понедельник, 5 ноября 2018 г.

Дмитрий-Грива

Предупреждение: сначала идет что-то вроде моих мемуаров. Кому они не интересны, может прокручивать сразу до места, где начинаются фотографии храма.

Этот храм Мне очень хотелось посетить. Желание возникло как только я написал эссе про “чухлоссицизм”. Дело в том что Грива - самый ранний (1803 г.) образец этого архитектурного направления, а в интернете можно найти только несколько фотографий. Почему так мало - ясно из самих этих фотографий: лес не только подступил вплотную, но уже и забрался на стены. В таких условиях на богатую фотосессию рассчитывать было глупо, и всё же я не сомневался, что сколько-нибудь дополнительной информации выудить удастся.

Но сначала надо было добраться до места. А это больше 5 километров от асфальта и от ближайшего населенного пункта Феденёво. 5 километров - это не так много, если речь идёт о подмосковном асфальте. А по костромским лесам и 1 км может оказаться нелегким испытанием. Правда, в сторону Гривы от Феденёва идёт старинный тракт. Его широкая полоса настолько хорошо видна из космоса, что можно даже оценить прискорбное качество “покрытия”. Если удастся не утонуть там в грязи, всё равно нужно будет форсировать реку Нолю. Она хоть и не широка, но глубину из космоса оценить невозможно.

В таких случаях я обычно говорил себе: “как-нибудь в другой раз” и отправлялся изучать более доступные памятники архитектуры. Но со временем доступных становилось всё меньше и меньше, и вот наконец дошла очередь до Гривы. Я решил применить метод под названием “идти в люди”: приезжаешь в ближайший населенный пункт, выискиваешь какого-нибудь местного жителя и просишь проводить (за скромное вознаграждение). Феденево - село оживлённое, и житель нашёлся немедленно. Мною было произнесено кодовое слово “Дмитрий-Грива”, и Анатолий (так звали жителя) выказал полную осведомлённость. На сей раз я решил не скромничать и спросил, не довезёт ли меня кто-нибудь туда на тракторе. Ответ был отрицательным: сейчас (май) посевная, все тракторы при деле. К тому же их передвижения отслеживаются через gps (вот это да!) Ну ладно, говорю. Может, пешком кто проводит? Оказалось, Анатолий может проводить, но только не сегодня - сегодня у него работа. А вот если послезавтра утром пораньше…

От Галича до Феденёва - не ближний путь, но что делать… Проблема была в том что прогноз погоды на послезавтра был не очень радужным. Через день впрочем добавилась еще одна проблема. Я слишком увлекся пешими походами и не учел, что сапоги - не самая удобная обувь. Чуть-чуть поболело, и вдруг неожиданно кровавый мозоль, и ты уже хромой. Но желание добраться до Гривы было настолько велико что я решил доковылять по-любому. Тем более что прогноз погоды не сбылся, и на рассвете небо казалась абсолютно чистым. Увы, когда я добрался до Феденева и мы отправились в поход, с востока и севера начала наползать легкая полупрозрачная облачность. Путешествия она абсолютно не затрудняла, но я знал по опыту, что фотографии в таких условиях получатся унылыми.

Анатолий решил не идти по тракту, а почти сразу свернул на северо-восток - в поля, к броду, где, как решил консилиум односельчан, Ноля была мельче. Шёл Анатолий довольно быстро (боялся опоздать на работу), а я пытался хромать в тэмпе. Ноля оказалась действительно не очень глубока, но всё же заметно выше моих сапогов, из которых я, озабоченный сохранностью фототехники, забыл вынуть портянку.



Портянка была сделана из фланэлевого платка, купленного из жадности на распродаже в Н&M - он пару лет валялся без дела, пока у меня не возникли проблемы с сапогами. Портянка на самую больную ногу получилась просто отличная (жаль ещё одну не купил), и когда после переправы она намокла, идти мне стало совсем тяжело. Пришлось вернуть ей функцию платка и накинуть на плечи, чтобы скорее высохла. Получился отличный “кулер” (день для мая был жарковат). Дорога и за Нолей шла через поля, довольно живописные.
  



Анатолий то и дело произносил названия бесследно исчезнувших деревень, через которые пролегал наш путь. В конце концов мы добрались до места. Холм, на котором расположен храм, густо зарос деревьями:


Где-то там, на другом берегу Ноли, в 19-м веке находилась усадьба Боловино, принадлежавшая фрэйлинам сёстрам Бартеневым, одна из которых, Надежда Ивановна, спонсировала постройку храма.

На вершине холма - остатки кладбища, заброшенного, судя по всему, очень давно:



Ещё несколько шагов, и появляется свеча колокольни:



Низ ещё кое-как просматривает, ав верх еле-еле проглядывает из-за веток:



Сам храм я с этой точки даже не стал фотографировать - он еле угадывался за деревьями.
Первое, на что упал взгляд, - капитэли



Я почему-то считал, что они там ионические, но это на самом деле упрощённый вариант коринфских. В любом случае для костромских весей - редкость. Внутри северо-восточного столпа колокольни выполнен ход на верхние ярусы.



