суббота, 30 июля 2016 г.

Заступ на Рузвельта

По следам очередного “кода заступа” - я  ж говорил, что там каждый раз находится какая-нибудь деза.
На сей раз Юля решила, что пора взяться за нашего дорогого Франклина, сами понимаете, Делянуа-Розенвельта. Он, оказ-ца, представлял для американской демократии страшнейшую угрозу.

1. Рузвельт в нарушении всех правил баллотировался на четыре, а на два срока – неписаных тогда правил – но это неписаное правило соблюдалось до Рузвельта всеми абсолютно американскими президентами.

Ну, ключевое слова тут “неписаное”. Дальше можно, в принципе, не разбирать. Но всё же  
нельзя не добавить, что в число “абсолютно всех президентов” не входили Грант и Вудро Вильсон.

3. Президент Рузвельт сажал в тюрьму своих политических противников за неуплату налогов.

Как простые савецкие люди, переевшие ти-ви пропаганды, Юля полагает, что ам. президент может всё - прям как наш. Судить, сажать... - хоть в тюрьму, хоть в Сенат. На самом деле судебная система в США - совершенно независимая ветвь власти. Президент не волен самостоятельно назначать судей - для этого ему требуется согласие сената. Надо сказать, у ФДР с этим были проблемы. К прмеру, он однажды вознамерился уволить всех верх.судей, которым перевалило за 70. Номер не прошёл - и ФДР послушно поджал хвост. Тем не менее, за время своего долгого правления, Рузвельт смог заменить чуть ли не всех верховных судей.  Чтобы они по первому его сигналу строились по стойке смирно? Не тут-то было. Многие из его назначенцев враждвали друг с другом чуть ли не по всем вопросам.
Если вернуться к “неуплате противниками”, то Юля имела в виду, очевидно, Эндрю Мэллона, миллиардэра, бывшего министра финансов. Рузвельт велел под него копать. Когда никакого криминала в налогах Мэллона не было найдено, отказался снять обвинения. Но, тем не менее, ничего у Рузвельта не вышло, Мэллон не провёл ни дня в тюрьме. Хорошо ли выглядит это преследование с точки зрения демократии? Наверно не очень. Но вот недавно следствие не нашло в почте Х.Клинтон ничего сильно предосудительного. А Республиканцы продолжают копать - при том что и с самого начала была очевидна политическая подоплёка расследования. И никто не объявляет их действия угрозой демократии. Это политика. Она не всегда бывает красивой. Кроме того, у ФДР было гораздо больше оснований “копать”. Мэллон был милейшим миллиардэром: тайно финансироал многотысячные походы безработных на Вашингтон  - в самые взрывоопасные для США времена…  Юля такое любит :)

4. он имел полную монополию на американском радио, потому что в тот момент он так удачно сделал, что на 6 месяцев выдавались лицензии на радио, и если ты был против президента Рузвельта, ты с трудом мог продлить лицензию.

Ну не “ты”. Вся байда с радио была затеяна ради одного человека. Человека звали фазер Коглин (Кофлин). Фазер - в смысле священник. Хотя судя по ютубу … - Жириновский на его фоне просто за Патриарха мог бы сойти. Профессией фазера было разжигание ненависти. Делал он это весьма театрально - опереточная фальш ныне бросается глаза - но в те катастрофические времена зерно попадало на благодатную почву. Еженедельная аудитория достигала 30 миллионов (!). Фазер был человек не менее милый, чем Мэллон: наезжал на алчных капиталистов (Юля такое любит тоже!) и популяризировал “Протоколы Сионских мудрецов”. Рузвельта он сначала поддерживал, но потом разлюбил и стал рассказывать, что ФДР продался гадам банкирам.  Ну, в общем-то, для Коглина и придумали лицензии. Ни о какой "монополии", конечно, речь не шла, тем не менее фазера удалось оттереть от микрофона. Очень ненадолго: Коглин просто стал покупать время у тех, кто имел лицензии. Свобода слова... Только с началом войны удалось заставить фазера замолчать. Демократично? Опять-таки не очень. Но снова не за гранью фола. К тому же более респектабельные противники ФДР продолжали процветать. К примеру, газетный магнат Люс (кличка Il Luce - по аналогии с Иль Дуче) с успехом развивал свою империю, несмотря на вражду с президентом.

5. Он создал с помощью гигантских государственных расходов, которые взимались с богатых людей и налоги достигали 90%, фактически инструмент покупки голосов на выборах.

