воскресенье, 13 декабря 2020 г.

Быковский стадион

 Этот репортаж - о заброшенном заводском стадионе. Я - не любитель "заброшки". Вид старой сломанной мебели, окутанных паутиной тарелок, пожелтевших тетрадей способен вогнать меня в уныние. Увы, исследование российской провинциальной архитектуры неизбежно приводит к столкновению со всем этим добром (см. хотя бы предыдущий репортаж). Впрочем, Быковский стадион к памятникам архитектуры не относится. Он относится … к моему детству. Мой отец некогда работал на заводе 402 ГА (Г - гражданской, А - авиации), которому принадлежал этот стадион. Да и жили мы недалеко. Я частенько, катаясь на велосипеде, заглядывал сюда посмотреть на футбол или теннис. Но в один не то чтобы прекрасный день калитка ограды оказалась заперта. Я решил, что хозяева решили избавиться от праздно шатающихся типов вроде меня. Мысль о том, что стадион вообще закрыли, мне в голову не приходила ещё много лет. Кажется, я видел, что за калитку кто-то всё же проходил. Точно не помню - давно это было. И с тех пор, проезжая вдоль Быковского пруда ( стадион расположен рядом) на велосипеде, я пребывал в уверенности, что стадион живой, только "на спецобслуживании". Да и как могли его закрыть? Там ведь огромный спортивный зал, футбольное поле, хоккейная площадка, теннисный корт, сауна…  Вон, на другой стороне от жд открыли джим в каком-то мизерном помещении. А тут - такая роскошь! 

Но недавно меня понесло на Македонку (речка, на которую в детстве я с родителями ходил купаться, а теперь это грязный ручеёк) вдоль боковой ограды стадиона. И заметил, что запасные ворота погнуты и приоткрыты. А в наших дачных краях повреждённая ограда - верный признак заброшки. Но был уже довольно поздний вечер, и исследование состояния стадиона я решил отложить на потом.


“Потом” случилось через пару недель, в самом конце сентября. Погода была замечательная, у меня - отпуск. С утра я катался на велосипеде по Малаховке, потом прокатился вдоль ограды Уделенского санатория, и наконец выехал к Быковскому пруду. 



Только тогда я вспомнил про приоткрытые ворота стадиона и решил, что настало время за них заглянуть, хотя у меня и не было при себе фотоаппарата. При  поездках на велосипеде по дачным местам я давно от фотоаппарата отказался: во-первых, он громоздкий, во-вторых, им неудобно снимать из-за забора, а в-третьих, бдительные хозяева и соседи не так болезненно реагируют на телефон, как на фотоаппарат. Но для съемок стадиона фотоаппарат подошел бы гораздо лучше хотя бы из-за HDR. Ну, не возвращаться же…


Прежде чем проникнуть на территорию стадиона я решил осмотреть главные ворота:



Издали они выглядят так же как и лет 10 назад, только граффити прибавилось:



Слева от ворот высится стэлла, в верхней части которой расположен ромб. Надпись внутри ромба совершенно стёрлась. Помнится, там было написано: "402 ГА".


К этим воротам некогда подъезжали автобусы футбольных команд-соперников: молодёжная команда Быкова участвовала в первенстве Московской области.  Для такого небольшого поселка, как Быково, это было круто. 


Сделаю отступление, чтобы рассказать о самом Быкове. Населенных пунктов  с таким названием в России не счесть. Но этот, как аристократ среди плебеев, решил выделиться из общей массы переносом ударения на второй слог: быкОво. И действительно, происхождение у него аристократическое: в полутора километрах от посёлка расположена известная дворянская усадьба. Когда в  XIX веке была построена Московско-Казанская железная дорога, ближайшая к усадьбе станция получила её имя. Станция со временем обросла дачами, а в 30-е годы ХХ века между станцией и усадьбой был построен аэродром и рядом с ним мастерские, со временем превратившиеся в завод 402 ГА. Само же Быково получило статус “рабочего посёлка”, хотя по сути так и осталось посёлком дачным. С поправкой на то, что при советской власти многие дачи, не только в Быкове, превратились в место постоянного проживания своих хозяев. Ну, может быть в Быкове это явление проявлялось несколько сильнее, но и аэродром, и завод нанимали работников со всех окрестных селений - аж до Раменского. В самом же посёлке аэродром построил только несколько малоэтажных домов. Завод построил гораздо больше, но не в Быкове, а в соседней Удельной: проходная завода была расположена практически на границе с Удельной. Впрочем, границы в этих местах довольно условны. Огромное пространство от Томилина до Кратова уже очень давно было застроено почти без разрывов. 

