среда, 30 октября 2013 г.

Кострома-Буй

В этом году я сподобился исследовать С-З Костромской области. Эпицентром интереса стал город Буй. Сам он не то чтобы шибко интересен, однако окрестности - очень даже. В том числе дорога, по которой предстояло проехать из Костромы. Памятников архитектуры вблизи её такое множество, что одним днём никак не охватить. Я попытался охватить двумя днями (половина - туда, половина - обратно), и то далеко не всё посмотрел.

Начало маршрута получилось не слишком удачным. Я попытался прорваться к простой, но симпатичной церкви села Федорово, однако дорога становилась всё хуже и хуже, да и путь был неблизким. В конце концов я решил, что не стоит терять день ради одной церкви, тем более что на пути много более доступных и не менее интересных объектов. Об этом решении жалеть не пришлось: разбор полётов по возвращении показал, что маршрут к Фёдорову был проложен скорее всего неверно.

Первой остановкой стала усадьба Василево, от которой сохранился, и довольно неплохо, главный дом, используемый, к счастью, до сих пор для каких-то общественных нужд.


 в альбоме


Перед домом находится ещё некий старый деревянный “сарай”, в положении которого относительно гл.дома трудно уловить какую-либо планировочную идею. На почтительном отдалении от главного дома находится парк или по крайней мере нечто, похожее на его остатки.

Совсем недалеко от Василёва расположено село Сухоруково, на село уже мало похожее. Местная церковь, довольно заросшая и порядком руинированная,


 



сохранила внутри часть деревянных конструкций иконостаса, среди которых особенно интересен венчающий крест с фигурами по бокам.



Чтобы добраться в следующий пункт маршрута, Спас-Бураки, пришлось сначала вернуться назад к Сухорукову. В Спас-Бураках два храма, однако главный, Спасо-Преображенский, оказался закрыт лесами,

так что пришлось уезжать несолоно-хлебавши.

Дальше, совсем недалеко от шоссэ, нас поджидала церковь села Афонасово, от которой так мало осталось, что особо и не на что было смотреть.

К тому же к нам там подбежал не слишком приятный старичок, донимая предупреждениями, что “в следующий раз” мы сюда заехать не сможем, потому что местные власти отказались поддерживать сельскую дорогу (там, наверное, метров 200). Старика, конечно, жаль, но достал он капитально.

Следующий пункт маршрута представлял для меня особый интерес: церковь села Троицкое представлена в интернете только несколькими фотографиями, по которым можно сделать вывод о её принадлежности к “чухлоциссизму”. Однако фотографии были недостаточно информативны, и архитектура храма в целом представляла собой загадку. Увы, загадку эту мне разгадать не удалось, хотя сделанные фотографии позволяют в некоторой мере восполнить дефицит информации.

Впрочем, о Троицком я планирую как-нибудь рассказать отдельно.

Из Троицкого наш путь лежал в усадьбу Медведки. Она оказалась намного интереснее предыдущей (Василёво). Первым делом посетителя встречает конный двор с эффектными (об изяществе умолчим) парадными воротами.

Впрочем, меня впечатлили не столько они, сколько романтический восьмигранный павильон (манеж?), который я долго фотографировал из-за зарослей травы.


Честно говоря, не помню, почему я не стал пробираться к нему ближе. Может, просто из-за цейтнота. В конном дворе располагается конезавод или что-то типа того. Я заглянул туда, пытаясь распросить пипл нащот проезда в Кишино, но там не было ни души… Впрочем, ну как это “ни души”: а те грациозные животные в загонах, с умными человечьими глазами?.. Пришлось тем не менее искать “языка” в соседнем селении. Выяснилось, что проезд в Кишино не лёгок (в результате мы от поездки туда отказались), а конезавод имеет трудную судьбу, причём чем дальше, тем труднее.

Конный двор - не всё, что есть в Медведках. Там ещё имеется главный усадебный дом, задний фасад которого смотрит на парадные ворота конного двора. Впрочем, дом этот настолько руинирован, что понять где там зад, а где перёд довольно затруднительно. Тем более я был удивлён, когда, обойдя руину, обнаружил с противоположной её стороны остатки портика, архитектурное качество которого намного превзошло мои ожидания.


Судя по всему, к проекту дома приложил руку хороший архитектор. С тех самых пор, похоже, руки к дому никто больше не прикладывал, вот и доживает бедняга последние свои годы.

Дальше мы помчались в Насакино. Это урочище, но расположено оно недалеко от вполне живой деревни Новосёлки. Насакинская церковь - типичный местный образец скромного барокко.