Ну, не было таких налогов. Они не прошли. И, судя по всему, были всего лишь пиаром - попыткой выбить почву из-под ног личностей вроде фазера Коглина, трубивших, что Рузвельт работает на банкиров, когда народ кругом бедствует.
Юля считает это подкупом? Следуя её логике, любые избирательные обещания можно назвать подкупом. Кто-то покупает бедных на обещания отжать деньги у богатых, кто-то - на обещания, что если богатых перестанут жать,  то и у бедных денег прибавится... Так работает демократия. И если Юле демократия не нравится, не надо винить  ФДР в том что он обидел демократию - в то время как он всего лишь обидел Юлю.
 
6. Он втянул США во Вторую мировую войну. Причем это было достаточно долго и сложно сделать. Это было нетривиально – заставить Японию, которая находится на расстоянии 5 тысяч миль, которая никогда не хотела воевать с США, и даже не очень хотела воевать с Китаем, но очень хотела воевать с Советским Союзом – было нетривиально сделать так, чтобы Япония напала на США. Рузвельт этого добился.

Американский конгресс раз 10 расследовал обстоятельства вступления США в войну. И никаких доказательств того, что нападение на Перл Харбор было подстроено Рузвельтом не обнаружил. Так что, видимо, Юля имеет в виду не тактику, а стратегию: обвиняет Рузвельта в том, что он не вступил в коалицию с Гитлером и Японией, встав на сторону их противников. Нетривиальная позиция для гражданина современной России. Но для гражданина тогдашней Америки она была чуть менее диковинна. В том смысле что в США был очень силен изоляционизм. Конгресс принимал бесконечные Акты о нейтралитете, президент обнадёживал избирателей, что им не придётся воевать...  Ну, а если кто-то кое-где у нас затеет войну, Акты предписывали прекратить любые поставки воюющим сторонам. Но японцы были хитрые, открыто войн не объявляли, скромно именуя свои  шалости "инцидентами". В результате, Рузвельт имел возможность  поставлять оружие врагам Японии и одновременно выгодно продавать самой Японии жизненно необходимые для экспансии металлы и нефть. Однако когда Япония вторглась в Индокитай, идиллии пришёл конец. Рузвельт отрубил поставки, после чего война с Японией стала  весьма вероятной. Мог ли Рузвельт этого избежать? Мог. Поправки к Актам к тому времени позволяли ему даже оружие Японии продавать - на условиях самовывоза ("cash & carry"). Но это было бы... чем-то крайне странным. В духе Трампа и Юли.  Зарабатывать деньги на усилении режимов, явно враждебных даже не США, а западной цивилизации. Предать при этом единственного союзника. И что, Юля думает, что в результате японцы напали бы на СССР? Помнится, Гитлера на СССР кое-кто пытался натравить таким образом. Известно, чем это закончилось...
К моменту нападения на Перл Харбор мировая война уже бушевала вовсю. Юля утверждает, что Рузвельт в неё США втянул? Нет! Он просто не стал от неё трусливо уклоняться. Если бы он этого не сделал, то, возможно, через десяток лет Сибирью правили гауляйтеры или же, напротив, Франция щеголяла бы в  СЭВ. Не думаю, что какой-либо из этих вариантов принёс бы выгоду США.

7. Рузвельт еще перед началом войны избирался третий раз под совершенно замечательным лозунгом: «Сплотимся в это трудное время вокруг незаменимого лидера».
 
Ой, ну врёт, ну врёт!.. Вот настоящий лозунг :

"Better A Third Termer than a Third Rater" (https://en.wikipedia.org/wiki/List_of_U.S._presidential_campaign_slogans#1940)

Перевод: Президент третьего срока лучше чем президент третьего сорта.

2.(перенесено вниз, чтобы подытожить) И, собственно, умер на своем посту – посту президента, что, вообще, скорее свойственно диктаторам, нежели президентам демократической страны.

А у четвёртого срока был слоган: "коней не переправе не меняют". Он позаимствован у А.Линколна. И он позволяет понять причину задержки ФДР во власти: его президенство приходилось на особое, кризисное время, когда другой “конь” был, по крайней мере, связан с большим риском. Достаточно вспомнить, с какими трудностями пришлось после смерти ФДР столкнуться Трумэну. Его правление ныне оценивается намного позитивнее, чем некогда оценивалось современниками: с близкого расстояния было трудно охватить масштаб проблем и понять трудность их решения. Вполне вероятно, что Рузвельт справился бы со всем этим лучше Трумэна. Или, может, Юля думает, что доходяга-Рузвельт шёл на 4-й срок из страха, что приемник раскопает его офшорные венесуэльские счета?..