И на всём этом пространстве, пожалуй, самым значительным общественным зданием был построенный в 70-е годы Быковский аэровокзал. Двухэтажное сплошь стеклянное здание казалось просто огромным по сравнению с предыдущим “сараем”.  Тем не менее оно было под завязку забито пассажирами. Люди спали на чемоданах, толпились в очередях в буфете - через аэропорт проходило по несколько миллионов человек в год.

На первом этаже здания стояло несколько телефонов-автоматов -  для подмосковья это была тогда невиданная роскошь. Когда в середине 70-х мне разрешили ездить на электричке самостоятельно, я должен был каждый раз из этих самых автоматов, безбожно глотающих 15-копеечные монеты, звонить маме в Москву и докладывать, что я успешно доехал до бабушки. Как-то бабушкин сосед, работавший водителем на летном поле, взял меня и мою сестру с собой. Мы развозили пассажиров от трапов к зданию аэропорта, а сосед время от времени останавливал тележки, развозящие напитки по самолётам, и брал для нас бутылки крем-соды -  нашему восторгу не было предела...


Конец советской власти стал началом конца аэропорта. Взлётная полоса в Быкове была очень короткой и не позволяла принимать большие авиалайнеры. В Быкове могли приземляться только маловместительные самолёты вроде Як-40, летавшие не небольшие расстояния. Они ели много топлива, но при советской власти цены на топливо было низкими. При советской власти ситуация с ценами и товарами  вообще  отдавала сюрреализмом. Мой папа, как и все работники завода 402 ГА, имел право 1 раз в год бесплатно летать куда угодно. Он предпочитал - на Дальний Восток, чтобы возить оттуда красную икру и рыбу, которых в Москве купить было практически невозможно. Их и с Дальнего Востока возить запрещалась, но папа был “свой”, поэтому проходил через служебный вход аэропорта, и его мешки-чемоданы никто не проверял. Если прикинуть сегодняшнюю цену билета на Дальний Восток и обратно, то легко понять, что те икра и рыба были просто золотыми. Но тогда это никого не волновало. Зато как только советская власть приказала долго жить, все затраты были подсчитаны, и Быковский аэропорт стал пустеть. 

У завода дела шли не лучше.  Однажды, возвращаясь с заводских дачных участков, я подвёз на своём авто незнакомую пожилую женщину. По дороге мы разговорились, и она поведала: “А знаете, как мы чинили самолёты в последние годы? Снимали детали с одних и ставили на другие!”. В мире автомобилей это называется  “с разборки”. Но самолёт - не автомобиль. Долго такое продолжаться не могло.