Начинается высоко от земли, и запрыгивать туда я не стал. Потому что хромая нога, потому что храм заслонён деревьями, растущими на нём самом и, главное, потому что Юра спешил. Я имел глупость в начале сказать ему, что фотосессия продлится примерно полчаса, и эти “полчаса” на меня страшно давили: я спешил, делал нерезкие кадры и настолько ошибался с выдержкой, что даже брэкетинг с HDR в некоторых случаях не помогли.

Проходим в трапезную:



Она не широка. Это, на самом деле странно. Потому что в начале 20-го века, к столетнему юбилею, тёплая часть храма была расширена. Я так понимаю, что тёплая - это как раз трапезная. Если это расширенный вариант, то что же она представляла собой первоначально?


Даже из трапезной верх храма просматривается с трудом:



Но всё же можно рассмотреть рисунок палладианского окна и капитэлей :



При взгляде назад на колокольню “трапезный лес” кажется ещё гуще:



Примыкающая к колокольне часть трапезной сильно сужена



Если вся трапезная была такой ширины до расширения, то это больше напоминало крытый переход из колокольни в храм, чем собственно трапезную.

Проходим в храм. Он кажется ещё уже трапезной. Проём апсиды занимает чуть ли не всю восточную стену!



Восьмерик изнутри оказывается ротондой:



что типично для чухлоциссизма. При миниатюрных размерах купол тем не менее не глухой.



В центре - малюсенькое отверстие, ведущее в световой фонарь. Оно скорее служит световым пятном, чем реально что-то освещает. А вокруг - остатки росписи - больше их не сохранилось нигде.

Апсида тоже невелика




если только не соотносить её с размерами четверика:




Они просто ничтожны. Ниже - вид южной стены:



А это - стена северная:



Кажется, и для десятка человек здесь будет тесно.

На фото западной стены видно...



что расстояние от края прохода до стены лишь немного превышает ширину самого прохода. Видимо, приход Гривы был не богат. Об этом косвенно свидетельствует и то, что Бартеневы разорились, а их усадьба разрушилась ещё до революции. Даже то, что в 20-м веке храм пришлось расширять, не говорит о богатстве: расширению подверглась только тёплая часть, а не основная, холодная. Как написано, потому проблемы с площадью возникали, в основном, зимой . А летом население прихода убывало. И это в разгар сельхоз сезона! Судя по всему, экономика этих мест пребывала в продолжительном кризисе, и советская власть только поставила жирную чёрную точку в не слишком весёлой истории.

И всё-таки интерьер храма впечатляет. От этого купола с палладианскими окнами трудно оторвать взгляд:



Всё же оторвём и выйдем через северный проём:



С этой стороны храм более-менее просматривается



Хотя растущие вплотную к стенам ели сильно портят обзор.

Состояние портика плачевно. Мало того, что сохранились не все колонны, главное, полностью утрачен фронтон. Он, как видно из старой фотографии (http://sobory.ru/photo/316854), имел треугольную форму. Капитэли колонн почти полностью утрачены:



Зато восьмерик и купол сохранились. на удивление хорошо:


Если учесть, что храм был заброшен около 80 лет назад и что постройка это довольно субтильная, то такая сохранность может показаться чудом.

Именно верх храма представляет наибольший интерес. И прежде всего купол. Среди множества образцов этого стиля, кажется, ни один не может с ним сравниться. На самом деле, у большинства чухлоссицистских построек купол вообще почти полностью скрыт за “короной” из глав и фронтонов-кокошников.



Купол гривской церкви заставляет предположить, что архитектор вовсе не был захолустным подмастерьем, был знаком со столичной модой и даже успел где-то натренировать руку.



К 1803 году даже в Москве было сооружено совсем немного храмов нового классического стиля (примерно десяток), имевших между собой больше различий, чем общих черт. Усилия гривского архитектора, очевидно, лежали в том же русле: свободной импровизации на античные темы, ещё не скованной никакими закостенелыми канонами. В результате к классическому куполу оказались прислонены декоративные главки, пластика которых напоминает церковные ограды. В Костромской области очень любили окружать погосты роскошными каменными оградами. Была такая, судя по дореволюционному снимку, и у Гривского погоста. Сейчас от неё не осталось и следа, но в других местах подобные ограды сохранилось до сих пор. К примеру, в Ёмсне - с башенками, с богато украшенными воротами. Так вот, столбы и ворота подобных оград зачастую украшались главками, подобными тем, что имеют место быть на Гривской церкви. В ходе дальнейшего развития чухлоссицизма главки стали отделяться от купола и играть все более самостоятельную роль, но при ничтожных размерах Гривского храма такой вариант не проходил.