Четыре срока президента Рузвельта представляли для американской демократии гораздо меньшую угрозу, чем даже один - маячившего за его спиной Хью Лонга (Гитлеру тоже, кстати, 4-х сроков не понадобилось). Дело в том, что в отличие от Лонга и упомянутого Юлей Трампа (судя по всему, это юлина тайная любовь), ФДР может быть назван англ. словом "decent" - порядочный. Трамп же... Конечно, он не так опасен, как Лонг, у него нет той волчьей хватки.  Трамп  - всего лишь избалованный политический трансвестит. Тем не менее,  он способен перейти любые границы - морали, закона, чего угодно. И переходит их каждый день, хвастая, что может пристрелить кого-нибудь посреди 5й авеню, и избиратели от него не отвернутся.  Может, американская демократия Трампа и переживёт,  но вот переживёт ли  она таких избирателей?
 

среда, 13 июля 2016 г.

Юля Латынина. Код заступа.

С ней по крайней мере не скучно. Каждый раз слышишь про какую-то новую (или хорошо забытую старую) жуть, лезешь в википедию и  обнаруживаешь, что на самом деле всё совсем не так. Ну вот, к примеру, история про то, как в добропорядочной Англии таксисты-пакистанцы годами насиловали местных малолеток, а полиция не смела их (таксистов) тронуть из-за боязни обвинений в расизме и неполиткорректности. На самом деле, оказывается, это про взаимоотношения малолетних проституток и сутенёров, в которые полиция просто не хотела встревать. Зачем встревать, если все довольны и можно сидеть курить бамбук? Ну, а когда пресса докопалась, полиции пришлось оправдываться. И вместо того, чтобы объяснить народу, что бамбук курить намного приятнее чем вылавливить шлюх  по таксомоторам, полиция придумала про “политкорректность”. Ну а Юля… Она готова верить чему угодно, лишь бы представить мир захваченным левыми  дерьмократами, навязавшими всем свою политкорректность, так что даже и пакистанцу в морду нельзя плюнуть приличной женщине.
Юля нашла и человека, положившего начало всему этому безобразию. Это Вилли Мюнценберг, упоминаемый Юлей чуть ли не в каждой речи  отец “современной люмпен-бюрократии и свойственных ей мемов”.  Ну а мем “люмпен-бюрократия” изобрела уже сама Юля, и в соотв.категорию, кажется, у Юли попадают даже Обама с Ангелой Меркель.
Что касается нынешнего отца России, его к люмпен-бюрократии Юля, кажется, всё же не отнесла, но и он, как горько константировала Юлечка в последнем “коде заступа”, не может не подыгрывать плебсу, башляя футбол и др..люмпенские забавы, вместо того чтобы давать деньги “нобелевским лауреатам”. Если бы не бремя безудержной демократии, глядишь, наш гарант стал бы награждать своим посещением не соревнования по мордобою, а танцы лебедей под музыку Чайковского…
Тут Юля кажется сообразила, что начинается монти-пайтон. Вот плохая левая западная демократия, а вот российская правая тоже плохая… что? ...демократия? Да, потому и плохая, что демократия.  Хохот в зале…
Но Юля так просто не сдаётся. Правая..., левая... - в любом случае это не то, что Юля хотела бы видеть на месте всяческих демократий: речь идёт о форме правления, которую Юля “любит” и “которая в настоящий момент неосуществима и которая называется ограниченное избирательное право”.
Ну, это очень старые мечты: “дворянство нац.идеи” и т.п. Хорошо хоть Юля понимает, что они неосуществимы, поскольку критерием принадлежности к “дворянству” ныне могут быть только деньги.  И нет никакой возможности хоть как-то обосновать преимущественное избирательное право  разъезжающих на гелендвагенах выпускников академии ФСБ (у Юли о них тоже речь идёт) перед теми, кто ездит на старых жигулях.
Итак, демократия не проходит, ограниченная демократия - тоже. Что остаётся? Ну, все поняли... И вошли в клинч с черчиллевским хрестоматийным "демократия - худшая из форм правления, если не считать всех остальных". Юля с Черчиллем тягаться не рискует - она ему даже как бы поддакивает: “Вот очень мало преимуществ у авторитаризма перед демократией. Теоретических даже” Однако недостатки авторитаризма Юля оставила за кадром, сосредоточившись на единственном обнаруженном Юлей преимуществе: “авторитарный правитель может сказать: а я поддерживаю ученых.” Юля вопрошает : “Вы представляете себе, чтобы Екатерина Великая, которая приглашала ученых в Россию, которая переписывалась с Вольтером. Или Фридрих Великий… чтобы они платили такие деньги государственные, парагосударственные мужику, который гоняет мяч.” ?
 Представляем. Мне как-то попались на глаза дореволюционные фото дворца какого-то катиного фаворита - фамилия не на слуху (у Кати фаворитов было как грязи). Дворец уже тогда был в руинах - поддерживать такую запредельную роскошь наследникам было не по силам. Предполагаю, на этого фаворита и ему подобным Екатерина потратила не меньше денег, чем сейчас  тратится на футболистов. И уж точно больше чем на “вольтеров”. Вообще, у меня есть подозрение, что реверансы в сторону науки у Екатерины были в первою очередь  связаны с поддержанием имиджа, о котором Катя очень заботилась, даже мемуары написала соответствующие...
Что же касается фразы “я поддерживаю ученых”, то её и при нашей “демократии” удалсь-таки сказать очень даже громко, бухнув немалые деньги в проект под названгием “Сколково”. Чем это закончилось, уже понятно. Нобелевские лауреаты продолжают тусоваться там, где ворочается рынок, а не там, где диктаторы произносят громкие фразы и сорят деньгами.
Рассуждая о российских проблемах, Юля всячески пытается перевести стрелки на ни к чему в России не причастную демократию. Она как раз занимается тем, что сама тут же обличает, называя  “смещением агрессии обывателя”. И почему-то очень далеко ходит за примерами - в Веймарскую республику 33-го года разлива, где “обыватель был не в силах усвоить всех этих сложных моментов”, но пришел Гитлер, “сместил агрессию”, объяснив, что во всём виноваты жиды, - и “обыватель за него проголосовал”. На самом деле на жидов Гитлер налегал гораздо раньше, когда обыватель за него “не голосовал”. И только когда Гитлер переключился на красных - вполне реальную, никакую не “смещённую” угрозу, вот тогда… нет, тоже не проголосовал. Вернее недостаточно проголосовал - так что понадобился поджог Рейхстага, аннулирование мандатов коммунистов и недопуск в параламент социалистов, чтобы устранение ненавидимой Юлей демократии воплотилось в жизнь.
Кстати, о поджоге Рейхстага. Тут Юле удалось внести новое слово в историческую науку. В нём (поджоге), оказывается, повинен всё тот же Вилли Мюнценберг, чья оголтелая пропаганда подвигла спятившего Ван дер Люббе запалить парламент. Такая версия никому из историков, кажется, ещё не приходила в голову. Может быть потому, что никому до Юли не удавалось проникнуть в голову Ван дер Люббе…
Если подытожить… позиция Юли крайне нелепа: она выступает как оппонент нынешнего режима, но каждый раз оказывается, что на самом деле она оппонирует всему, что этому режиму оппонирует. По большому счёту, она мало чем отличается от “журналистов” вроде Киселёва. Ибо легко заступает за черту, отделяющую интеллектуальную порядочность от  намеренного “смещения агрессии обывателя”.