Дополнительные проблемы создавала взлётная полоса. При советской власти аэропорт и завод использовали её совместно, но после приватизации середины 90-х вопрос о собственнике стал ребром и положил начало нешуточному конфликту. Кульминация наступила в 1997 году. Сюжет поистине шекспировский. В ходе приватизации контрольный пакет аэропорта, как объекта стратегической важности, достался государству. Накануне собрания акционеров аэропорта его гендиректор г-н Сытник неожиданно узнал, что государство доверило голосовать принадлежащими ему акциями директору (и фактическому владельцу) авиаремонтного завода г-ну Черняеву. Это как доверить охрану овечьего стада волку. Ну, в 90-е годы такое случалось нередко. Далее были суды и взрывы. Охранник Черняева был убит, а сам он ранен. Тем не менее, аэропорт довольно быстро перешёл под контроль г-на Черняева. Потом наступил бум 2000-х с несметным количеством иномарок, которые нужно было где-то складировать. Аэропорт для этих целей подошёл идеально. Позже иномарки схлынули, но было уже ясно, что авиации в Быково вернуться не суждено. Г-н Черняев решил обанкротить и завод, и аэропорт, а на их площадях (переданных незадолго до банкротства “в дар” некоему юридическому лицу) построить складской комплекс (чуть раньше подобная участь постигла расположенную поблизости гигантскую Томилинскую птицефабрику, чуть позже - Родниковский зверосовхоз на другой стороне от ж/д). Точка в славной авиационной истории Быкова была поставлена в 2011 году:  здание аэровокзала было снесено. Факт сноса меня потряс. Ведь это была не какая-то руина. Нормальное, с виду вполне прочное здание. И вдруг - сравняли с землёй. Я был ужасно расстроен: я так любил проезжать на велосипеде сквозь стеклянную арку, делившую первый этаж аэровокзала на 2 части, и любоваться на взлёты и посадки самолётов. Со временем самолётов на лётном поле становилось всё меньше, а застать  взлёт или посадку стало почти невозможно. И только со второго этажа аэровокзала открывался всё такой же прекрасный вид на  церковь Быковской усадьбы… Было ужасно обидно, что я ничего этого не заснял. Впрочем, я тогда и не предполагал, что всё может так закончиться...

 Вот именно поэтому я и решил зафиксировать на память Быковский стадион. Его проблемы начались примерно в то же время, что и снос аэровокзала. Но если аэровокзал был символом былой славы, то стадион был просто обузой. Г-н Черняев не имел желания финансировать спортивные достижения быковской детворы. А когда завод прекратил существование, то даже и формально перестал иметь к стадиону какое-либо отношение. Стадион был передан в собственность какой-то конторе, которая вскоре перекрыла ему кислород. Поселковые власти возмутились, пытались стадион отвоевать и возродить, но из этого ничего не вышло: выцарапать кусок из лап г-на Черняева (ныне живущего за границей) - задача неподъёмная. Всё что могут местные власти - отказывать в выводе земли под стадионом  из категории спортивных сооружений (обращения время от времени поступают).  Это как у Чехова в "Вишнёвом саде": всё срубить и построить дачи. Но не нравится Быкову эта пьеса, и стоит стадион - тихо умирает.


На этом историческую справку завершим и вернёмся к покинутым ранее воротам стадиона. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что они не закрыты, а заварены:



Прежде чем направиться к другим, открытым воротам, я заглянул (при помощи палки-штатива) за забор:



Камера телефона зафиксировала огороженный теннисный корт и на заднем плане здание спортивного комплекса. 

Сам забор густо расписан довольно бездарными граффити:



К сожалению, запасные восточные ворота - те, через которые я прошёл на территорию стадиона, я не зафиксировал. Впрочем, они особенного интереса не представляют: два куска такого же профнастила, из которого сооружены и ворота основные, южные.   Моё внимание было поглощено видом самого стадиона:



В центре фотографии - беговая дорожка, справа - футбольное поле, а слева - спортивный комплекс и опирающиеся на него трибуны. Слева перед спортивным комплексом расположена хоккейная площадка:



Она успела порасти молодыми сосенками:



А посреди её лежит старая упавшая сосна:



Вдоль западного борта расположены два навеса. Южный успел обрушиться:



А северный пока держится:



Зимой я здесь не бывал и хоккея не застал. А летом площадка использовалась для мини-футбола. По выходным сюда собирались футболисты-любители из числа местных жителей. На две полных команды, чтобы играть на большом поле, их хватало далеко не всегда, и тогда они разбивались на 3 или 2 команды и шли сюда, на эту площадку. Если команд было три, то третья-лишняя ждала своего часа под одним из навесов и, когда выходило время,

меняла проигравшую команду. Иногда случалось, что одна команда была намного сильнее двух остальных, и тогда она играла непрерывно - до изнеможения. 


