хотите сказать, что если бы Джесси выделили полсекунды на рассказ о гибели жениха, в этом спектакле на ней что-то могло "удержаться"?

Опера держится на дирижёрах, которые позволяют опере держаться на певцах.©

Именно таков Ливайн. Он не только позволяет певцам открывать рот (впрочем, исключения бывали), но и известен особо чутким отношением к ним. Ну, и примадонны в долгу не остаются. В результате Ливайну за свою карьеру удалось создать такое количество блестящих спектаклей, каким мало кто из дирижёров может похвастаться. Притом что как дирижёр он звёзд с неба не хватает (по чуть ли не общему мнению). Но в опере это, оказывается, не так уж и важно. Ибо если опера продирижировна на 4, а спета на 5 - получается в сумме 5, а если продирижирована на 5, а спета на 4 - получается 4. Тот же принцип работает и в паре пианист-аккомпаниатор/вокалист, поскольку роль дирижёра в опере не многим больше, чем роль аккомпаниатора в лидер-абенде.

Ливайн свою четвёрку честно заработал - а дальше вы можете сколько угодно хвалить Норман и Троянос - это всё равно будет комплимент Ливайну. Ведь именно он уговорил Троянос покинуть Европы ради "поста" хаус-меццо в Мет.

К тому же, даже если Ливайну далеко до Гардинера (как спектаклю Гардинера до спектакля Ливайна?), это никоим образом не отменяет того факта, что Гергиеву далеко до Ливайна.



Оригинал здесь

среда, 2 февраля 2011 г.

Эней-многостаночник

Ниже - мой комментарий по поводу перебазирования Курентзиса из Новосибирска в Пермь.

Молодец какой. Из Новосибирска ласкалу сделал, теперь пора браться за Урал. С пермским оркестром он ещё не встречался, надо думать и певцов не видал. Но уже знает, что он их "вырастит". Параллельно с пермскими певцами он будет растить и множество экстренно слетевшихся в Пермь (на дарёные квартиры) оркестров, и (левой ногой) "заниматься" с "продидоненными" новосибирскими певцами, с оркестром и певцами Большого театра (или он их уже "вырастил"?), а также не забудет исступлённо тянущую к нему руки Европу. Иными словами, скоро у Гергиева появится конкурент на звание главного чёс-дирижёра мира. Ну а что от этого поимеет российская опера? Узнаем, когда его в очередной раз поманят рублём куда-нибудь в заполярье.

Оригинал - здесь.