понедельник, 10 декабря 2012 г.

Галичский "ампир". Часть 3. Продолжение и закат


Продолжение. Начало:
Галичский "ампир". Часть 1. Предыстория


Мельком упомянем сооружённые в 1820 году храмы погоста Высоко и сёл Демьяново и Никольского на Суздальце (на фото слева направо).

Первый -  пример того, что храмы с пятиглавием на куполе продолжали строиться в солигаличской глуши и без какой-либо связи с “чухлоссицизмом”.
Храму Высоко  можно отказать в изяществе, но нельзя - в оригинальности. Здесь немало  необычных решений: протяжённость композиции с юга на север, высокая двусветная апсида, украшенная излюбленными в гали-соличских краях двухколонными портиками.

Храм в Демьянове тоже не совсем “в стиле”.  Здесь присутствует восьмискатное покрытие четверика и массивный цоколь, однако верх опрощён: нет ни неравностороннего восьмерика, ни пятиглавия. А вот фронтон с двумя парными колоннами по краям становится уже, кажется, характерной местной “фишкой”. Впрочем, этот элемент  никак не взаимодействует с основными идеями “чухлоссицизма”.  Архитектура демьяновского храма кажется довольно странной, если не сказать нелепой, но опять-таки в отсутствии “креативности” её не упрекнёшь!

Храм села Никольского на Суздальце представляет собой, вероятно, единственный образец сооружения типа неравносторонний восьмерик на неравностороннем восьмерике. Тем не менее, выглядит постройка совсем не оригинально, да, к тому же, и не импозантно.

Зато следующие два храма, построеннные в том же, чрезвычайно урожайном, 1820-м году - это чистой воды “чухлоссицизм”.
От храма в селе Серапиха осталась только замызганная фотография:



Насколько по ней можно судить, памятник был небезынтересным. Корона на куполе включала настоящие, к тому же ещё и увенчанные фронтонами, люкарны. Они перемежались с равными по высоте круглыми в плане тумбами боковых глав. Центральная глава была необычно велика и сложно декорирована.

Участь храма в селе Залесье оказалась несколько более “счастливой”. Его руина дожила до наших дней.



Верхний ярус сооружения трудно признать удачей: боковые главы слишком массивны, не играют роль  аттиков (углы восьмерика пусты) и не образуют “короны”. Но интересен четверик. Он, как и Благовещенский собор Галича, имеет эркер,  вписанный, однако, не в пространство между парными колоннами: одна из колонн трансформировалась в стену лоджии.

Ну и , наконец, главное событие 1820-го (а, возможно, и не только этого) года - Троицкая церковь села Чмутово.



Это вроде как не совсем “чухлоссицизм”. Нет ни восьмерика, ни палладианского окна. Зато есть ротонда, роднящая  сооружение с Николой на Быстрых и Флоровской церковью Галича. Впрочем, чмутовский вариант гораздо ближе к магистральному направлению.  Дело в том, что, как здесь отмечалось, одной из основных идей чухлоссицизма было  размещение на малых гранях восьмерика парных колонн и трактовка боковых глав как аттиков над ними. В чмутовской церкви есть и парные колонны, и главы-аттики. Неравносторонний восьмерик отсутствует, однако чмутовская ротонда “генетически” происходит именно от него, а не от бесчисленных ротонд “штатного” классицизма. В Чмутове восьмерик “как бы скруглили”, чтобы более рельефно выделить парные колонны.  На самом делее, они выглядят даже более чем рельефно, создавая, вместе с прихотливой пластикой глав, крутой синусоидой купола и окнами сложной криволинейной формы  (после “скругления” ротонды большие палладианские окна оказалось просто некуда вставить) явственно барочный образ . Впрочем, типичный для чухлоссицизма мощный двуступенчатый цоколь под ротондой вносит в этот образ серьёзные коррективы.
Как бы то ни было, храм в Чмутове  - шедевр, впечатляющий продуманностью сложного и необычного архитектурного решения.

Построенная в следующем, 1821 году, церковь погоста Храмки являет собой образец если не деградации стиля, то, во всяком случае, его выхолащивания.




Здесь на лицо все формальные признаки чухлоссицизма, однако четверик слишком приземист, а восьмерик (скорее это тоже четверик - настолько узки угловые грани)  слишком велик. В результате общий облик храма получился традиционным для обычного классицизма, только 4 боковые главы выдают галичской провенанс сооружения. Впрочем, они не несут функции аттика (просто не над чем) и не образуют короны (несмотря на наличие “фирменной” ложной люннеты - купол слишком велик). Не способствует “чухлоссицистскому” звучанию и скатная кровля, скрывающая ступенчатый цоколь восьмерика. Тем не менее, памятник не лишён достоинств. Как бы он ни “звучал”, он был очень ладно скроен и факт его утраты весьма печален.

А вот по поводу другой построенной  в 1821 году церкви, Троицкой в одноимённом селе, я могу сказать только то, что она имеет неравносторонний восьмерик, палладианское окно и пятиглавие.



То есть формальные признаки чухлоссицизма на лицо. Но формальные признаки определяют далеко не всё. К сожалению, по двум вывешенным на сайте темплес-ру фотографиям (вторая фиксирует верхнюю часть интерьера)  судить об архитектуре памятника в целом - сложно. Тем не менее, изящное пятиглавие выглядит интригующе, так что я теперь мечтаю посетить этот храм (благо он находится относительно недалеко от дороги).