Наконец мы подошли к главному Гривскому изобретению:


Малая грань восьмерика оформлена полуколонной, темно связанная с расположенной над ней периферической главкой. По сути, основание главки играет роль аттика над “одноколонным портиком” (в поздних чухлоссицистских постройках часто используются две колонны), а сама главка претендует на роль акротэрия по отношению к полукруглому фронтону купола. Этот архитектурный приём явился, пожалуй, самой остроумной находкой чухлоциссизма. Кажется, именно здесь, на Гривском погосте он реализован наиболее ярко и выпукло. И, несмотря на то что ордер полуколонн выглядит несколько “наивным”, выверенность пропорций близка к совершенству.

Далее попробуем обойти храм. Вот вид с северо-востока:


Сам храм не просматривается - только полуразрушенная апсида.

С востока верх храма просвечивает еле-еле:



Приходится обходить упавшие деревья и мраморные надгробия:




С юго-востока храм просматривается несколько лучше:



Можно рассмотреть восьмерик:



Всё-таки полуколонна в значительной степени маскирует излом восьмерика, визуально сближая его с ротондой.


На снимке с ближней точки видно закругление угла четверика:



На кладбище встречаются красивые старинные кресты:


А на этом памятнике даже сохранилась трудночитаемая надпись:



Подходим к храму с юга:



Всё-таки колонны главного портика были ионическими:


и были выполнены из фигурного кирпича. Удовольствие, видимо, не из дешёвых, во всяком случае другие чухлоциссистские постройки подобными изысками не блещут. Судя по всему, г-жа Бартенева была натурой возвышенной: 8 полных колонн, 4 полуколонны, плюс 24 полуколонны на колокольне - все с капитэлями. И это для храма площадью в пару десятков квадратных метров! Видимо, она хотела, чтобы её занесли в книгу рекордов Гиннэса :) И, кажется, можно догадаться, почему усадьба Боловино вскоре была продана с торгов и перестала существовать :(

Продолжаем осмотр. Издали с юга храм просматривается плохо.


А с юго-запада не просматривается вообще. Зато отсюда неплохо видна колокольня. Увы, кадр оказался пересвечен. Снимать среди леса вообще сложно, а ещё эта спешка...



Зато верх колокольни вышел неплохо:


Продвинувшись дальше к западу, я сделал прощальное фото храма



плотно укутанного в аромат черёмухи.

И вот, когда мы стали уже спускаться с холма, наконец показалось голубое небо:



С западного склона открывается лучший вид на колокольню. Я запечатлел детали капитэлей:


Я попытался сместиться севернее. Начало проглядвать солнце. Тут бы вернуться назад и переснять хоть несколько кадров при более подходящем освещении, но обещанные полчаса уже истекали, к тому же солнце всё равно светило сквозь дымку, и гарантии ярких фотографий не было. Ну, а с холма приходилось снимать против солнца с большой амплитудой HDR. Этот режим позволяет рассмотреть детали объекта, и при этом небо не выглядит белым провалом. Но изображение получается несколько неестественным из-за задранной цветовой насыщенности:



А это ещё севернее:



Второй ярус колокольни:



И верх:


Начинаем спускаться с холма


Колокольня имеет прекрасные пропорции. А как поставлена!


Ближе к подножию холма колокольня постепенно теряется из вида:



И снова показывается с долины Ноли


Но уже только самый верх:



Грива - место, вокруг которого Ноля делает крутую петлю, поэтому течение здесь довольно бурное:


Анатолий решил не возвращаться к броду, а перейти реку прямо у Гривы. Ноля здесь немного уже, но, как оказалось, не намного глубже.
С другого берега оказывается виден даже кусочек второго яруса колокольни:



Раньше видимость была полная (как видно из дореволюционной фотографии) и храм, стоявший вблизи оживлённого тракта, связывавшего Галич с Солигаличем, был очень хорошо экспонирован. Видимо, он приглянулся многим путникам. В результате тут и там стали появляться реплики - так, скорее всего, возникло новое направление в костромской архитектуре.



Анатолий сказал, что когда холм не был закрыт деревьями (во времена его детства?), он напоминал гриву лошади, отчего и возник топоним. А попытался выяснить, за счёт чего возникал такой эффект, но объяснения Анатолия ничего мне не прояснили. На самом деле в интэрнэте присутствует другая версия: гривский холм образован двумя площадками, разделёнными узким хребтом - “гривой”. Сейчас рассмотреть это нет никакой возможности. Но место безусловно красивое



Итак, мы выходим на старинный тракт, проложенный ещё при Екатерине. Вот вид в сторону Солигалича:



А мы идём на Галич:



В этом месте тракт, можно сказать, в прекрасном состоянии. Дальше он превращается в развороченное техникой месиво, поперёк которого накиданы деревья и горбыль, чтобы можно было проехать хотя бы на тракторе. К сожалению, я это не заснял. Зато запечатлел прощальные виды на Гривский храм



и на просвечивающую за весенними деревьями долину Ноли:



Съёмки 2018 года. В галерее можно найти все снимки в большем разрешении.