Настолько скромного, что не совсем понятно, барокко ли это. На самом деле, такое принято считать ранним классицизмом, но во мне всё сопротивляется подобной классификации. И дело даже не в том, что говорить о раннем классицизме в 1824 году смешно, а в том, что под Костромой в 1824 году вовсе не использовали те приёмы, которые в столицах практиковались в 1774-м. В столицах такого “раннего классицизма” практически никогда и не было. Это скорее редукция, чем запаздывание. Причём мышление провинциальных архитекторов оставалось, по сути, барочным.

Как бы то ни было, глядя на немудрёный насакинский храм, в который раз убеждаешься, что талантливый архитектор способен и примитивный параллелепипЕд превратить в произведение искусства. К счастью, Насакинскую церковь можно кое-как разглядеть среди зарослей, что для костромских урочищ - редкость. Но даже если бы и нельзя было, все равно заехать в Насакино имело бы смысл. Ибо самое интересное там - внутри. Довольно качественные и неплохо сохранившиеся (особенно на потолке) росписи вряд ли оставят кого-то равнодушным.
 

Правда, нам не очень повезло: уже начинался вечер, и света в храме было маловато.

С учётом надвигающегося вечера наш следующий рывок в Мышкино (урочище тож) был поступком малообдуманным. Там может и было бы на что посмотреть, если бы удалось что-то разглядеть.


Гораздо интереснее казался расположенный чуть дальше храм села Владимирово, но из бесед с местным населением мы поняли, что нам туда просто так не добраться. День неумолимо катился к закату, и последнее, на что мы решились, была отворотка на запад на Буяково и др., причём было сразу ясно, что далеко не все “др.” мы успеем окучить. Отворотка начинается перед самым Сусаниным, на главную церковь которого с неё открывается замечательный вид.

Впрочем, вид, открывающийся при подъезде к Буякову, ничуть не хуже.

Храм впечатляет и вблизи, хотя к шедеврам архитектуры его вряд ли можно отнести. 

В Буякове мне было велено “кончать сидроль” и гнать напрямую в Буй, но я под соусом “это прям на дороге” умудрился-таки посетить аж ещё целых два места. Сначала - Андреевское, с полуразрушенным каменным храмом.


Впрочем, самым интересным оказался не он, а , что явилось для меня неожиданностью, крайне руинированный храм деревянный.

Возможно, у меня просто мания гнилых досок.


Напоследок мы заехали в Носково, но это, как говорится, “до кучи”.


Такому путешествию подобал бы более яркий финал. Увы, финал выбирать уже не приходилось. До Буя мы доехали в густых сумерках и устроились на ночлег не без проблем (в той гостинице, которая на окраине и в 2 раза дороже). Зато в Буе нашёлся ресторан, где “цезарем” называется не салат из китайской капусты с майонезом, что для костромской области - редкость. Вообще, Буй оказался городом на удивление цивильным и богатым по сравнению, скажем, с Галичем или тем более с Макарьевым, где нам год назад вообще не удалось пожрать.

Что касается архитектуры, то с ней в Буе не так хорошо, как с общепитом. Впрочем, архитектуры Буя я, может быть, коснусь подробнее как-нибудь в другой раз. Вернёмся к дороге Буй-Кострома, а именно к той её части, которая простирается от Сусанина до Буя и которую, за наступлением сумерек, нам пришлось проскочить экспрессом в первый день. На обратной дороге мы предприняли попытку её исследования. Первым пунктом была церковь села Лужок, дивный образец смелой эклектики.


Впрочем, она тоже достойна отдельного рассказа. К слову, в Лужке моя спутница решилась сменить стиль своей благотворительности и перестала кормить местных собак бастурмой. Оказалось, что обычный московский хлеб они воспринимают с не меньшим энтузиазмом.

Далее наш путь лежал к Макарию на Письме. Звучит заманчиво, однако церкви погоста, ныне превращённого в монастырь, после нитрид-титанической реставряции смотрятся довольно уныло.


По дороге мы попытались выяснить, можно ли попасть к другому погосту - Покровскому, но чел из близлежащей деревни про него ничего не знал, зато стал рассказывать про какие-то мифические церкви возле Лужка. Мы даже заехали повторно в Лужок, чтобы разузнать у местных про сии загадочные храмы, но нас там быстро разубедили в их существовании.

Следующая остановка - в расположенном недалеко от шоссэ селе Борок. Там восстанавливается Железноборовский м-рь, на монастырь, впрочем, не очень и похожий: так, стоит пара храмов за заборчиком. Один удручает разрухой, другой - стерильной белизной. Впрочем, колокольня всё равно хороша.