Если у церкви погоста Храмки угловые грани были уменьшены, то архитектор  построенной в том же году (а, возможно, двумя годами позже) церкви в селе Муравьище пошёл ещё дальше: он заменил восьмерик “откровенным” четвериком.



Правда, оставил колонны по углам - так что у боковых глав функция аттика слегка угадывается. Но не более того. Архитектура храма имеет слишком много отличий от большинства здесь рассмотренных. Во-первых, план кораблём (кровля двухэтажных трапезной, основного объёма и апсиды образует одну линию). Во-вторых, четыре пары полуколонн. В-третьих, простая прямолинейная кровля верхнего четверика. Впрочем, простота в данном случае - синоним изысканности. Архитектор проделал очень тонкую работу. О профессионализме его руки косвенно свидетельствуют ионические капители, не характерные для простоватых чухлоссицистских построек. Безусловно это не чухлоссицизм, однако местное влияние на архитектуру Муравьищского храма чевидно.

Так же как и на архитектуру построенного в 1822 году храма погоста Троицкий на Вексе.

Впрочем, этот памятник гораздо ближе к чухлоссицизму, даже несмотря на отсутствие пятиглавия и палладианского окна. Кольцо из четырёх фронтонов и мощный ступенчатый цоколь  (как и в предыдущем случае) четверика перевешивают чашу весов. Вексинский храм конструктивно близок храму села Демьяново (см. 1820 год): здесь и парные колонны по краям, и предельно редуцированный по высоте верхний ярус, и полуциркульное окно,и отстутствие пятиглавия... При всём том архитектура Вексинского храма отличается от Демьяновского примерно так же, как высокая поэзия отличается от виршей графомана.

Мельком коснусь ещё двух построек, сооружённых в 1822-24 годах. Это храмы сёл Затока и Денисьево  (на фото слева направо)

**

Здесь использованы отдельные элементы чухлоссицизма (неравностороннрий восьмерик, палладианское окно), однако оба памятника  гороздо ближе “нормальному” классицизму.   

Так же “не совсем чухлоссицистски”  выглядит и сооружённый в 1824 году храм села Озарниково.



Причины очевидны; ширина восьмерика практически совпадает с шириной четверика, неравносторонность восьмерика почти не ощущается. Плюс ко всему отсутствие цоколя, ничтожные размеры боковых глав... - практически, это обычная церковь типа восьмерик на четверике с “втиснутыми” палладианскими окнами.

Впрочем , о деградации стиля говорить ещё рано. Построенная в 1825 году  на острове Святого болота Никольская церковь (Никола-Остров) - замечательный образец чистой воды чухлоссицизма.

Особенно впечатляет изящное пятиглавие, тесная постановка глав которого создаёт эффект “короны”. Нельзя не отметить колокольню храма. Обычно в чухлоссицистских постройках колокольни находятся в тени основного объёма, уступая ему и в оригинальности, и по качеству  архитектуры. Колокольня Николы-Острова - исключение. Высокое стройное сооружение хоть и несёт типично местные черты (двухколонные портики с  “микро-фронтонами”), тем не менее полностью укладывается в традиции классицизма. При этом колокольня гармонично сочетается с основным чухлоссицистским объёмом.

Построенную в 1826 году в селе Олифино церковь трудно хоть каким-то боком отнести к чухлоссицизму

.


Ну, разве только если считать его атрибутом портик о двух парных колоннах по краям. Но всё же, пусть  очень отдалённую, связь с архитектурой погоста Никола на Быстрых (маленькая ротонда на большом постаменте) и с храмом Муравьищ (план кораблём) уловить можно. Как и Никола на Быстрых,  Олифинский храм представляет собой “сдвиг” в сторону классицизма. Классичечскую гармонию его архитектуры нарушает разве что слишком “радикальная” форма луковицы.

Храм села Михалёво (ныне деревня Михали, 1829) к чухлоссицизму куда ближе. При том что у него нет ни пятиглавия, ни палладианского окна.


Есть неравносторонний восьмерик аж кажется с тремя полуколоннами (состояние памятника и информативность фотографий оставляют много вопросов), однако значительно более существенным оказывается  соотношение размеров верхнего и нижнего объемов. Восьмерик гораздо мельче четверика, как то мы видели в Никола-Острове, Чмутове и много где ещё.

Наш  список ещё не исчерпан, но звезда чухлоссицизма, увы, закатилась. Следующий объект, церковь погоста Жуково, появляется больше чем через пять лет  (1835 или даже1844 г)
Перед нами самый обычный восьмерик на четверике, только что с пятиглавием. Такое ощущение, будто мы вернулись на 3 десятилетия назад.

Кажется, не многим интересней был и храм, построенный в 1836 году в селе Филимонове.
Впрочем, единственная доступная мне фотография не даёт возможности что-либо утверждать.

Датированная 1838-м годом церковь погоста Митино Верховье являет попытку полного переосмысления былого наследия.

Здесь сохранены парные колонны по углам восьмерика , однако излом купола (почти как у находящейся в начале нашего списка церкви села Пятница-Воча) в сочетании с графичностью проработки палладианского окна создают образ в духе эклектики М.Д. Быковского. Необычна трактовка полуколонн. 4 главные грани 8ка  выдвинуты на зрителя относительно угловых, и полуколонны выступают  в качестве обрамления сдвига.

Последний объект нашего списка, церковь погоста Георгий-Холм (1844),
очень напоминает храм погоста Храмки (см. 1821 г.). Значительный вынос портика и отсутствие псевдолюннеты ещё более усиливают “классическое звучание“ архитектуры.


Продолжение:
Галичский "ампир". Часть 4. Сводная таблица