вторник, 22 декабря 2009 г.

"Милк". Как Гас Ван Сент боролся за права не слишком старых и не слишком страшных геев.

Фильм сделан добротно, и смотреть его не скучно. Это фильм о геях (как "Горбатая гора"), о противодействии ханжеству (как "Народ против Ларри Флинта), но, в отличие от перечисленных предшественников, "Милк" рассказывает историю обычного человека, ни в коей степени не маргинала. Ну, спит с парнями - эка невидаль...
Борьба геев за свои права подана в фильме как некая профсоюзная деятельность, отчего несколько напоминает "Хлеб и розы" Лоуча. Однако, Ван Сент гораздо лучше прописывает психологию героев и не скатывается в прямолинейную "социалку". В этом большая заслуга Шона Пенна, одарившего своего героя мягким человечным свечением глаз и очень забавно сымитировавшего лёгкую гей-манерность. Фильм снят, как говорится, без претензий, но это следует рассматривать скорее как его достоинство.
Смотришь фильм, и ловишь себя на мысли, что если кто и поспособствовал легализации геев в США, так это их заклятые враги, твердолобые пуритане. Когда видишь в фильме документальные (псевдо?) хроники их пламенных выступлений против безнравственности, ловишь себя на мысли, что, против чего бы эти люди ни выступали, ты бы в любом случае поддержал их оппонентов. В фильме Ван Сента пуритане выглядят вовсе не так вызывающе мерзко, как в "Ларри Флинте", однако это только усиливает ощущение угрозы свободе, которую они собой представляют. Вероятно, большинство американцев тоже испугались натиска пуритан, и антигеевский закон, положенный в центр фильма Ван Сента, был-таки провален. Кстати, в его провале решающую роль сыграли не усилия геев, как это подано в "Милке", а вскользь упомянутая там позиция губернатора штата Калифорния Рональда Рейгана. Даже республиканцам это блюдо пришлось не по вкусу!
Ну, и в конце немножко критики. Увы, не всё в фильме меня убедило. Уж больно "милыми" представлены геи у Ван Сента. И главный очаровашка - Шон Пенн. В самом конце фильма был мимолётно показан настоящий Милк. Оказывается, Шонн Пенн, несмотря на весь грим, выглядит в фильме моложе и, главное, гораздо симпатичнее, чем "оригинал". И тут вдруг становятся на свои места многие вещи, которые в фильме кажутся странными. Прежде всего, связь Милка с полусумасшедшим юношей-красавцем (Диего Луна, имхо, крайне неубедительно сыграл какого-то непонятного кривляку). Брошенная Милком фраза "где я ещё найду себе такого симпатягу" выглядит в фильме чем-то вроде жеманства, в то время как истинным мотивом кажется "я ему нужен". Если бы такое прозвучало из уст настоящего старого гея Милка, думаю, всяк слышащий усомнился бы в "гуманитарном" уклоне этой миссии. Несчастный, одинокий, стареющий гей запал на симпатичного молоденького дурачка. Эта линия могла бы сильно обогатить фильм, но не обогатила. Если бы нам показали действительно несчастного, одинокого, стареющего гея, то это был бы уже не Голливуд...

Комментариев нет:

Отправить комментарий