У восточного борта тоже есть навес:



Он всего один, зато сохранился лучше всех, даже дверца на месте:



Если повернуться к западному  борту спиной, то взору открывается торец спортивного комплекса:



Справа к нему примыкает пристройка, своей спиной подпирающая восточную трибуну стадиона:



Ну, а теперь пройдём к футбольному полю. Оно порядком заросло, но пока ещё, в основном, травой:



Поле использовалось не только для футбола. Раз год, в середине августа, при  большом стечении народа на стадионе отмечался день авиации - главный быковский праздник.  Начинался он с торжественной части: по полю дефилировали колонны заводских цехов с плакатами. Затем следовала культурная программа: авиамодэлисты запускали самолётики, как-то даже воздушный шар пытались в небо поднять. Кульминацией программы было выступление артистов Москонцерта. Для него посреди поля сооружалась сцена, а зрители рассаживались прямо на траве футбольного поля. А вот почему не на трибунах  - я щас даже не соображу. Скорее всего потому, что трибуны стадиона сильно растянуты с запада на восток при глубине всего в 6 рядов. На траве можно было рассесться покучнее.

Артисты были, в основном, второсортные - далеко не звёзды, но Быково охотно аплодировало и таким. Впрочем, мне лично запомнились не артисты, а девушка-конферансье с одного из концертов. Статная, в ярком декольтированном длинном платье (я про себя окрестил его сарафаном), она не просто лихо объявляла танцоров и акробатов, а была настоящей царицей бала. Когда казённый голос из стадионного громкоговорителя бесцеремонно вторгался в её конферанс, она не то что не смущалась - напротив, она радостно ретранслировала стадионную рекламу, призывая своих зрителей, то есть нас, бежать на соревнования планеристов или кого-то там ещё. Но покинуть её галактическое магнитное поле не было никакой возможности. Я досидел до самого конца - когда она объявила, что сейчас споёт. Вау, она ещё и певица! Но, увы, пения девушки в сарафане быковский стадион так и не услышал: сломался микрофон. Я  очень расстроился - настолько, что даже запомнил как её зовут - на случай если она где-нибудь всплывёт. И действительно, очень скоро мне удалось услышать как она поёт... Её звали Алла Пугачёва.


А теперь здесь, на поле, где некогда не спела Алла, растёт высокая трава. На краю в центре расположен щит, на нём - стилизованное изображение крыла и полустёртая надпись, на которой можно разобрать окончание “ремонтный”:



Помнится, где-то здесь располагалось и табло со счётом, которое в последние годы не использовалось. Приедешь не к началу матча - и приходится спрашивать, какой счёт.

За забором расположены дачи, не территорию которых частенько улетал мяч. Тогда какой-нибудь прыгучий игрок перелезал через забор, кидал мяч назад, и матч продолжался, не дожидаясь его возвращения.



У восточного края поля сохранился остов ворот:  



За которым круто изгибается усыпанный сосновыми иглами асфальт беговой дорожки:



Переходим к трибунам:



Их три. Над восточной и центральной возвышаются разбитые окна баскетбольного зала, занимавшего большую часть спортивного комплекса:



Между трибунами расположен проход в зал. Он заколочен. Впрочем, он практически никогда не использовался:



Центральная трибуна:




Она сильнее всего поросла деревьями:



С запада к торцу баскетбольного зала примыкает 3х-этажный служебный блок:  



А дальше перспективу замыкает западная трибуна:



Вход в здание со стороны футбольного поля:



Окна заделаны профнастилом, я дверь открыта. Через неё я чуть позже пройду внутрь.


Между спорткомплексом и западной трибуной расположен проход от главных ворот стадиона:



Именно через него я обычно проходил к полю.


Западная трибуна: 



Где-то здесь я обычно прислонял велосипед к парапету:



Вид на восток от конца западной трибуны:



Во где-то здесь я обычно сидел:



Западная трибуна опирается на заднюю стену корпуса, в котором располагалась сауна:



А дальше расположен склад:



Сквозь открытую дверь видны резиновые маты, которыми когда-то была покрыта беговая дорожка:



Следуем вдоль изгиба беговой дорожки:



Половина западных ворот валяется в траве, другая половина - исчезла:



Рядом валяется ржавая вышка, на которой, помнится, крепились осветительные приборы:



Зафиксируем вид стадиона с северо-запада:



И вернёмся к спорткомплексу.


