среда, 13 июля 2016 г.

Юля Латынина. Код заступа.

С ней по крайней мере не скучно. Каждый раз слышишь про какую-то новую (или хорошо забытую старую) жуть, лезешь в википедию и  обнаруживаешь, что на самом деле всё совсем не так. Ну вот, к примеру, история про то, как в добропорядочной Англии таксисты-пакистанцы годами насиловали местных малолеток, а полиция не смела их (таксистов) тронуть из-за боязни обвинений в расизме и неполиткорректности. На самом деле, оказывается, это про взаимоотношения малолетних проституток и сутенёров, в которые полиция просто не хотела встревать. Зачем встревать, если все довольны и можно сидеть курить бамбук? Ну, а когда пресса докопалась, полиции пришлось оправдываться. И вместо того, чтобы объяснить народу, что бамбук курить намного приятнее чем вылавливить шлюх  по таксомоторам, полиция придумала про “политкорректность”. Ну а Юля… Она готова верить чему угодно, лишь бы представить мир захваченным левыми  дерьмократами, навязавшими всем свою политкорректность, так что даже и пакистанцу в морду нельзя плюнуть приличной женщине.
Юля нашла и человека, положившего начало всему этому безобразию. Это Вилли Мюнценберг, упоминаемый Юлей чуть ли не в каждой речи  отец “современной люмпен-бюрократии и свойственных ей мемов”.  Ну а мем “люмпен-бюрократия” изобрела уже сама Юля, и в соотв.категорию, кажется, у Юли попадают даже Обама с Ангелой Меркель.
Что касается нынешнего отца России, его к люмпен-бюрократии Юля, кажется, всё же не отнесла, но и он, как горько константировала Юлечка в последнем “коде заступа”, не может не подыгрывать плебсу, башляя футбол и др..люмпенские забавы, вместо того чтобы давать деньги “нобелевским лауреатам”. Если бы не бремя безудержной демократии, глядишь, наш гарант стал бы награждать своим посещением не соревнования по мордобою, а танцы лебедей под музыку Чайковского…
Тут Юля кажется сообразила, что начинается монти-пайтон. Вот плохая левая западная демократия, а вот российская правая тоже плохая… что? ...демократия? Да, потому и плохая, что демократия.  Хохот в зале…
Но Юля так просто не сдаётся. Правая..., левая... - в любом случае это не то, что Юля хотела бы видеть на месте всяческих демократий: речь идёт о форме правления, которую Юля “любит” и “которая в настоящий момент неосуществима и которая называется ограниченное избирательное право”.
Ну, это очень старые мечты: “дворянство нац.идеи” и т.п. Хорошо хоть Юля понимает, что они неосуществимы, поскольку критерием принадлежности к “дворянству” ныне могут быть только деньги.  И нет никакой возможности хоть как-то обосновать преимущественное избирательное право  разъезжающих на гелендвагенах выпускников академии ФСБ (у Юли о них тоже речь идёт) перед теми, кто ездит на старых жигулях.
Итак, демократия не проходит, ограниченная демократия - тоже. Что остаётся? Ну, все поняли... И вошли в клинч с черчиллевским хрестоматийным "демократия - худшая из форм правления, если не считать всех остальных". Юля с Черчиллем тягаться не рискует - она ему даже как бы поддакивает: “Вот очень мало преимуществ у авторитаризма перед демократией. Теоретических даже” Однако недостатки авторитаризма Юля оставила за кадром, сосредоточившись на единственном обнаруженном Юлей преимуществе: “авторитарный правитель может сказать: а я поддерживаю ученых.” Юля вопрошает : “Вы представляете себе, чтобы Екатерина Великая, которая приглашала ученых в Россию, которая переписывалась с Вольтером. Или Фридрих Великий… чтобы они платили такие деньги государственные, парагосударственные мужику, который гоняет мяч.” ?
 Представляем. Мне как-то попались на глаза дореволюционные фото дворца какого-то катиного фаворита - фамилия не на слуху (у Кати фаворитов было как грязи). Дворец уже тогда был в руинах - поддерживать такую запредельную роскошь наследникам было не по силам. Предполагаю, на этого фаворита и ему подобным Екатерина потратила не меньше денег, чем сейчас  тратится на футболистов. И уж точно больше чем на “вольтеров”. Вообще, у меня есть подозрение, что реверансы в сторону науки у Екатерины были в первою очередь  связаны с поддержанием имиджа, о котором Катя очень заботилась, даже мемуары написала соответствующие...
Что же касается фразы “я поддерживаю ученых”, то её и при нашей “демократии” удалсь-таки сказать очень даже громко, бухнув немалые деньги в проект под названгием “Сколково”. Чем это закончилось, уже понятно. Нобелевские лауреаты продолжают тусоваться там, где ворочается рынок, а не там, где диктаторы произносят громкие фразы и сорят деньгами.
Рассуждая о российских проблемах, Юля всячески пытается перевести стрелки на ни к чему в России не причастную демократию. Она как раз занимается тем, что сама тут же обличает, называя  “смещением агрессии обывателя”. И почему-то очень далеко ходит за примерами - в Веймарскую республику 33-го года разлива, где “обыватель был не в силах усвоить всех этих сложных моментов”, но пришел Гитлер, “сместил агрессию”, объяснив, что во всём виноваты жиды, - и “обыватель за него проголосовал”. На самом деле на жидов Гитлер налегал гораздо раньше, когда обыватель за него “не голосовал”. И только когда Гитлер переключился на красных - вполне реальную, никакую не “смещённую” угрозу, вот тогда… нет, тоже не проголосовал. Вернее недостаточно проголосовал - так что понадобился поджог Рейхстага, аннулирование мандатов коммунистов и недопуск в параламент социалистов, чтобы устранение ненавидимой Юлей демократии воплотилось в жизнь.
Кстати, о поджоге Рейхстага. Тут Юле удалось внести новое слово в историческую науку. В нём (поджоге), оказывается, повинен всё тот же Вилли Мюнценберг, чья оголтелая пропаганда подвигла спятившего Ван дер Люббе запалить парламент. Такая версия никому из историков, кажется, ещё не приходила в голову. Может быть потому, что никому до Юли не удавалось проникнуть в голову Ван дер Люббе…
Если подытожить… позиция Юли крайне нелепа: она выступает как оппонент нынешнего режима, но каждый раз оказывается, что на самом деле она оппонирует всему, что этому режиму оппонирует. По большому счёту, она мало чем отличается от “журналистов” вроде Киселёва. Ибо легко заступает за черту, отделяющую интеллектуальную порядочность от  намеренного “смещения агрессии обывателя”.