понедельник, 3 августа 2009 г.

Мой ласковый и нежный бес (о романе Ф.М.Достоевского "Бесы"). Ч.6. Суд истории.

Продолжение. Начало здесь!

Часто приходится слышать, что роман Достоевского предсказал будущее России. Действительно, к власти пришли революционеры. Действительно, они упразднили веру. Действительно,они оказались кровожадными чудовищами. Ленин, Сталин - ну чем не Верховенские? Так да не так. Если взять Сталина, то он скорее напоминает образ, описанный в письме Страхова, но не кого-то из романа Достоевского. Двуличный мстительный злодей, склонный к позированию и сентиментам. Таким все равно к кому примазываться, к Ленину или к Победоносцеву. А вот что касается Владимира Ильича, то тут особый случай. Да, Ильич, подобно Верховенскому, не отличался сентиментальностью. Да, он убивал. Да, он ненавидел. Называл это "ненавистью к эксплуататорам". Последнее слово - ключевое. Ленин был фанатиком идеи, проводником новой религии. Бертран Рассел, посетивший Россию вскоре после революции, был поражён, насколько "религиозно" выглядит новоиспечённое государство рабочих и крестьян. На этом вера в торжество коммунизма для Рассела закончилась. Молиться новому богу - вовсе не то, о чём мечтали интеллектуалы Европы в начале XX века.
В романе Достоевского никаких "Ленинов", конечно, нет и близко. Верховенский - просто "картонный злыдень", он не дотягивает и до щиколотки реального Ильича, величайшего фанатика мировой истории. Более того, Достоевский совершенно не отразил в своём романе истоки нового фанатизма, причины всеобщего озлобления и жажды перемен. Что может быть проще, чем списать всё на таинственных "бесов"!

Комментариев нет:

Отправить комментарий