Дорожка от трибун к главным воротам густо засыпана битыми стёклами:



Главный и единственный архитектурный элемент комплекса - угловой выступ террасы с колонной (правильнее сказать - столбом) и грубоватым факелом над бетонным козырьком:



Когда-то здесь располагался питьевой фонтанчик, к которому бегали утолить жажду измученные футболисты. Следов которого я не нашёл (возможно, он остался в моём далёком детстве?). Только дыра водопроводного люка  зловеще зияет под ногами:



Рядом валяется фрагмент мозаики,  украшавшей парадный вход в спорткомплекс: 



Угловой выступ с близкого расстояния:


Продвигаемся дальше к главным, ныне заваренным, воротам: 



Вид на спорткомплекс от ворот: 


А вот и сами ворота:



Если встать к воротам спиной и повернуться левее, то взору открывается сауна, подпирающая своей спиной западную трибуну:



Её необычный остроугольный фасад прячется за красивыми голубыми елями: 



Не знаю, можно ли зайти внутрь.



Я даже не пытался: с этим зданием в моих воспоминаниях ничего не связано. Его посещал особый (как мне казалось, привилегированный) контингент.

А теперь поворачиваемся направо, к теннисному корту: 



Он был сооружён намного позднее спорткомплекса. Кажется, уже во времена перестройки, когда теннис вошёл в моду.


За кортом видна ещё одна площадка. Но вот был там корт или нет? Во всяком случае я не помню, чтобы там играли:



Бледно-бирюзовая поверхность корта  гармонирует с голубыми елями и красно-жёлтой осенней листвой:



Спуск на корт со стороны спорткомплекса:



У этой загородочки я обычно стоял. Правда, смотреть теннис мне нравилось гораздо меньше: местные теннисисты играли, в основном, довольно посредственно.


Если бы не несколько деревьев, на корте можно было бы играть и сейчас: 



Главный вход в спорткомплекс украшен мозаикой с изображением бегунов: 



Ноги правого бегуна мы видели ранее валяющимися на асфальте.


А слева от входа - другое панно:



На нём красуется матрёшка:



Четверть шедевра отвалилась и валяется тут же:



При чём здесь матрёшка? Кажется, это олимпийский символ. Судя по всему, и панно, и факел были сооружены к Олимпиаде-80. Факел крупным планом:



От входа в спорткомплекс к воротам ведёт отдельный спуск. Он выложен бетонными плитами:



Поднимемся назад:



И зайдём внутрь спорткомплекса (со стороны стадиона). Перед нами протяжённый (на всю ширину здания) коридор:



В конце коридора - замурованный главный вход:



Слева - баскетбольный зал, справа - небольшие помещения (раздевалки?):



Сколько я бывал снаружи - внутрь не заходил. Внутренние помещения предназначались для спортсменов, тренеров и т.п. А я был посторонний. 

Только единожды, в детстве, я был здесь на заводской Новогодней Ёлке. Дурацкие мероприятия с непременным “Ёлочка, зажгись!” я не любил никогда, но на подарки Дед-Мороза (пластмассовые банки с конфетами) эти чувства не распространялись. Впрочем, всё это за давностью лет скрыто в тумане. 



Мне почему-то казалось, что в тот пасмурный зимний день моего детства я поднимался по лестнице на второй этаж, и именно там - вход в баскетбольный зал. Вот эта лестница:



Я решил по ней подняться:



Это, правда, не очень комфортно, поскольку перила спилены:



Оказалось, память мне изменила. Второй этаж находится НАД входом в зал. Вероятно, здесь когда-то был балкон:



На втором этаже расположено довольно много небольших помещений:



Зачем их столько - непонятно. Ни одно из них в силу своей малости не могло служить спортзалом.


Вот эта комната выходит окнами на стадион: 



А эта - на противоположную сторону:



Стены кое-где покрыты отделкой, живо напоминающей мне моё советское детство. Кажется, это называлось “оргалит”. И выключатели аутэнтичные - прямо из 70-х годов прошлого века:



Окна зарешёчены. При советской власти и футбольные мячи были ценностью:



В фойе второго этажа царит разгром. Оно было перегорожено страшноватым  белым сайдингом. Такой появился в продаже только после перестройки:



Возможно, там были устроены душевые. Их отсутствие, как и отсутствие санузлов, меня порядком удивило. 