Недалеко от монастыря - Христорождественская церковь, прекрасный образец классицизма. Классицизм классицизмом, но без огромной крытой лемехом луковицы да на столь же огромном барабане в костромских краях обойтись было никак нельзя. Ну и что, получилось всё равно замечательно. Вместе с изящной колокольней и стильной оградой - редкой красоты ансамбль.


Пока я этот ансамбль фотографировал, из соседней избы выбежала бабка и начала на меня бросаться: а что это вы тут делаете? А вам батюшка разрешил? Ну, мы ей как могли объяснили, почём пусси райотс, но настроение она нам всё равно испортила. Страшно подумать, что этой бабе-яге мы чуть было не подарили захваченный из Москвы старый утюг.


Следующая цель была, пожалуй, самой интригующей на всём маршруте. Три расположенных неделеко друг от друга церкви: Новографское, Смольница (ударение на перв.слог) и Станки. Новографское - так себе, Станки - хороши, а Смольница… её фото над весенним прудом так и тянуло меня в костромскую глушь. Все три села - мёртвы, дороги к ним из космоса не просматриваются (хороших снимков нет ни в гугле, ни в яндексе), от ближайшего живого населённого пункта (Ильино) - не меньше 3 километров. Не то чтобы очень много, но в условиях насыщенного маршрута и непонятно какой дороги я не рассчитывал на успех. Тем более что 3 километра - это до Новографского, где особо смотреть не на что, а до Смольницы - гораздо дальше. В таких случаях я стараюсь хотя бы доехать до ближайшего доступного нас.пункта и там выведать у местных жителей подробности проезда к цели. В Ильине я пристал с расспросами к даме средних лет, которая, как оказалось, ранее жила как раз в Новографском. По её словам, Новографское ещё при советской власти было признано бесперспективным и оттуда всех жителей принудительно выселили. Та же учесть постигла и Станки со Смольницей. Церковь в Станках она в децтве посещала, а в Смольнице не была ни разу (это притом что от Новографского до Смольницы километра полтора!). Не так давно в новографском поселились “охотники”, и проехать туда вроде бы можно. Люди ездят. Честно говоря, мне ранее не встречались населённые пункты “охотников”, и я на всякий случай задал вопрос, не охотятся ли они на людей. Ответ был: не боись, люди они нормальные…

Дорога до Новографского оказалась довольно плохой (колейность!), но для моей новой витары да с шинами ”борис фёдорыч” угрозы не представляла. Довольно скоро слева начал заманчиво проглядывать купол Смольницкой колокольни, то появляясь, то исчезая за деревьями. Первое что мы увидели в Новографском - строящийся деревянный дом, перед которыми стояли два “охотника”, один из которых разговаривал по сотовому (ну ни фига себе, в такой глуши ловит сигнал!). На моё обращение “как попасть в Смольницу” мне было сказано, что щас они позовут местного жителя (ну что за память! Всё же, кажется, его звали Виктор), и он мне всё объяснит. По акценту (и внешности) я определил, что “охотники” - скорее всего грузины. Таких приветливых и интеллигентных охотников я, кажется, ещё не встречал. Через некоторое время из огороженного мет.сеткой загона, внутри которого резвились кролики и цесарки (!), показался “местный житель”. К Станкам вообще, оказалось, можно проехать на машине, но нас интересовала прежде всего Смольница. Чтобы туда попасть, нужно, как нам объяснили, спуститься вниз и потом повернуть налево. По дороге мы осмотрели церковь Новографского, со всех сторон плотно укрытую деревьями. 



Если она чем и примечательна, то прежде всего запредельно пафосной табличкой, призывавшей преклонить колени перед “святым и светлым” местом и лежащими там “самыми честными” людьми.



Колени мы преклонять не стали, а отправились вниз по склону, наслаждаясь захватывающим видом на расположенное вдали (7км) село Костома, с еле различимой церковью (и почему я поленился захватить с собой “трубу”?). Внизу мы повернули налево, и очень скоро инструкция “местного жителя” перестала нам помогать. Возможно, мы просто плохо её запомнили. Вощем, прошли нужный поворот налево. Но не особенно об этом не пожалели, потому что мы вышли на поле, с которого открылся замечательный вид на смольницкую церковь (к сожалению, только на её верх) с Востока. Продираться напрямую к церкви через бурьян мы не захотели и вернулись назад, до пропущенного поворота. Дорога стала подниматься наверх, и скоро впереди показались строения заброшенного села, а справа - церковь. 