вторник, 12 июля 2016 г.

Либертариасты

C Незапамятных времён для обозначения политического направления к свободе употреблялось слово “либерализм”, и тут вдруг относительно недавно появилось другое - “либертарианство”. Причём новые “либертарианцы” старых “либералов” на дух не переносят. И причины неприятия не скрывают: либералы - левые, а либертарианцы - правые.
Хотя, казалось бы, причём здесь право-лево? Как связано перераспределение благ между богатыми и бедными и свобода? Связь, на самом деле, довольно простая. В её основе лежит нехитрая “двухходовка”: свобода порождает неравенство, а неравенство, в свою очередь, несвободу. То есть свобода “в чистом виде” недостижима.  Проблема не в том, что в обществу (-вам) не дали свободы, а а в том, что не обузданы процесс возникновения неравенства и превращения этого неравенства в несвободу. Неравенство же как раз и составляет предмет столкновения левых и правых.  И то, что либертарианцы относят себя к правым, делает их показное свободолюбие пустым сотряснием воздуха. “Простые” умеренные правые, в каком-то смысле, оказываются ближе к либеральному идеалу - хотя  бы потому что не продвигают идеи в духе “анархия - мать порядка”, которыми либератрианцы частенько грешат.
Зачем тогда, спрашивается они вообще нужны? Ответ: они - порождение кризиса правой идеологии. Кризис начался ещё во времена Рузвельта, кот. , даром что демократ, был скорее умеренно правым, чем левым. Ну, или просто был “умеренным” - где-то посередине, в точке компромисса, между левым и правым. Соперничество между респ. и демократами уже тогда  представляло собой собой состязание мд правыми и центристами (а не левыми). Если в этом состязании республиканцам удавалось побеждать, то это опять-таки были довольно умеренно правые, вроде ”правой иконы” Р.Рейгана. Но имидж респ.партии продолжал ассоциироваться не с умерными представителями истэблишмента, а с ”очень правыми”: рэднэками (redneck), клерикалами и т.п. Либертарианство - это, видимо, опция для тех, кто чурается неприятного соседства, но и к левому компромиссу не готов. Вот только заявленная свобода не имеет к этому выбору ни малейшего отношения..