Я решил исправить ошибку и спуститься на первый этаж к входу в спортзал:



Рядом со спортзалом расположена отделанная тем же сайдингом небольшая комната:



Батареи сняты. Видимо, здесь поработали сборщики металлолома. Они же, наверное, и перила у лестницы спилили. 


По бокам от прохода в спортзал расположены тёмные закутки, похожие на душевые:



Вообще-то душевые обычно совмещаются с раздевалками. Но на раздевалку не похоже: слишком тесно.


А вот и баскетбольный зал. Огромный и пустой:



Про баскетбол в Быкове мне ничего не известно. А вот футбольные секции были точно. В них, помимо поселковой детворы, участвовали и воспитанники расположенного на другой стороне пруда Быковского детдома. Помню, как-то на одном из матчей мне привелось сидеть рядом с тренером и его приятелем. “Не знаешь, как Володька?” - спросил приятель. “Да он же бывший лыжник, они все к 40 годам инвалиды” - ответил тренер...   О  спорт, ты прекрасен!


Слева - непременные деревянные стенки с перекладинами и проход в  тёмное помещение, расположенное между залом и трибунами:



В спортзал ведут два прохода. Сначала был правый, а вот это левый:



По бокам такие же тёмные закутки - душевые: 



Рядом расположена комната, окна который выходят на стадион. Они заколочены, поэтому тьма - кромешная:



Вид на обращённую к пруду стену спортзала:



Сосны за окном помнят моё детство…


У спорткомплекса есть и третий этаж. Туда меня не особо тянуло - моё детство там ничего не помнило. Но в конце концов я всё же решил туда заглянуть.

 

Извольте. Холл третьего этажа, вид в сторону стадиона:



В торце расположены две относительно просторные комнаты. Вот правая из них:



Отсюда открывается лучший вид на стадион:



Справа - ведущая в никуда дверь:



Из неё видны трибуны (точнее, были бы видны если бы не деревья) и  крыша помещения, отделяющего их от спортзала:



Левая комната торца:



Вид на холл в сторону пруда:



Справа - выход на лестницу, а слева - некие сантехнические закутки:



Даже водопроводные трубы пресыщенные металлособиратели кое-где оставили:



За стеной - спортзал.


В торце, расположенном со стороны пруда, находится залитая солнцем комната о трёх окнах:



Решёток на окнах третьего этажа нет. Спорткомплекс не готовил скалолазов:



Другая расположенная в том же торце (левее) комната имеет 2 окна:



На этом я завершил внутренний осмотр спорткомплекса и направился к выходу.


По дороге меня заинтересовала кирпичная будка, расположенная за восточными воротами стадиона:



Она вскрыта и внутри её находится шахта, назначение которой непонятно:



Я бросил прощальный взгляд на стадион:



И вернулся к пруду. Он давно уже не тот, каким был в моём детстве:



Настолько зарос, что остров в центре, так его некогда украшавший, стал казаться выступом берега и утратил всё своё очарование.

За прудом видна крыша детдома. Несколько лет назад пустырь справа от детдома превратили в ещё один стадион. Впрочем, он почти всё время пустует и вообще - со старым стадионом ни в какое сравнение не идёт.


Поворачиваем взор направо. Вдоль западного берега, сколько я себя помню, растут серебристые вётлы. А ещё чуть правее, ближе к старому стадиону, во времена моего детства располагалась лодочная станция. Папа с мамой платили денюжку и катали меня на деревянной лодочке.  



А вокруг было совсем другое Быково - без уродливых каменных особняков за сплошными заборами выше человеческого роста. Только деревянные дачи с верандами в мелкое стёклышко и дырявые заборы из остроконечных деревянных штакетин. Станцию Быково украшал симпатичный деревянный вокзал (его сначала изуродовали, а потом сожгли), внутри которого можно было посидеть и погреться. Я его тоже не успел сфотографировать…


В галерее - есть ещё снимки.

1 комментарий:

  1. Кстати новый стадион не пустеет там иногда очень много людей не протолкнешся там много детей, подростков и взрослых, а лодочную станцию закрыли в 2015 году

    ОтветитьУдалить