Она заслуживает отдельного повествования, скажу только, что это храм довольно велик (не сравнить с Новографским) и что это довольно типичный образец , каких в местных краях множество (см. Насакино), разве что размером меньше. Нетипична только колокольня, скупая архитектура которой покоряет исключительной целостностью образа. Смольница расположена на высоком холме, с которого открываются красивые виды - в том числе на шпили колоколен Новографского и Станков. В Станки мы, к сожалению, на сей раз не попали (после Смольницы нужна была пауза). По возвращении в Новографское я исполнил просьбу Виктора (?) - притащил ему из машины атлас Костромской области. Оказывается, вот зачем: требовалось убедиться, что Новографское, Смольница, Станки и Костома образуют на карте крест. В общем-то, так оно и есть, только одна сторона чуть ли не в 4 раза длиннее другой. Когда мы уже было собрались попрощаться, мне был задан вопрос: “а барский-то дом вы видели?” Оказывается, в Смольнице была усадьба, про которую интернет умалчивает. Честно говоря, исследовать село я даже не пытался. Дома были близко, но там такие бурьяны, что каждый шаг в сторону стоил немалых усилий. Смольница, оказывается, опустела совсем недавно. Ещё несколько лет назад там жили две сестры-старушки, но одна из них умерла, после чего другая покинула здешние края. Я живо себе представил двух старых женщин среди костромской глуши, в пяти километрах от ближайшего магазина. Сюр… Виктор поинтересовался, кто меня инструктировал в Ильине: “Третий дом слева?... Так и думал. Неправду она тебе сказала. Никого из Новографского не выселяли. Сами уезжали…”


После такого яркого путешествия впору было закругляться, но неумолимая дорога привела нас в село Головинское, где церковь от дороги - рукой подать. Она правда совсем в плохом состоянии, тем удивительнее, что она оказалась способна произвести впечатление. Уж больно красиво поставлена. 


С одной стороны пруд, с другой - обрыв с видом на бескрайние костромские поля.

Маршрут постепенно снова стал набирать обороты, и вот мы уже мчимся по красивейшей дороге в Сумароково, где сохранились остатки Троицкого монастыря, ныне занимаемого дурдомом. То есть в дурдоме находится самый новый храм, который ныне восстанавливается, но там до победы, впрочем, ещё очень далеко. Остальные храмы села - в удручающем состоянии. Впрочем, самое интересное что есть в Сумарокове, колокольня Никольской церкви, пока ещё в сносном состоянии. Это безусловно одна из лучших классических колоколен Костромской области. 


Дата 1763 относится, видимо, к основной, ныне почти до основания разрушенной, церкви, колокольня же была построена, судя по всему, много позднее.
На обратной дороге издали осматриваем часовню, построенную на месте рождения И.Сусанина


и мчимся в в Домнино. Там - женский м-рь, смотреть снаружи особо не на что,



зато внутри - есть.

Возвращаемся на шоссэ, с дороги снимаем колокольню села Хрипели,

и уже почти доехав до Сусанина, сворачиваем на восток в Исупово. Это называется жадность. Тащиться туда целых десять километров, а закат уже не за горами. Свет для съёмок - никакой, тем более что внутри исуповской церкви - сплошной мрак. Она и снаружи не слишком хорошо просматривается. Впрочем, храм небезынтересен.


Апсида отрублена напрочь, зато сохранилась конструкция иконостаса. Так что как бы прямо из иконостаса выходишь на улицу. Необычное ощущение.

И вот, наконец, конечная точка маршрута. Сусанино. Первым попадается Покровский храм - псевдорусский с почему-то полуциркульным окном. Тем не менее, впечатляет.

Далее - не менее впечатляющий старинный дом.


Чувствуется, имело бы смысл погулять по Сусанину часок-другой. Но до захода солнца остались минуты. Успеть бы добежать до Воскресенской церкви, той самой, которую мы видели издали. Оказывается, она стоит над водой. Как финальный аккорд - отблески последних лучей заката в окнах величественного храма.


По дороге в Кострому вспоминаю Смольницу и прихожу в ужас: пруд! Я же про него совсем забыл! Он, наверное, скрывался за зарослями крапивы. Как можно было не обойти, не снять… По приезде в Москву я вгляделся в опубликованное на гугле фото и решил, что, возможно, это вовсе и не пруд, а просто здоровенная весенняя лужа, от которой к лету ничего не осталось. А вдруг нет?

Альбом с кпупными фото: https://picasaweb.google.com/116181678839700792902/HBhKOC#


P.S. Для тех, кто, может быть, захочет покататься в тех краях, я подготовил “метамаршрут”. Что это такое, планирую рассказать в отдельном посте, там же и сам маршрут будет опубликован.